Свойства текста


CSS свойства описаниея текста.

Свойство text-indent определяет величину отступа первой строки абзаца.

num — число, на которое нужно сделать отступ.

Свойство text-align определяет стиль шрифта.

left — по левому краю.

right — по правому краю.

center — по центру.

justify — по всей ширине.

Свойство text-decoration определяет оформление текста.

none — без оформления.

underline — подчеркиванутый текст.

overline — черта сверху.

blink — мигающий текст.

Свойство text-shadow служит создания тени для букв.

значения представляют собой величины отступов тени и ее цвет.

Свойство letter-spacing определяет значения межбуквенного интервала.

normal — определяется браузером.

auto — интервал изменяется так, чтобы текст уместился в одну строку.

num — числовое значение.

Свойство line-height определяет межстрочный интервал.

normal — определяется браузером.

num — число с единицами измерения.

Свойство word-spacing служит для задания расстояния между словами.

normal — определяется браузером.

num — число с единицами измерения.

Свойство text-transform определяет вид букв.

none — без изменения.

capitalize — первая буква каждого слова прописная.

uppercase — все буквы прописные.

lowercase — все буквы строчные.

Свойство white-space определяет вид пробелов.

normal — определяется браузером.

pre — сохраняется количество пробелов идущих друг за другом.

nowrap — запрет на автоматический разрыв строк.

Свойство direction для задания направления текста.

ltr — слева направо.

rtl — справа налево.

Свойство color для задания цвета текста.

Система текстообразующих категорий. Целостность и связность как универсальные категории текста

И. Р. Гальперин утверждал, что «нельзя говорить о каком-либо объекте исследования, в данном случае о тексте, не назвав его категорий». Этот ученый первым предложил систему текстообразующих категорий, выделив в их составе категории содержательные и формально-структурные, при этом он подчеркивал их взаимообусловленность: «Формально-структурные категории имеют содержательные характеристики, а содержательные категории выражены в структурных формах». В его монографии в качестве текстообразующих категорий были рассмотрены следующие параметры текста: информативность, членимость, когезия (внутритекстовые связи), континуум, автосемантия отрезков текста, ретроспекция и проспекция, модальность, интеграция и завершенность текста. По прошествии двадцати лет количество категорий текста, изучаемых лингвистикой текста, заметно увеличилось, а также появилась необходимость различать текстообразующие категории и свойства текста.

Текстовые категории, несмотря на формально-смысловую и функциональную нерасторжимость текста, обычно рассматриваются поаспектно, и среди них выделяются содержательные, формальные и функциональные категории.

Основу универсальных категорий текста составляют целостность (план содержания) и связность (план выражения), вступающие друг с другом в отношения дополнительности, диархии.

Целостность (или цельность) текста ориентирована на план содержания, на смысл, она в большей степени психолингвистична и обусловлена законами восприятия текста, стремлением читателя, декодирующего текст, соединить все компоненты текста в единое целое.

Цельность текста обеспечивается его денотативным пространством и конкретной ситуацией его восприятия: кто воспринимает текст? где? когда? зачем? Это позволяет говорить о ситуативности цельности текста. Противоречивость цельности обусловлена, во-первых, парадоксом устройства самого текста, который существует одновременно в линейной непрерывности/ дискретности, во-вторых, характером его мыслительной обработки. Итак, целостность текста обусловлена концептуальностью текстового смысла, в связи с чем она в большей степени парадигматична.

Связность в противовес цельности в большей степени лингвистична, она обусловлена линейностью компонентов текста, т. е. синтагматична. Эта категория внешне выражается в тексте на уровне синтагматики слов, предложений, текстовых фрагментов. Автор текста в процессе его порождения стремится расчленить континуальный смысл на компоненты, в связи с чем можно говорить и об интенциональной его связности: она обусловлена замыслом автора.

Учитывая эти качества, обусловливающие природу связности, можно говорить о ее двунаправленности: интенциональность – основа интрасвязности, т.е. ее внутренней смысловой связи;синтагматичность – причина экстрасвязности, проявляющейся во внешне выраженном сочетании букв, звуков, слов, предложений и т. п. Эти два проявления связности взаимообусловлены, но не жестко: можно говорить об их относительной независимости. Так, экстрасвязность можно услышать в ритмической организации текста, в звуковых повторах, например, в детских считалочках.

Если попытаться изобразить графически эти две текстоформирующие категории, то цельность, несомненно, вертикаль схемы, а связность горизонталь. Но хочется подчеркнуть, что эти оси координат взаимодействуют. Цельность внешне материализуется в связности, связность обусловлена цельностью и, в свою очередь, обусловливает ее. Взаимодействие этих категорий позволяет по-иному взглянуть и на их природу: «Целостность это некоторая характеристика результата восприятия внутренне связанного текста, а сама связь это средство, позволяющее получить данную характеристику». Эти две фундаментальные текстообразующие категории притягивают к себе и группируют вокруг себя категории, соотнесенные с ними.

Целостность текста обеспечивается категориями информативности, интегративности, завершенности, хронотопа (текстового времени и текстового пространства), категориями образа автора и персонажа, модальности, эмотивности и экспрессивности.

Завершенность текста на первый взгляд связана с отдельностью его материального тела, материальной оболочки. Но для текстового целого важнее всего его контекстуально-смысловая завершенность. Хотя все исследователи художественного текста говорят об открытости, неисчерпаемости смысла литературного произведения, в то же время с точки зрения целей и задач автора и читателя можно говорить об актуальной завершенности текста.

Связность текста дополняется категориями ретроспекции/проспекции и членимости.

Основные свойства текста

Основу универсальных категорий текста составляют целостность (план содержания) и связность (план выражения), вступающие друг с другом в отношения дополнительности, диархии. К другим основным свойствам текста относятся следующие.

Абсолютная антропоцентричность, как качество художественного текста проявляется в том, что у него есть три центра: автор – создатель художественного произведения; действующие лица; читатель – «сотворец» художественного произведения. Иными словами, текст создается человеком, предметом его изображения чаще всего является человек, и создается он чаще всего для человека.

Социологичность художественного текста означает, что он, с одной стороны, связан с определенным временем, эпохой, социальным устройством общества, а с другой сам выполняет социальные функции.

Диалогичность художественного текста связана еще с одним качеством художественного текста с бесконечностью, открытостью, многослойностью его содержания, которое не допускает однозначной интерпретации текста, вследствие чего высокохудожественные литературные произведения не утрачивают актуальности многие десятилетия и столетия.

Единство внешней и внутренней формы текста – одно из основных его свойств, при этом под внешней формой подразумевается «совокупность языковых средств, включая их содержательную сторону, реализующая замысел автора. Это то, что дано непосредственному восприятию и что должно быть осмыслено и понято. То, что понимается, составляет внутреннюю форму, или содержание. Это мыслительное содержание, которое формируется в интеллекте человека и соотносится с внешней формой».

Развернутость и последовательность (или логичность) текста обнаруживаются и на содержательном, и на формальном его уровнях. Развернутость на содержательном уровне «находит выражение в количестве непосредственных отношений главного предмета с другими предметами, выстраивающимися в раме аспектов его описания, которые можно назвать подтемами». Последовательность связана с продолжением содержания, с тем, что «при порождении текста должна существовать некоторая схема, отражающая порядок следования элементов содержания. Такая схема составляет композицию текста и находит выражение в замысле».

Статичность и динамичностъ текста обусловлены аспектом его рассмотрения, ибо текст одновременно находится и в статическом состоянии, и в динамическом. «Статическое состояние соответствует тексту, рассматриваемому как некоторый результат, продукт речемыслительной деятельности. Динамическое состояние — это текст в процессе его порождения, восприятия и понимания».

Напряженность текста. Само это явление понимается следующим образом: «Художественный текст должен заинтересовать, как бы «взять за душу» читателя уже с самых первых строк и усиливать интерес то в большей, то в меньшей мере, порой с «ретардацией» в дальнейшем движении текста вплоть до его завершения».

Эстетичность текста – эстетическая функция художественного текста, которая порождает его специфические качества. Эстетически обусловленная прагматичность способность вызывать эстетический эффект всей системой художественного текста; эстетически ориентированная концептуальность свойство, отражающее неповторимость творческой индивидуальности и ее отношение к действительности.

Образность – способность вызывать систему представлений.

Интерпретируемость. Художественный текст допускает множественность его интерпретаций. Слово «интерпретация» имеет основное значение «толкование, объяснение, раскрытие смысла чего-либо» и оттенок значения «творческое раскрытие образа или музыкального произведения исполнителем». Можно предположить, что оба эти значения имеют отношение и к тексту.

Текст в зеркале интерпретации это словесное художественное произвёдение, представляющее реализацию концепции автора, созданную его творческим воображением индивидуальную картину мира, воплощенную в ткани художественного текста при помощи целенаправленно отобранных в соответствии с замыслом языковых средств, и адресованное читателю, который интерпретирует его в соответствии с собственной социально-культурной компетенцией.

ТЕМА 4. ОСНОВНЫЕ СВОЙСТВА ТЕКСТА

Терминологический минимум: воспринимаемость, интенциональность, интертекстуальность, информативность, когезия, когерентность, сверхфразовое единство, ситуативность, смысловая целостность, структурная целостность.

При решении вопроса об основных свойствах текста необходимо учитывать, что речь идет о тех признаках, которые позволяют отличить текст от случайного соположения предложений (или других единиц) в том или ином акте коммуникации. В данном случае необходимо ответить на вопрос: какие свойства (признаки, параметры) делают текст текстом? Разные ученые по-разному отвечают на этот вопрос.

В большинстве современных концепций тексты определяются как речевые образования, состоящие из любого количества (но не менее двух) предложений или других текстовых единиц (текстем, речевых действий). Тексты представляют собой цепочки предложений (или других единиц), связанных между собой при помощи специальных средств. Именно этот (количественный) признак лежит в основе большинства современных концепций текста.

Текст является комплексной, когерентной, относительно законченной последовательностью предложений, организованной по грамматическим, коммуникативно-прагматическим и текстово-композиционным правилам.

Любой текст, исходящий от говорящего и направленный слушателю, всегда соотносится с определенным отрезком действительности, реальным или мнимым, совершающимся в настоящем, прошлом или будущем. В каждом языке имеются специальные средства соотнесения речевого произведения с действительностью. Они называются референциальными средствами.

Количество параметров (признаков, свойств) может быть различным у разных авторов. Одной из наиболее известных зарубежных теорий, посвященных описанию общих свойств текста, является концепция Р.-А. де Богранда и В. Дресслера о семи так называемых критериях текстуальности[1]. Под текстуальностью в данном случае понимается совокупность тех свойств (признаков, параметров), которые присущи тексту. Такими свойствами признаются: 1) когезия, 2) когерентность, 3) интенциональность, 4) воспринимаемость, 5) информативность, 6) ситуативность, 7) интертекстуальность.

Именно эти свойства Р.-А. де Богранд и В. Дресслер кладут в основу своего определения текста. По их мнению, текст – это коммуникативное событие, удовлетворяющее семи критериям текстуальности. Согласно их теории, только при выполнении всех семи критериев некая последовательность предложений (языковых единиц) может считаться текстом. Если хотя бы один из критериев не выполнен, то текст не может быть признан коммуникативным и его следует рассматривать как «не-текст».

Когезия. Данный критерий затрагивает способ образования поверхностной структуры текста. Иными словами, это ответ на вопрос, каким образом соотносятся друг с другом компоненты текста, т.е. те слова, которые мы реально слышим (при восприятии устного текста) или видим (при восприятии письменного текста). Компоненты поверхностной структуры текста соединяются друг с другом посредством грамматических форм и грамматических отношений. Таким, образом, в основе когезии лежат грамматические зависимости.


Стандартным примером когезивных отношения признаются отношения между местоимением и его антецедентом: Позвонил Алексей. Он придет завтра. Проблему для правильной идентификации антецедента может создать не только многократное использование одного и того же местоимения, но его простое однократное употребление.

Другим когезивным средством, воплощающим отношения кореференции, является полная или частичная рекурренция (повтор): Алексей позвонил. Алексей был очень взволнован.

В основе эллипсиса, такого же когезивного средства, как субституция и рекурренция, также лежат (ко)референциальные отношения. Я рад тебе!Я тебе тоже! Пропущенные части структуры высказывания легко восполняются из фонда знаний собеседников. Восполнение опущенных компонентов производится на основе содержательного единства описываемой ситуации.

Простое соположение предложений сразу побуждает слушателя к установлению содержательных связей между ними: Пошел дождь. Дай мне собаку! Данную последовательность предложений можно интерпретировать двояким образом: 1) говорящий хочет с помощью собаки укрыться от дождя, и 2) говорящий хочет укрыть собаку от дождя. Несомненно, первый вариант содержательной трактовки данной последовательности едва ли возможен ввиду абсурдности возникающей ситуации, о чем говорят наши знания об устройстве мира и отношениях в обществе. Поэтому реальным выбором может быть только второй вариант.

В качестве когезивных средств Р.-А. де Богранд и В. Дреослер называют также порядок слов, сочинительные средства связи, а также временные формы глагола.

Когерентность. Этот критерий охватывает содержательные (когнитивные) взаимосвязи в тексте. Производитель текста и реципиент пытаются установить взаимосвязи между отдельными компонентами текста даже в том случае, когда связь не маркирована обычными (когезивными) средствами. При этом когнитивно обусловленным является процесс не только восприятия, но и производства текста.

В основе текста лежит общая комбинация признаков, составляющая так называемый «мир текста». Мир текста, в свою очередь, определяется смысловой непрерывностью текста. Именно непрерывность смысла является, по замыслу авторов, основой когерентности текста.

Итак, когерентность текста основывается на смысловой непрерывности «мира текста». Смысл текста заключается в актуализированных текстовых взаимосвязях, он составляет действительное значение языкового высказывания. «Мир текста» – это совокупность смысловых отношений, лежащих в основе текста. «Мир текста» не обязательно должен соответствовать реальному миру: речь идет о мире, заложенном в основу текста говорящим, его знанием и его интенциями. «Мир текста» состоит из концептов и отношений между концептами. Концепты – это применяемые в когнитивной психологии единицы нашего знания, образованные на основе нашего восприятия и опыта. Они не всегда верно отражают реальный мир. Если возникает расхождение между представленной в «мире текста» комбинацией концептов и нашим знанием о мире, т.е. тем, как соответствующие концепты связаны между собой в нашем сознании, тогда мы не можем обнаружить непрерывность смысла, и данный текст оказывается для нас бессмысленным. Например: У людей искусства особые амбиции. Искусникэто фамилия. Все восхищаются ее искусством. Это трехсложное слово. Программа отличается искусным оформлением. Искусницу зовут Катрин.

В этом примере каждое предложение фрагмента содержит средства связи с другим предложением или другими предложениями. К ним относятся лексемы с общими корневыми морфемами, а также местоимение. Тем не менее трудно усмотреть наличие общего смысла у этого фрагмента, потому что в нашем сознании отсутствует слепок подобных взаимосвязей в действительности. А раз смысловая непрерывность «мира текста» нарушена, то нарушена и когерентность данного фрагмента.

Когезия и когерентность являются критериями, в центре внимания которых располагается текст, его поверхностная и глубинная структуры. Напротив, два других критерия соотносятся с участниками акта общения, они служат для характеристики других обстоятельств коммуникации.

Интенциональность. Под этим признаком понимается намерение производителя текста построить связный и содержательный текст. Этот текст служит определенной цели (например, сообщить кому-либо знание или достичь какой-либо конкретной цели). Однако нужно учитывать, что интенциональность является предпосылкой любого вида (речевой и неречевой) коммуникации, в ней нет ничего специфически текстового.

Воспринимаемость. Данный термин (как и интенциональность) пришел из теории речевых актов. В узком смысле слова под воспринимаемостью Р.-А. де Богранд и В. Дресслер понимают ожидание реципиента получить связный и содержательный текст, который является для него нужным или значимым. Эти ожидания реципиента основываются на знакомстве с типами текста, социальным и культурным контекстом, избирательностью целей. В данном случае подчеркивается активная роль реципиента, поскольку он сам управляет процессом восприятия материала и при необходимости устраняет возникающие помехи.

Воспринимаемость, кроме всего прочего, подразумевает также уместность в той или иной коммуникативной ситуации применяемых языковых средств. Ниже приводятся два текста, изложенные двумя различными способами и по-разному отвечающие соответствующей ситуации общения.

Как хорошо ты, о море ночное!

Здесь лучезарно, там сизо-темно…

В лунном сиянии, словно живое,

Ходит, и дышит, и блещет оно…

На бесконечном, на вольном просторе

Блеск и движенье, грохот и гром…

Тусклым сияньем облитое море,

Так хорошо ты в безлюдье ночном!

«Море – часть Мирового океана, обособленная сушей или возвышенностями и отличающаяся от открытой части океана гидрологическим и метеорологическим режимом… По степени обособленности и особенностям гидрологического режима моря подразделяются на внутренние, окраинные и межостровные» (Энциклопедический словарь).

Важно, что в равной степени учитываются роли двух участников акта коммуникации – говорящего лица и реципиента: и тот и другой являются активными партнерами по общению, в своем речевом поведении они учитывают индивидуальные особенности друг друга.

Информативность. Под этим термином Р.-А. де Богранд и В. Дресслер понимают степень новизны или неожиданности для реципиента представленных текстовых элементов. Более информативные тексты являются одновременно более эффективными. Очевидно, люди более склонны к восприятию новой и неожиданной информации, чем уже известной или само собой разумеющейся.

Ситуативность. Этим термином Р.-А. де Богранд и В. Дресслер обозначают факторы, которые делают текст релевантным для актуальной или реконструируемой коммуникативной ситуации. Так, высказывание Осторожно играющие дети может быть правильно понято только в определенных ситуативных условиях – если оно имеет вид дорожного знака, установленного на обочине дороги.

Текст всегда несет в себе отпечаток той ситуации, в которой он возникает и используется. Особенности ситуации диктуют определенные нормы коммуникативного поведения партнеров, например, при приветствиях, напоминаниях, при отдаче приказа и т.п. Говорящий должен правильно оценить ту или иную ситуацию, чтобы затем адекватно представить ее в тексте. В этом плане ситуативность заключается также в том, что студенты, пришедшие на лекцию по общему языкознанию, вряд ли ожидают, что лектор будет знакомить их с основами квантовой механики. Точно так же бессмысленно рассказывать на утреннике в детском саду об особенностях склонения существительных в древневерхненемецком языке.

Интертекстуальность. Данный критерий можно трактовать двояко: во-первых, как соотнесенность конкретного экземпляра текста с определенным типом текста и, во-вторых, как его соотнесенность с другим текстом.

Первый вариант трактовки данного признака в своей основе опирается на различные активно развиваемые ныне текстовые классификации, т.е. на выделение неких классов текстов, обладающих определенным (типичным) набором содержательных и / или формальных признаков (например, интервью, доклад, конспект и т.п.).

Когда говорят об интертекстуальности как соотнесенности с другими текстами, то прежде всего имеют в виду такие специфические речевые жанры, как критику и пародии, весь смысл которых заключается в постоянном соотнесении одного речевого произведения с другим. Однако данная проблема, конечно, не исчерпывается изучением только критических и пародийных произведений. «Интертекстуализмы» – так некоторые лингвисты называют сигналы-отсылки от одного текста к другому – начинают выдвигаться на передний план лингвистического интереса.

В человеческой коммуникации встречаются другие формы (наряду с критикой и пародиями), в которых интертекстуализмы выступают в качестве главного компонента сообщения.

Творчески перерабатывая хорошо известное выражение, говорящий приспосабливает его к конкретным ситуативным условиям. При этом прагматический эффект высказывания обусловливается не только буквально понятым смыслом вербального сообщения, но и его ситуативным подтекстом. В данном случае происходит наложение разных когнитивных пластов и в результате иллокутивная сила высказывания значительно возрастает.

Другим примером текстов, в которых важную роль играют межтекстовые связи, являются анекдоты. Важно подчеркнуть, что анекдоты представляют собой одну из весьма распространенных и популярных народных речевых форм. «Соль» анекдота может скрываться в самых разных нюансах его формы и / или содержания.

«Интертекстуализмы» могут соотноситься не только с названием текста или его части, они могут отсылать также ко всему речевому произведению или даже нескольким произведениям.

По мнению О. И. Москальской[2], единицами лингвистики текста и объектами ее изучения являются: 1) сверхфразовое единство (микротекст) и 2) целое речевое произведение (макротекст). Все наблюдения О. И. Москальской по поводу основных свойств текста относятся к сверхфразовому единству, т. е. микротексту. Что касается целого речевого произведения, т. е, макротекста, то оно, по словам О. И. Москальской, по самой своей природе не поддается определению в понятиях грамматики, хотя грамматические признаки и входят в структурирование его именно как целостного образования. При этом целостность текста, органическое сцепление его частей, свойственны как сверхфразовому единству, так и целому речевому произведению.

Сверхфразовое единство (микротекст) – это специальным образом организованная закрытая цепочка предложений, представляющая собой единое высказывание. Тесная взаимосвязь составляющих частей текста (когерентность) проявляется одновременно в виде смысловой, коммуникативной и структурной целостности, которые соотносятся между собой как содержание, функция и форма.

Смысловая целостность текста заключается в единстве его темы. Под темой целого текста или микротекста О. И. Москальская понимает смысловое ядро текста, его конденсированное и обобщенное содержание. СФЕ (микротекст) монотематично. Объединение всех составляющих его предложений вокруг одной темы есть проявление его смысловой целостности. Переход от одной темы к другой есть пограничный сигнал, знаменующий конец одного сверхфразового единства и начало другого.

Коммуникативная целостность текста проявляется в том, что каждое последующее предложение в СФЕ в коммуникативном плане опирается на предшествующее, продвигая высказывание от данного, известного к новому, неизвестному. В результате образуется тема-рематическая цепочка, имеющая конечный характер и определяющая границы сверхфразового единства. Структура тема-рематической цепочки поддается моделированию и может быть сведена к нескольким основным моделям.

Структурная целостность заключается в наличии в тексте многочисленных внешних сигналов связей между предложениями. Они указывают на то, что сверхфразовое единство является также структурным целым. Сигналами структурной связи между предложениями служат местоимения и местоименные наречия, выбор формы артикля, употребление времен и многое другое. Они активно участвуют в установлении левосторонних (анафорических) и правосторонних (катафорических) связей между предложениями, составляющими сверхфразовое единство. Тем самым они выполняют текстообразующую функцию.

Представленные выше свойства текста, выражающиеся в смысловой, коммуникативной и структурной целостности, служат в своей совокупности также критериями членения текста на сверхфразовые единства. К ним относятся смена микротемы, нарушение непрерывности тема-рематической цепочки, нарушение непрерывности внешних межфразовых связей.

В современной отечественной лингвистике текста внимание прежде всего акцентируется на двух главных свойствах, составляющих существо текста, – на цельности и связности. Эти свойства предполагают связь, объединение текстовых элементов в одно целое, затрагивая разные стороны организации речевого произведения. Цельность предполагает внутреннюю законченность, смысловое единство текста. Связность заключается в сцеплении элементов текста между собой, причем не только элементов, следующих в тексте непосредственно друг за другом, но и на некоторой дистанции друг от друга.

В центре внимания исследователя текста стоят также, по мнению Л. Н. Мурзина и А. С. Штерн, два основных свойства – связность и цельность. Эти параметры текста в чем-то противопоставлены, но вместе с тем и предполагают друг друга. Именно благодаря этим свойствам текст становится принадлежностью системы языка[3].

Связность Л. Н. Мурзин и А. С. Штерн раскрывают следующим образом. Два компонента текста связаны друг с другом, если они имеют некоторую общую часть. При ближайшем рассмотрении оказывается, что в тексте нет ни одного компонента, который не был бы связан хотя бы еще с одним компонентом. Эти связи могут быть самой различной природы, однако следует помнить, что связность – это структурное свойство не только текста, но и любой другой единицы языка. В предложении или словосочетании связь между компонентами достаточно очевидна и во многом аналогична связям внутри текста. Даже слово (если оно не состоит из одной морфемы) характеризуется определенной связностью своих компонентов. Так, соединительные гласные в сложных словах аналогичны некоторым средствам сцепления предложений в тексте. Очевидно, компоненты не только текста, но и всех структурных единиц языка имеют как семантическую, так и формальную связь.

Связность компонентов текста является направленной. Вслед за И. Р. Гальпериным эти авторы имеют в виду ретроспекцию и проспекцию текста (по другой терминологии – анафорическую и катафорическую связь). В одних случаях последующие компоненты связываются с предыдущими (ретроспекция, анафорическая связь). В других случаях, наоборот, предыдущие компоненты связываются с последующими (проспекция, катафорическая связь). Эти два вида связности неравноположены. Ретроспективная связь явно преобладает, она составляет некоторую текстовую норму. Напротив, проспективная связь встречается реже, поэтому применяется в специальных случаях. Функция этого приема сводится к предупреждению адресата о том, что далее последует важный по содержанию или как-то ожидаемый текст. Поэтому проспективное построение текста требует, чтобы предыдущий компонент содержал специальные средства предупреждения типа следующий, вот что, вот о чем и т.п. Говорящий как бы берет на себя обязательство воспроизвести известный ему текст, который, как он предполагает, неизвестен слушающему: «Я расскажу вам одну историю».

Цельность представляет собой иную сторону текста, поэтому связность всех компонентов текста автоматически не приводит к цельности, хотя, вероятно, и способствует ее становлению. Для объяснения природы цельности Л. Н. Мурзин и А. С. Штерн прибегают к понятию гештальта (нем. Gestalt – образ), применяемому в психологии для обозначения случаев, когда наблюдаемый объект воспринимается в целом – без учета тех или иных деталей. Текст не является исключением, он воспринимается носителями языка как целое. Вели он воспринимается иначе, он разрушается, перестает быть самим собой.

В основе цельности текста лежит ситуативность, соотнесенность с ситуацией – конкретной или абстрактной, реальной или воображаемой. Когда мы воспринимаем текст на малознакомом языке, наше сознание охватывает отдельные слова или даже предложения, мы слышим поток звуков, его мелодию, ритм, выделяем в нем знакомые места – отдельные сочетания звуков, однако не можем все это осмыслить как нечто целостное – как текст. Это происходит как раз потому, что за разрозненными частями текста не выстраивается то, что называется внеязыковой действительностью или – более конкретно – ситуацией. Мы только тогда овладеваем языком, когда за текстом начинаем видеть ситуацию. Ситуативность проливает свет на природу текстовой цельности. Цельность есть категория содержательная (в отличие от формальной природы связности), она ориентирована на содержание текста, на смысл, который приобретает текст, поставленный в соответствии с ситуацией.

Цельность текста опирается одновременно на два логически исключающих друг друга основания – непрерывность и дискретность. Признание цельности текста влечет за собой признание его непрерывности. Но вместе с тем текст – структурное, т.е. расчлененное, целое.

Следующее свойство – отдельность текста – опирается на его денотативное единство. В данном случае имеется в виду возможность отграничения одного текста от другого. До тех пор пока описывается один и тот же объект, мы имеем дело с одним и тем же текстом. В связи с тем, что границы между объектами в действительности являются весьма нечеткими и размытыми, нельзя требовать, чтобы границы между текстами были абсолютными. Относительность границ между текстами (хотя проблема отдельности текста не исчерпывается установлением таких границ) Л. Н. Мурзин и А. С. Штерн наглядно показывают на примере трех анекдотов Юрия Никулина: Можно ли в три приема поместить бегемота в холодильник?Можно: открываем дверцу холодильникапервый прием; закладываем бегемотавторой прием; закрываем дверцутретий. Можно ли в четыре приема поместить в холодильник жирафа?Можно: открываем дверцупервый прием; вытаскиваем бегемотавторой; и т. д. Может ли жираф догнать бегемота?Нет, потому что он в холодильнике.

Суть эффекта, который производят эти анекдоты, заключается в том, что слушателями они воспринимаются как отдельные тексты, тогда как автор (рассказчик) их связывает в одно целое. Очевидно, «цельность» всех этих текстов обеспечивается их референтным единством, единством описываемого объекта.

Трудности разграничения отдельных текстов заключаются не только в том, что тексты не изолированы друг от друга или тысячами нитей связаны между собой, но и в том, что они намеренно вставляются один в другой. Отдельный текст может выполнять функцию компонента другого текста, а тот, в свою очередь, – функцию компонента третьего и т.д. Текст, соединяющий в себе ряд текстов, можно считать отдельным текстом, если найдется соответствующий ему достаточно абстрактный общий объект. Сложными отдельными текстами являются, например, научные монографии или художественные произведения таких жанров, как повесть, пьеса, роман. Однако не всякое объединение текстов есть отдельный текст. Например, сборник тренировочных упражнений представляет собой не отдельный текст, а конгломерат текстов, объединенных общей целью, которую поставил перед собой составитель. Диалог только тогда отдельный текст, когда все его реплики описывают один и тот же объект.

С отдельностью текста Л. Н. Мурзин и А. С. Штерн связывают следующую антиномию – завершенность / незавершенность текста. При решении этой проблемы, по их мнению, наблюдаются два подхода. Одни лингвисты утверждают, что текст, как и всякая единица языка, не может быть незавершенным. Его незавершенность носит случайный характер, она связана с нелингвистическими факторами. Другие лингвисты, напротив, полагают, что текст вообще не может быть завершен, потому что описываемый текстом объект бесконечен, неисчерпаем для познания. Однако, как полагают авторы, потенциальная неисчерпаемость объекта не означает актуальной неисчерпаемости. В каждом конкретном случае описание объекта может считаться исчерпывающим с точки зрения тех целей и задач, которые ставят перед собой данные коммуниканты, их уровня познания данного объекта. Следовательно, актуально текст может быть завершен. Такая актуальная завершенность имеет формальное выражение в речи благодаря множеству приемов, которыми располагает говорящий (кодирующий), чтобы закончить начатый текст.

Литература

  1. Гальперин И. Р. Текст как объект лингвистического исследования. – М., 1981.
  2. Москальская О. И. Грамматика текста. – М., 1981.
  3. Мурзин Л. Н., Штерн А. С. Текст и его восприятие. – Свердловск, 1991.
  4. Beaugrande R.-A. de, Dressler W. U. Einführung in die Textlinguistik. – Tübingen, 1981.

Задания для самостоятельной работы

Задание 1. Составьте тексты на одну тему в разных функциональных стилях.

Задание 2. Отнесите следующие тексты к определенному функциональному стилю. Выделите в текстах специфические стилевые черты.

Берёза (лат. Bétula) – род листопадных деревьев и кустарников семейства Берёзовые (Betulaceae). Берёза широко распространена в Северном полушарии; на территории России принадлежит к числу наиболее распространённых древесных пород. Общее число видов – около ста или немного больше.

Многие части берёзы используются в хозяйстве: древесина, кора, берёста(поверхностный слой коры), берёзовый сок. Почки и листья применяют в медицине. Некоторые виды используют для создания полезащитных полос, а также в декоративном садоводстве.

Берёза занимает важное место в культуре славян, скандинавов, финно-угорских и других народов.

Но не только красотой славится береза. «Деревом об четыре дела» издревле называют березу в народе. И одним из этих «дел» является то, что береза лечит от многих заболеваний. В этой статье я и хочу рассказать о целебных свойствах березы белой, Betula verucosa, как звучит ее название по-латыни.

В медицине используются листья, почки, кора, соцветия и березовый сок. Все они содержат разные биологические вещества, оказывающие лечебное воздействие на организм человека.

Начнем с березовых почек. В них содержится столько полезных веществ, что приготовленные из них лекарства вполне могут заменить пол-аптеки. Настой из почек березы – прекрасное мочегонное средство. Особенно он полезен при отеках сердечного происхождения.

Не раз уже писали о великой роли для нашего здоровья кедров, берез, осин, черемух, рябин, то есть самых привычных для северян деревьев и кустарников.
Теперь фитотерапия властно вторгается в нашу жизнь, по возможности заменяя сонмы и сонмы химических таблеток.

В основе уникального лекарственного средства – кедровые орехи, плоды и цветки боярышника, березовые почки и другие целебные травы и природные средства. 250-граммовый флакон стоит около 70 рублей, для неработающих пенсионеров и инвалидов почти недоступная цена! Почему же так дорого? Оказывается, сырье для производства эликсира заготавливается на Алтае и Дальнем Востоке! Мол, экологически чистое и все прочее. Но сколько стоит только его железнодорожная перевозка!

Г) Выписка из протокола

Слушали Л. И. Яринских, нач. отдела Управления надзора и контроля за соблюдением законодательства о труде Федеральной службы по труду и занятости.

Несчастный случай со смертельным исходом произошел с трактористом К. в сельскохозяйственном производственном кооперативе «Красный Уралец» Чернушинского района Пермского края при выполнении лесосечных работ.

При падении береза зацепила сухостойную ольху, которая разлетелась на части в разные стороны. При падении вершина ольхи ударила по голове тракториста К., находящегося в опасной зоне валки дерева без защитной каски, нанеся ему смертельную травму.

Комиссия по расследованию несчастного случая установила, что лесосечные работы проводились без технологической карты, а также при отсутствии контроля и организационного руководства должностными лицами за их проведением рабочими, неподготовленными по профессии и не прошедшими обучение, стажировку и проверку знаний требований охраны труда, выполнявшими лесосечные работы без защитных касок.

Мастер Йода рекомендует:  Примеры дизайна меню сайта

Д) Красавицей русских лесов называют люди березу.

Стройная, с тонкими длинными ветвями и раскидистой кроной, она привлекательна во все времена года. О березе сложено много песен, былин, преданий, создано много живописных картин. Ее все знают, это самое распространенное дерево. Символ и гордость русского народа. Прекрасна белая береза и в чистом поле, и на светлой лесной поляне. А белые стволы березовой рощи на фоне летней травы и ярких цветов – такая картина запоминается на всю жизнь! В березовых перелесках много света, воздух прозрачен и чист.

Задание 3. На основе данного текста составьте объявление.


В самом центре Москвы, проходя по Охотному ряду, мы видим памятник, поставленный в 1909 году. Пройти мимо него и не остановиться невозможно. Авторы памятника – скульптор Волнухин и архитектор Машков. Этот памятник, небольшой по размеру, удивительно гармоничен, он превосходно вписывается в старинную городскую среду. Скульптура на невысоком постаменте – это московский первопечатник Иван Федоров. Он в одежде посадского человека. В правой руке держит типографский лист, левой рукой поддерживает печатную доску. Во всем его облике благородство и скромность. Перед нами обобщенный образ русского мастера и художника, православного человека. На полированном мраморе постамента старинным полууставом высечены имя и звание Ивана Федорова и его слова: «Первее нача печатати на Москве святые книги. ради братий моих и ближних моих».

Задание 4. На основе данного текста составьте характеристику внешности человека.

Это было время расцвета Марининой красоты. Цветком, поднятым над плечами, кажется ее золотоволосая голова, пушистая, с вьющимися у висков струйками легких кудрей, с густым блеском над бровями подрезанных, как у детей, волос. Ясная зелень ее глаз, затуманенная близоруким взглядом, застенчиво уклоняющимся, имеет в себе что-то колдовское. Это не та застенчивость, что мучила ее в отрочестве, когда она стеснялась своей, ею не любимой наружности. Встречая восхищение всех на нее глядящих, она излечилась от мук того недуга. Она знает себе цену и во внешнем очаровании, как с детства знала ее – во внутреннем. Но ни тени самоуверенности и так лелеемого в себе красавицами «бального», дешевого самодовольства. Ее женское только скользит, только реет. (А. И. Цветаева)

Задание 5. Используя содержание данного текста, составьте текст научного описания.

Известно, что в городе видны не все звезды. Но мы даже не подозреваем, насколько ущербно небо, доступное жителям мегаполиса.

Большинство людей в развитых странах живут в городах и настоящего неба не видят. Обилие искусственных огней на земле до неузнаваемости изменяет картину над головой: на фоне яркого свечения фонарей невозможно разглядеть куда более тусклые звезды и другие небесные тела. Сегодня засветка неба настолько сильна, что даже профессиональные астрономы зачастую не могут найти место для наблюдений.

В 2001 году специалист по кометам и переменным звездам Джон Бортл создал шкалу засветки неба. С ее помощью определяют, насколько темен небосвод и какие объекты можно на нем увидеть. В городе (9 баллов по шкале Бортла) заметны только ярчайшие тела, например звездное скопление Плеяд. На даче вдали от домов (значение 4 по шкале) уже неплохо виден Млечный Путь, а самые зоркие даже разглядят спиральную галактику M33 в созвездии Треугольник.

Если же выбраться очень-очень далеко за город, где нет ни застройки, ни трасс, то вам откроется идеальное, потрясающее воображение небо (Бортл присвоил ему значение 1). На таком небе Млечный Путь – часть рукава нашей Галактики – выглядит вовсе не как туманная полоса: в нем четко выделяются звезды и скопления. Он даже отбрасывает на землю тени! На идеально темном небосводе виден зодиакальный свет и противосияние – слабое свечение, возникающее, когда солнечные лучи рассеиваются на частицах космической пыли. О звездах не стоит и упоминать: можно заметить столько же светил, сколько видели составители древних карт – тех самых, на которых ковши Медведиц выглядят как настоящие звери.

Задание 6. Передать содержание официального сообщения в стиле письма.

18 августа в 21:00 в отдел полиции № 5 (по обслуживанию Индустриального района) УМВД России по г. Ижевску поступило сообщение от 24-летнего молодого человека о том, что из одной из квартир дома № 5 по ул. Пл. 50 лет Октября было произведено несколько выстрелов из пневматического оружия. Спустя 10 минут на место происшествия прибыли сотрудники отдельного батальона патрульно-постовой службы УМВД России по г. Ижевску в составе пешего патруля.

В ходе опроса молодого человека, сообщившего о стрельбе, сотрудниками полиции были установлены обстоятельства происшествия. Житель одной из квартир дома № 5 по ул. Пл. 50 лет Октября сделал устное замечание заявителю и его друзьям о том, что они громко разговаривают. Спустя некоторое время, не дождавшись прекращения шума, произвел 2 неприцельных выстрела из пневматического оружия.

В момент прибытия полицейских выстрелов не производилось. Признаков угрозы жизни и здоровья не имелось. Хозяин квартиры, из которой были произведены выстрелы, на просьбу сотрудников полиции открыть дверь ответил отказом.

В настоящее время проведение проверки по данному факту взято на контроль начальником отдела № 5 УМВД России по г. Ижевску. В ближайшее время на место будет направлена следственно-оперативная группа для дачи юридической оценки действиям жителя квартиры дома № 5 по ул. Пл. 50 лет Октября.

Задание 7. Сравните разные тексты, определите тему каждого текста. Соответствует ли название текста содержанию? Предложите свой вариант названия.

Изучать астрономию предлагает Член Совета Федерации России Константин Цыбко.

— Этот упавший метеорит вызвал столько антинаучных домыслов, что в школьную программу просто необходимо вернуть астрономию, чтобы люди с ранних лет могли понимать природу таких ЧП, цитирует члена Совфеда progorodsamara.ru.

Астрономия была исключена из обязательной школьной программы в 1993 году. Российские астрономы ещё в 2009 году выступали с призывом вернуть преподавание этого предмета в школе и восстановить астрономическую подготовку в педагогических вузах.

Метеорит упал 15 февраля. От его падения пострадало около тысячи человек.

Б) Идею вернуть в школы астрономию поддерживает 90% интернет-пользователей: опрос ИА REGNUM

После падения метеорита появились предложения вернуть в школьную программу астрономию это предложение поддерживает подавляющее большинство интернет-пользователей.

Мастер Йода рекомендует:  Произошло очередное обновление алгоритма Google Panda

Категория связности текста признается всеми исследователями теории текста (И.Р. Гальпериным, Г.Я. Солгаником, М.Н. Кожиной, Л.М. Майдановой и др.), причем связность текста неразрывно связана с его дискретностьюи сегментированностью, которые обязательно существуют в каждом тексте и также считаются его основополагающими свойствами (К. Кожевникова, А.А. Мецлер, И.Г. Ольшанский).

Дискретация (сегментация) текста – это членение непрерывного текстового пространства на относительно завершенные звенья. Эти звенья, например, высказывания, тематические блоки, вычленяются в процессе общения. Коммуникативность текста прямо определяет его членимость и связность. Л.М. Майданова полагает, что «связность обусловлена квантованием информации и воплощением ее в тексте в форме взаимосвязанных семантико-синтаксических единств разного объема и ранга» [94, с. 36].

Сегментация и связность текста существуют как в процессе его создания, так и восприятия. Автор текста квантует информацию и связывает отдельные части содержания в единое целое. Воспринимающий произведение расчленяет текст на смысловые куски, которые затем в его представлении объединяются в единый смысл текста.

Таким образом, связность(в иностранных работах – когезия) обусловлена линейностью теста и заключается в сцеплении элементов текста между собой, причем не только элементов, следующих в тексте непосредственно друг за другом, но и на некоторой дистанции друг от друга (К.А. Филиппов).

Цельность и связность взаимно предполагают друг друга. Цельность более психолингвистична (парадигматична), так как обусловлена законами восприятия текста, концептуальностью текстового смысла, стремлением читателя соединить все компоненты текста в единое целое, связность в большей степени лингвистична (синтагматична), ибо обусловлена линейностью поверхностных компонентов текста, соединенных друг с другом (Л.В. Бабенко, Ю.В. Казарин).

При детальном рассмотрении можно установить, что в тексте нет ни одного компонента (слова, предложения, текстового фрагмента), который не был бы связан хотя бы еще с одним компонентом. «Основная особенность текста, отличающая его от бессвязного набора фраз, – повторение одинаковых или семантически близких понятий в абзаце» [127, с. 26], наличие «коммуникативной преемственности» (99, с. 21), при которой каждое последующее предложение, репрезентируя актуальную информацию (этот компонент высказывания называется ремой), повторяет часть известной информации предыдущего(тема), и таким образом осуществляется тема-рематическое членение предложений и текста в целом. В связи с этим информация, которую несут свободные и связанные в сверхфразовых единствах предложения, приобретает статус известной и новой, основной и дополнительной.

Внешне это выражается на уровне синтагматики (линейного соположения) слов, предложений, текстовых фрагментов, которые соединяются при помощи различных лексико-грамматических средств (лексического повтора, средств вторичной номинации, местоимений, наречий, служебных частей речи, вводных слов, структурной соотнесенности частей предложений, синтаксического параллелизма), например: Ботанический залив был скован льдом. Высокие сосны трещали от стужи. Непрестанный ветер сдувал со льда сухой снег. Залив угрюмо блестел по ночам, как черное стекло, и отражал звезды (К. Паустовский. Северная повесть).

Здесь использованы одинаковые модели предложений, один и тот же порядок слов, одни и те же видо-временные формы глаголов (был скован, сдувал, блестел, отражал).

И.Р. Гальперин выделял три вида когезии: контактную, дистантную и ассоциативную. Контактная связь выражается повторами, заменами, употреблением синонимов, антонимов, однокоренных слов в одном абзаце, предложении, ССЦ, дистантная же — через несколько предложений (абзацев), ССЦ. Ассоциативная когезия не всегда улавливается. Однако она часто определяет связи между описываемыми явлениями, очень важные для декодирования. Ассоциации в тексте не возникают спонтанно. Они являются результатом художественно-творческого процесса, «в котором отдаленные, не связанные логическими скрепами представления, приобретают вполне понятные связи между описываемыми явлениями» [34, с. 79].

Исследователи также различают локальную связность и глобальную связность. Локальная связность - это связность линейных последовательностей (высказываний, межфразовых единств). Глобальная связность - это то, что обеспечивает единство текста как смыслового целого, его внутреннюю цельность.

Глобальная связность, понимаемая как единство темы, устанавливается автором на начальной стадии разработки дискурса, когда происходит установление релевантных связей между структурами знаний – репрезентируется модель внеязыковой действительности. Установление локальной связности происходит на стадии формирования текста, когда автор выбирает адекватную структуру, т. е. языковую форму.

Локальная связность определяется межфразовыми синтаксическими связями (вводно-модальными и местоименными словами, видо-временными формами глаголов, лексическими повторами, порядком слов, союзами и т.д.).

Глобальная связность (а она приводит к содержательной целостности текста) проявляется через ключевые слова, тематически и концептуально объединяющие текст и его фрагменты.

Автор текста в процессе порождения своего произведения стремится расчленить континуальный смысл (замысел) на компоненты, в связи с чем говорят об интенциональности связности. Она обусловлена замыслом автора, а также о ее двунаправленности. Интенциональность – основа интрасвязности, т.е. внутренней смысловой связи (на основе содержательного единства описываемой ситуации); синтагматичность – причина экстрасвязности, проявляющейся во внешне выраженном сочетании языковых знаков. Эти два типа связности взаимообусловлены.

Категории цельности и связности вступают друг с другом в отношения дополнительности. «Цельность внешне материализуется в связности, связность обусловлена цельностью и, в свою очередь, обуславливает ее» (А.И. Новиков).

Если изобразить их графически, то цельность – вертикаль схемы, а связность – горизонталь: «Целостность – это некоторая характеристика результата восприятия внутренне связанного текста, а сама связь – это средство, позволяющее получить данную характеристику» [107, с. 27].

Таким образом, текст состоится, если он обладает двумя признаками - структурной связностью и содержательной цельностью. Причем оба признака неразрывно связаны и накладываются друг на друга. Присутствие только одного из признаков еще не свидетельствует о целесообразно построенном тексте. В плане выражения текст может быть «связным» (использованы средства синтаксической связи; соблюдены тема-рематические последовательности), но в плане содержания такой текст может оказаться абсурдным; т. е. связность всех компонентов автоматически не приводит к цельности, предполагающей законченность, смысловое единство текста, например, Лера отправилась в магазин за перчатками. Магазин на улице Ленина. До революции часть улицы Ленина с торговыми рядами и магазинами называлась Чернавинским проспектом. Ф.Л. Чернавин был городским головой, преподавателем Сибирского кадетского корпуса. Отрадно видеть кадетский корпус отремонтированным.

Предложенному фрагменту не достает именно цельности, в основе которой лежит ситуативность: трудно усмотреть наличие общего смысла у данной совокупности предложений, их смысловую непрерывность. Цельность обеспечивается единством описываемого объекта (ситуации). В основе текста всегда лежит определенная комбинация признаков (некоторых представлений об объекте), реализованных в определенной последовательности элементов, на которые расчленен текст. Подобный пример приводит С.И. Гиндин[14]: «Я пошел в кино. Кино на Остоженке. Остоженка – одна из самых старых улиц Москвы. Москва – центр всех железнодорожных путей страны. Железные дороги – артерии народного хозяйства». Такой «текст» не раскрывает обозначенную в зачине тему (Я пошел в кино), а уводит от нее, хотя структурные правила построения текста здесь соблюдены строго – четко представлены тема-рематические последовательности на уровне высказываний. Текст как бы утратил смысловую ориентацию, которая обычно определяется конкретной целеустановкой, коммуникативным заданием.

«Абсурдность» такого плана может быть запланирована автором и использоваться им как своеобразный литературный прием, например, в повести Н.В. Гоголя «Нос»[15]:

Но, к счастью, были со мной очки, и я тот же час увидел, что это был нос. Ведь я близорук, и если вы станете передо мною, то я вижу только, что у вас лицо, но ни носа, ни бороды, ничего не замечу. Моя теща, то есть мать жены моей, тоже ничего не видит.

Не создает собственно текста и тематически подобранный, но грамматически не связанный ряд слов. Например, такие ряды используются при обучении иностранному языку, когда дается задание из слов составить предложения и объединить их в текст (Мы, подойти, остановка, автобус, ехать, академия).

Рассмотренные фундаментальные текстообразующие категории притягивают к себе и другие, такие как интегрированность и завершенность. Интеграция объединяет текст по вертикали, «обеспечивая причинно-следственные связи между его частями» [34, с. 134]. Итогом интегрирования является завершенность, которая определяет границы изложения текстовой информации и проявляется в названии текста.

Некоторые исследователи полагают, что существуют определенные границы текста. «Текст может увеличиваться до значительного размера, но все же он конечен» [Гальперин, 1981, 20]. Но оптимальная величина текста и его завершенность определяются не на формальном, а на содержательном уровне. «Завершенность текста есть исчерпывающее выражение замысла, положенного в основу произведения, – указывал И.Р. Гальперин, - и развертываемого в ряде форм коммуникативного процесса. Когда, по мнению автора, желаемый результат достигнут самим поступательным движением темы – текст завершен» [34, с. 131].

При решении проблемы законченности текста возможны два подхода:

1. Текст, как и всякая языковая единица, не может быть незавершенным, его незавершенность носит случайный характер, что обусловлено экстралингвистически.

2. Текст вообще не может быть завершен, так как описываемый текстом объект (ситуация) бесконечен, неисчерпаем для познания.

По-видимому, стоит разграничивать потенциальную и актуальную неисчерпаемость объекта. «В каждом конкретном случае описание объекта может считаться исчерпывающим с точки зрения тех целей и задач, которые ставят перед собой коммуниканты; уровня познания данного объекта. Следовательно, актуально текст может быть завершен. Такая актуальная завершенность имеет формальное выражение в речи благодаря множеству приемов… в наши дни сигналами такой актуальной завершенности служат, например, вводные слова «таким образом», «итак» или обороты типа «подводя итоги», «в заключение подчеркнем» и т. п.» (Л.Н. Мурзин, А.С. Штерн).

С достаточной четкостью проявляется, например, категория завершенности газетного текста. Публицистический текст строится по информативной модели узуального типа, в связи с чем имеет строго определенный объем. Величина отдельно взятого газетного текста является жанрово обусловленной и может получить приблизительное количественное выражение. Например, объем информационной заметки, вычисленный в строках, будет значительно отличаться от объема аналитического обзора или репортажа. Таким образом, развитие избранной темы поставлено в зависимость от параметра объема, о котором уже говорилось и который можно внести в число текстообразующих признаков анализируемого текста. За исключением необходимости принимать во внимание ограничение места автор газетного текста в остальном свободен в определении содержательных моментов, степени их детализации и последовательности расположения.

Завершенность текста связана с его отдельностью (отграниченностью) – возможностью отграничения одного текста от другого, опираясь на денотативно-референтное единство (единство описываемой ситуации) (Л.Н. Мурзин, А.С. Штерн): если денотат (референт) по ходу речевого общения остается в представлении коммуникантов тем же самым, то речь идет об одном, отдельном тексте, в противном случае – о разных.

Трудности разграничения отдельных текстов заключаются не только в том, что они не изолированы друг от друга или тысячей нитей связаны между собой, но и в том, что намеренно вставляются один в другой в качестве компонентов (тексты пьес, научных монографий). Текст, соединяющий в себе ряд тестов, можно считать отдельным текстом, если найдется соответствующий ему достаточно абстрактный общий объект. Например, диалог есть только тогда отдельный текст, когда все его реплики описывают один и тот же объект, сборник тренировочных упражнений не текст, а конгломерат текстов, объединенных общей целью, которую поставил перед собой составитель.

Также среди многочисленных текстовых категорий выделяют воспринимаемость (подразумевающую соответствие сообщения ситуации, стилю, жанру, уместность использованных языковых средств и пр., что влияет на активность реципиента), развернутость, последовательность (на формальном и содержательном уровнях), выраженность (зафиксированность в определенных знаках и в этом смысле противопоставленность внетекстовым структурам) и информативность (содержательность).

Вопросы для самопроверки

1. Назовите основные категории и свойства текста.

2. Раскройте содержание категории связности как центральной категории текста.

3. В чем состоит сущность логико-семантических связей в тексте, а каковы их разновидности и средства выражения?

4. Что такое грамматика текстовых связей? Покажите морфологические и синтаксические текстовые связи на примере одного завершенного текста.

5. Охарактеризуйте категорию связности в прагматическом аспекте.

6. Покажите сходство и различие параллельной и последовательной текстовых связей.

7. Дайте определение ключевого слова текста.

8. Охарактеризуйте категорию целостности текста.

9. Является ли мотивированным введение количественного параметра или параметра объема текста, почему?

Общие признаки и свойства текста

Текст как объект лит редактирования

Разработка научных основ редактирования опирается на фундаментальные знания о тексте, его теорию. Следует иметь в виду, что термин «текст» многозначен. В филологии принято троякое его толкование. Текст понимается как результат целесообразной речетворческой деятельности, как письменный источник, как речевое произведение. Первая трактовка - наиболее широкая. Она представляет текст как сознательно организованный результат речевого процесса, как мысль, облечённую вопределенную форму для выражения определённого смысла.

Разработка теории коммуникации, изучение реальных условий функционирования языка сделали возможным определение: «текст – это речевое произведение». Текст рассматривается как результат взаимодействия плана выражения и плана содержания, как система, предполагающая двух участников – автора и адресата (отправителя и получателя).

Редактирование самым непосредственным образом заинтересовано в решении задач, выдвинутых теорией текста. Назовем важнейшие: 1) исследование смысловой стороны текста в процессе его порождения, восприятия и понимания; 2) наблюдение над текстом как единицей коммуникации; 3) изучение проблемы информативности текста, создание методик кодирования и декодирования информации, которую несёт текст.

Целостность текста обеспечивается смысловой нитью, которая должна проходить через весь текст. Подход к тексту как к литературному целому - основополагающая концепция многих современных исследований в области редактирования. (Былинский)

Связность. Текст, рассмотренный вне системы коммуникаций, в которых он существует, прерывист. Средства, которыми осуществляется связь (сцепление) между элементами текста, различны, и лишь в небольшом числе случаев это средства грамматические. В официальных материалах, в научной прозе ведущими являются чётко выраженные логические связи. В художественных и публицистических произведениях связи между элементами текста предопределены его образной системой и зачастую ассоциативны.

Закреплённость - важнейшее качество письменной речи - даёт ей известные преимущества перед речью устной.

Информативность – важнейшая характеристика текста журналистского произведения.

В лингвистических работах об ошибках авторы очень редко используют обобщающее понятие «текстовая ошибка». Изучаются речевые ошибки как сугубо лингвистические. А ошибки смысловые – фактические, логические и т.п. – как ошибки экстралингвистические для лингвистов интереса не представляют.

Текстовые ошибки – это в общем-то ошибки, встретившиеся в тексте, то есть в закрепленном на письме произведении речи. Текст – это сообщение, иначе – элемент в информационной цепи, в которой информация получается, обрабатывается, хранится и передается дальше. Поэтому текстовые ошибки – это также информационные ошибки. Текстовые ошибки – это ошибки автора и наборщика. На них можно смотреть с точки зрения их порождения, возникновения и с точки зрения их исправления. Сперва посмотрим на текстовые ошибки с точки зрения их происхождения.

Можно выделить четыре типа ошибок, порождаемых автором текста:

Ошибки восприятия – результат плохих условий получения информации автором будущего текста. Обычное дело: чего-то не разглядел, чего-то не расслышал.

Ошибки памяти (lapsus memoriae)[[18]] – это весьма распространенное непроизвольное забывание части информации или ее искажение.

Ошибки мышления имеют две причины. Во-первых, это ошибки в понимании, оценке информации из-за недостатка знания или из-за достатка предубеждений (концептуальные или идеологические шоры). Психолог сказал бы: это результат неадекватной установки. И, во-вторых, ошибки мышления – это ошибки в умозаключениях, выводах, рассуждениях из-за дефектов логического мышления автора текста.

Ошибки вербализации – это хорошо известные речевые ошибки, ошибки в речевом ходе, с помощью которого вербализуется информация.

Ошибки наборщика совсем иного рода. В принципе все они могут быть сведены к одному типу ошибок, причина которых не лингвистическая, а психологическая – дефекты внимания.

Общие признаки и свойства текста

Свойства и категории текста изучаются сравнительно не-

давно. Одни и те же явления нередко обозначаются разными

терминами (например целостность – интеграция – интегра-

тивность; модальность – авторизация – тональность – тек-

стовая экспрессивность и др.). И. Р. Гальперин связывал при-

знаки текста с грамматическими текстовыми категориями, к ним

ученый относил интеграцию, когезию, автосемантию, модаль-

ность, проспекцию, ретроспекцию, континуум и др. [5]. М. Н. Ко-

жина, оценивая текст прежде всего с позиций стилистики, к чис-

лу текстовых категорий отнесла акцентность (привлечение вни-

мания), оценку, логичность, гипотетичность, авторизацию

[11]. И. Г. Торсуева в числе других категорий назвала сцепле-

ние, партитурность [27]. В филологических источниках могут

указываться и другие свойства и категории текста [2].

1) Большинство исследователей в качестве основного свой-

ства текста называют целостность. Текст – это единое смыс-

ловое целое. Целостность текста проявляется в том, что его

свойства нельзя свести к сумме свойств единиц, составляющих

текст. С другой стороны, целостность можно трактовать как

такое свойство, которое определяет читательское восприятие

текста в качестве завершенного сообщения, выражающего еди-

ный смысл. И. Р. Гальперин предложил называть эту категорию

текста термином интеграция.

2) Связность – это один из важнейших признаков текста,

определяющих его целостность. Различают два вида связности

текста. Первый – глобальная связность (когерентность), кото-

рая достигается при помощи единиц, более сложных, чем сло-

во или предложение (заголовок, цитаты, текст в тексте, стиль,

форма речи и др.). Второй вид – локальная связность (когезия),

средствами которой является повтор единиц разных уровней

3) Членимость – категория текста, «обратная» целостнос-

ти, способность текста члениться на более мелкие единицы

(предложения, сверхфразовые единства, фрагменты, абзацы,

4) Автосемантия отрезков текста – свойство текста, обус-

ловленное его членимостью. Выделяемые в тексте единицы

обладают относительной самостоятельностью. Многие из них

сохраняют свой смысл и вне текста. Автосемантией обладают

цитата, лирические отступления, некоторые описания и др.

5) Диалогичность – категория текста, выделенная М. М. Бах-

тиным. Это свойство может быть внутренним и внешним. Внут-

ренняя диалогичность проявляется в тексте в виде диалога, но

может отражаться и в монологической речи (смене «смысло-

вых позиций», «точек зрения»), в обращениях автора к читате-

лю, риторических вопросах, косвенной речи и др. Внешняя ди-

алогичность отражает взаимодействие разных текстов, позво-

ляет оценивать текст как реакцию на другие тексты, определяет

6) Текстовая модальность – это интерпретация субъектом

речи отношения ситуации и ее элементов, отражаемых в тек-

сте, к действительности, выражаемая при помощи различных

языковых и речевых средств [5; 20; 28 и др.].

Нет единства в определении модальности на уровне тексто-

вых единиц. Т. В. Матвеева, рассмотревшая модально-оценоч-

ный план текста в аспекте текстовых категорий, предложила

называть данную функционально-семантическую категорию «то-

нальностью текста», в первую очередь обращая внимание на

«психологическую установку автора», «психологическое само-

раскрытие автора, обладающее эффектом воздействия на адре-

сата текста» [18; 27]. В некоторых работах используется термин

«авторская модальность» [4; 9].

По словам Г. Я. Солганика, главное средство выражения

модальности – «категория производителя речи», центр которой –

«субъективно-модальное» местоимение я; «это своеобразное на-

клонение производителя речи к действительности и собствен-

но речи». Различное соотношение между производителем и

субъектом речи, по Г. Я. Солганику, характеризует три тексто-

вых наклонения: объективное, субъективное и субъективно-

объективное [22, 364–372].

7) Категория точки зрения. В литературоведении и линг-

вопоэтике «точка зрения» рассматривается как композиционная

единица текста, а категория «точки зрения» («перспективы») как

одна из значимых текстовых категорий, связанная с «авторской»

модальностью или, наоборот, абстрагированная от нее (разные

определения понятия даются в литературоведческих работах [23;

24; 30] и др.). Система идеологических (аксиологических),

пространственных и темпоральных точек зрения, проявляющих-

ся в тексте, описывалась Б. А. Успенским [29].

8) Напряженность текста – свойство, выделенное В. Г. Ад-

мони: «Художественный текст должен заинтересовать читателя

уже с самых первых строк и усиливать интерес – то в большей,

то в меньшей мере вплоть до его завершения» [1, 130].

9) Тематическая определенность – категория текста, свя-

занная с выражением конкретной темы при помощи лексиче-

ских и фразеологических средств, внутритекстовых цепочек,

10) Тематическая недостаточность – результат межтек-

стовых (интертекстуальных) отношений, формирующих смысл

художественного произведения путем ссылки на другие тексты

того же автора, предшественников, смежных видов искусства

(цитаты, аллюзии, реминисценции, эпиграфы, пародии).__

34 Оценка редактором логических качеств текста рукописи.

Логический анализ текста основан на двух операциях: делении его на части и исследовании связей между этими частями, а также между смысловыми единицами текста и затекстовой действительностью. Проверить правильность логических связей между частями текста помогают такие приемы, как свертывание суждений до возможно более простых, выраженных одним предложением, восстановление опущенных смысловых звеньев, соотнесение смысловых звеньев на протяжении всего текста. Союзы, союзные слова, знаки препинания, стоящие на границе смысловых звеньев, помогают выявить логическую связь между частями материала.

Обязательный этап работы редактора над текстом – контроль за соблюдением основных законов логического мышления. Следуя им, мы достигаем определенности, непротиворечивости, последовательности и обоснованности мышления.

Первый закон логического мышления — закон тождества. Согласно ему каждая мысль, которая приводится в данном умозаключении, при повторении должна иметь одно и то же определенное, устойчивое содер­жание. Соблюдение этого закона обеспечивает правильность и определенность мышления. Нарушение его проявляется в уходе от темы журналистского выступления, влечет за собой подмену и смешение понятий, неточность терминологии, неверную формулировку вопросов и ответов в интервью, расплывчатость, неконкретность рассуждений, неорганизованность, сбивчивость изложения.

Второй закон логического мышления — закон противоречия. Суть его заключается в следующем: не могут быть одновременно истинными две противоположные мысли об одном и том же предмете, взятом в одно и то же время и в одном и том же отношении.

Этот закон предостерегает от высказывания в одно и то же время, в одном и том же смысле и об одном и том же предмете противоположных мыслей, и, таким образом, его соблюдение способствует непротиворечивости мышления.

Утверждение истинности взаимоисключающих понятий — часто встречающаяся логическая ошибка. Авторы и редакторы иногда не замечают противоречий: 1) дистантных (значительно отдаленных одно от другого), 2) неявных (обнаруживаемых в результате дополнительных мыслительных операций), 3) неполных (возникающих при логической неточности).

Третий закон логического мышления — закон исключенного третьего. Согласно ему из двух противоречащих высказываний в одно и то же время и в одном и том же отношении одно непременно истинно.

Закон распространяется только на противоречащие пары высказываний, требует устранения неопределенности в них, выявления того, какое из высказываний ложно и какое истинно, и тем самым обеспечивает последовательность изложения.

В журналистских материалах чаще всего нарушение закона исключенного третьего проявляется в том, что сопоставляемые понятия и высказывания в действительности не являются противоречащими.

Четвертый закон логического мышления — закон достаточного основания. Согласно ему всякая истинная мысль должна быть обоснована другими мыслями, истинность которых доказана.

Закон требует, чтобы наши мысли были внутренне связаны друг с другом, вытекали одна из другой, обосновывали одна другую. Именно обоснованности суждений, а также умения сделать из них необходимые выводы часто недостает газетным публикациям.

Анализ текста с логической стороны требует от редактора четкости и обостренного внимания. Нередки случаи, когда в авторском тексте нарушены требования нескольких законов логики.

Способы изложения и виды текста

Работа редактора над композицией литературного материала не исчерпывается оценкой его целостности, анализом отдельных частей, их последовательности и связей между ними, выявлением и оценкой различных композиционных приёмов. Редакторский анализ подразумевает проникновение во внутреннюю структуру текста, которая определяется тем, какой способ изложения избрал автор.

Способ изложения формируется в ходе порождения речи как определённая последовательность элементов смысловой структуры. Текст закрепляет этот процесс, фиксируя части произведения, приёмы, которыми достигается их связность, смысловая и структурная полнота и целостность. Выбор способа изложения диктуется целью, поставленной перед собой автором, и характером действительности, служащей предметом речи.

35 Классификация способов изложения и видов текста

Традиционная классификация, принятая в теории и практике редактирования, выделяла три способа изложения и соответственно три вида текста: повествование, описание и рассуждение (в некоторых пособиях рассуждение называется изъяснительным способом изложения) Цель повествования – передать движение событий во времени. Это рассказ о том, как, в какой последовательности происходили события. Цель описания — создать картину действительности. Это перечисление свойств, сторон предмета или явления, присущих ему в определённый момент. Единовременность этих признаков – существенная черта описания. Цель рассуждения — исследование, обобщение знаний о действительности, выяснение причин явлений, обоснование выводов, доказательство истинности или ложности определённых положений.

Старинные риторики учили, что повествование занимается действием, описание – предметом, рассуждение – отношением предметов и действий. Повествование обязано своим происхождением памяти, описание – внешним чувствам, рассуждение – уму и чувствам. Получив в наследство от классической риторики стройное и универсальное учение о способах изложения, лингвистика и поэтика (раздел литературоведения, изучающий структуру литературного произведения) долгое время довольствовались этими традиционными и достаточно общими представлениями о структуре текста. Однако способы изложения не поддавались той степени формализации, к которой стремились лингвисты, изучая язык как систему. И в то же время именно универсальность категорий «повествование», «описание», «рассуждение» не представлялась перспективной литературоведам. Современные исследования в области стилистики и теории текста сделали очевидным необходимость вернуться к столь ясным, казалось бы, представлениям о строении речи и уточнить их. Академик В.В. Виноградов выделял как одно из перспективных направлений современной лингвистики учение о типах композиционно-словесного оформления замкнутых в себе произведений как особого рода целостных структур.1 Сегодня мы рассматриваем способы изложения как функционально-смысловые типы речи, воплощающиеся в структурные единицы текста, которые характеризуются смысловой целостностью, структурной завершённостью, организацией по определённой схеме, графической оформленностью.2 Функционально-смысловой подход к тексту литературного произведения позволяет редактору объединить в ходе анализа текста лингвистическую и литературоведческую методики.

Наблюдения над живой речью и соответственно над текстом убеждают в том, что речевые конструктивные формы чрезвычайно разнообразны. Традиционная трёхкомпонентная (повествование, описание, рассуждение) схема, бесспорно, справедлива и достаточна при рассмотрении редактором текстов художественных произведений. Однако многие редакторы – и таких большинство – имеют дело с материалами информационными, справочными, литературой научной, научно-популярной, учебной, работают в широкой и разветвлённой системе средств массовой информации. Применительно к этой практике схема нуждается в дополнении и уточнении. Своё место в ней должно найти сообщение, структура которого обычно предопределена хорошо известной всем журналистам формулой – ответом на вопросы: что? где? когда?; информационное описание, которое отражает не только внешние признаки предметов и явлений, но и знание существенных, часто недоступных внешнему, чувственному восприятию свойств; умозаключение – выведение нового суждения из суждений известных, не осложнённое агитационными задачами. Научно-техническая революция, интерес к проблемам социальным, небывалая общественная активность, присущие нашему времени, обогатили речевой обиход огромным количеством новых понятий и терминов, которые редактору надо уметь ввести в текст и оценить их целесообразность и точность. В связи с этим возникла необходимость специально рассмотреть такие тексты, в которых раскрывается содержание понятий, даётся их определение и объяснение.

Система видов текста, характерных для материалов массовой информации, может быть представлена следующим образом*:

Изобразительные виды текста

Логизированные виды текста

Структура текстов первого ряда типична для материалов убеждающих, агитационных, рассчитанных на эмоциональное воздействие. Композиционные приёмы их организации близки к принятым художественной литературой. Здесь ясно прослеживается риторическая традиция, а отсюда закономерен подход к анализу формы «по закону читателя».

Во втором ряду – тексты информационных материалов прессы, официальных документов, научных публикаций. Для них характерны стереотипы композиции, отсутствие дополнительных композиционных включений. Предметом и повествования и сообщения служит событие, но сообщение не прослеживает ни движения событий во времени, ни их развития. Описание и информационное описание фиксируют признаки предметов и явлений, но в отличие от традиционных описаний, свободных в выборе приёмов их построения, описания информационные строятся по определённой схеме. Умозаключение как вид текста в отличие от рассуждения, богатого по своим изобразительным и конструктивным возможностям, имеет в своей основе строгую логическую формулу. В информационных публикациях умозаключение обычно представлено его сокращённой формой – энтимемой.

Определение раскрывает содержание понятий в обобщённой форме, тогда как объяснение понятий служит цели выявить более ясное и отчётливое представление о предмете или явлении (форма его свободна).

Следует подчеркнуть, что всё сказанное выше относится к монологической форме изложения. Монолог как форма построения речи от первого лица наиболее обусловлен функционально в журналистском произведении. Он представляет основной массив публицистической речи как «организованная система облечённых в словесную форму мыслей».3 Форма речи, для которой характерна смена высказываний двух (диалог) или нескольких (полилог) персонажей, в текстах массовой информации присутствует обычно как включение в основной монологический текст. Исключение представляют лишь тексты интервью и бесед. Причём в материалах первого ряда диалог и полилог служат средством выразительности. Взаимодействие монологических и диалогических форм речи – актуальная проблема для редактора публицистических произведений.

Текст как предмет работы корректора и редактора. Основные свойства текста

Редактирование самым непосредственным образом заинтересовано в решении задач, выдвинутых теорией текста. Назовем важнейшие:

  1. исследование смысловой стороны текста в процессе его порождения, восприятия и понимания;
  2. наблюдение над текстом как единицей коммуникации;
  3. изучение проблемы информативности текста, создание методик кодирования и декодирования информации, которую несёт текст.

Текст как предмет работы корректора и редактора

Работа автора над формой литературного произведения начинается задолго до того, как текст ложится на бумагу. Уже в процессе формирования замысла будущего произведения и осмысления фактов действительности складываются его жанровые особенности, приёмы изложения. Но вот текст написан. Мысль автора воплощена в конкретную форму, выражена средствами языка и закреплена знаками письма. Для автора текст становится материалом завершающей стадии создания литературного произведения, работы, которую А.С. Пушкин называл «редко замеченным трудом отделки и отчётливости».1 Для редактора работа над авторским текстом – основной этап литературного труда. Редактора принято называть помощником автора, но даже при самой широкой трактовке обязанностей редактора, принятой сегодня в практике периодической печати, анализ, оценка и правка текста авторского произведения остаются его главной задачей. Чёткое осознание предмета деятельности существенно для любой практической дисциплины. Благодаря этому становится возможным очертить круг необходимых для неё знаний, избежать случайностей при выборе приёмов, заимствованных у других дисциплин, целеустремлённо и последовательно применять эти приёмы, придать методике практической дисциплины черты системы.

Разработка научных основ редактирования опирается на фундаментальные знания о тексте, его теорию. Следует иметь в виду, что термин «текст» многозначен. В филологии принято троякое его толкование. Текст понимается как результат целесообразной речетворческой деятельности, как письменный источник, как речевое произведение. Первая трактовка – наи­более широкая. Она представляет текст как сознательно организованный результат речевого процесса, как мысль, облечённую в определенную форму для выражения определённого смысла. Примером понимания текста как письменного источника могут служить исследования в области текстологии и палеографии. В практике научных исследований текст речевого произведения долгое время считался специфическим объектом литературоведческого анализа, а текст как объект лингвистики был в большинстве случаев ограничен рамками предложения. Структурная лингвистика и оформившаяся впоследствии как самостоятельная дисциплина лингвистика текста распространили свои наблюдения на большие, чем предложения, речевые единицы – сверхфразовое единство и текст в целом, трактуя его как «организованный на основе языковых связей и отношений отрезок речи, содержательно объединяющий синтаксические единицы в некое целое».

Разработка теории коммуникации, изучение реальных условий функционирования языка сделали возможным определение: «текст – это речевое произведение». Текст рассматривается как результат взаимодействия плана выражения и плана содержания, как система, предполагающая двух участников – автора и адресата (отправителя и получателя).

В отличие от широкой концепции текста, когда текст «открыт» и в нём в любой момент можно поставить точку, текст в понимании редактора всегда ограничен рамками литературного произведения, конкретен и завершён. Однако в теории редактирования термин «текст» специально не расшифровывался и употреблялся в ограниченном смысле, ему предпочитали термин «авторская рукопись» или «текстовой оригинал». Текстом, исходя из особенностей редакционного процесса, называли как любую представленную автором для опубликования рукопись статьи или книги, так и часть готовой рукописи, вплоть до отдельной её фразы или абзаца, над которой работает редактор. Такое определение не отражало – и не ставило своей задачей отразить – сложнейшую природу феномена «текст» и не могло служить основой для науч­ного подхода к выработке практических решений.

Редактирование самым непосредственным образом заинтересовано в решении задач, выдвинутых теорией текста. Назовем важнейшие:

  1. исследование смысловой стороны текста в процессе его порождения, восприятия и понимания;
  2. наблюдение над текстом как единицей коммуникации;
  3. изучение проблемы информативности текста, создание методик кодирования и декодирования информации, которую несёт текст.

Основные свойства текста

Теорией текста выявлены его основные характеристики, из которых для редактирования первостепенное значение имеют целостность, связность, закреплённость в определённой знаковой системе, информативность. Понимание сути этих характеристик важно редактору не только в плане теории. Пренебрежение ими неизбежно скажется в его практической работе, приведёт к редакторской близорукости, когда оценка текста как целого подменяется рассмотрением частных недостатков, выискиванием авторских промахов, перечнем частных неудач. При этом не учитывается, что текст – всегда «связное речевое высказывание с характерным для него стойким смысловым единством».

Мастер Йода рекомендует:  Подборка полезных инструментов и библиотек для веб-разработчиков

Ошибочной и вредной для практики представляются также трактовка цели литературного редактирования лишь как обработка языка и стиля готовящегося к печати произведения, с которой до сих пор можно встретиться в пособиях по редактированию. Задачи редактора неизмеримо шире и глубже.

1. Целостность текста обеспечивается смысловой нитью, которая должна проходить через весь текст. Выявить эту нить, идя от внешних значений к смыслу, – первоочередная задача редактора. Оценка им целостности текста идёт по двум направлениям: анализ его как органического единства и выявление полноты и точности составляющих его элементов. Стремясь к целому, никогда не забывать о частях, и, работая над частями, всё время видеть целое – так формулируют эту задачу опытные редакторы. Методика анализа текста как системы не тождественна методике анализа его частей. Целостность текста как литературного единства не соотносится непосредственно с лингвистическими единицами и имеет психолингвистическую структуру. Она достигается един­ством замысла и точностью построения текста, целостностью образного осмысления материала, ясностью логического развёртывания мысли, стилистическим единством текста. Анализируя ком­поненты текста, редактор должен проявить глубокое и всестороннее знание предмета, широкую лингвистическую эрудицию.

Целостность текста при редакторской правке требует сохранения смыслового тождества при переходе от одной степени компрессии речевого высказывания к другой, более глубокой, устой­чивости по отношению к побочным, посторонним влияниям. Практический смысл этих наблюдений психологов для редактора очевиден.

Подход к тексту как к литературному целому – основополагающая концепция многих современных исследований в области редактирования – берёт свое начало в первых пособиях, адресованных редакторам. Этот принцип был сформулирован уже К.И. Былинским в его книге «Литературное редактирование газеты»: обязанность литературного правщика «проверка и исправление текста как литературного целого». Идея – над каждой фразой можно работать, только имея представление о тексте в целом – проходит через все работы учёного. Методика, созданная им, не допускала возможности полагаться на чутьё, на то, «звучит» фраза или «не звучит». Особого внимания редактора требуют гладкие, по первому впечатлению безукоризненные фразы, – предупреждал он. Нельзя править вслепую. Прежде чем править, надо точно установить не­достатки целого текста, выявить его смысл.

Обзоры печати, с которыми регулярно выступал перед журналистами К.И. Былинский, до сих пор представляют не только методический, но и практический интерес. Современный редактор, без сомнения, извлечёт из них полезный урок. Приведём небольшой отрывок из обзора тассовских материалов конца 50-х годов.

Корреспонденцию читаешь один раз. Если она написана так, что не сразу поймешь и её нужно перечитывать, значит, она неудачна. Прочтите, например, следующую корреспонденцию:

На Ново-Тагильском металлургическом заводе ведутся большие работы по сооружению рельсо-балочного цеха. С пуском в этом цехе двух новых станов на заводе будет завершён полный цикл производства. Сданы в эксплуатацию первые агрегаты и мощные краны в машинном зале и становом пролёте.

На строительстве рельсо-балочного цеха предстоит вынуть сотни тысяч кубометров грунта, уложить много тонн бетона, миллионы штук кирпича.

Рельсо-балочный цех будет оснащён новейшим оборудованием. Автоматическое управление агрегатами, полная механизация всех трудоёмких процессов значительно облегчат труд прокладчиков».

А теперь скажите, что происходит на Ново-Тагильском заводе. С одной стороны, речь идёт о пуске двух станов, пущены в эксплуатацию агрегаты и станы, а с другой стороны, ещё нужно вынуть сотни тысяч кубометров грунта, т. е. только приступить к работе. Ничего не дают читателю и такие неопределённые показатели, как «сотни тысяч кубометров», «много тысяч тонн», «миллионы штук».

Лишь после общей характеристики корреспонденции и в связи с этой характеристикой в обзоре даётся анализ её лексических и стилистических недочётов, грамматических неправильнос­тей. Подобный порядок анализа, отражающий особенности редакторского подхода к тексту, вошел в методику редактирования.

2. Связность текста – условие его целостности. Сам термин «текст» (от латинского – textus) означает связь, буквально – «ткань». Отзвук изначального смысла сохранило выражение «языковая ткань», которое часто употребляют, оценивая литературное произведение, но при этом далеко не всегда помнят о том, как легко эту ткань повредить неосторожным прикосновением. Чтобы понять текст, недостаточно уяснить значение изолированной фразы: каждая фраза включает в себя значение предыдущей. Оценке текста, любому, даже самому незначительному, изменению его должен предшествовать анализ, идущий от связей внешних к связям глубинным, постижение и уточнение их смысла.

Текст, рассмотренный вне системы коммуникаций, в которых он существует, прерывист. В содержании его всегда имеются различной величины смысловые скважины, которые читатель в процессе своего восприятия текста должен заполнить. Чтобы текст был понят правильно, либо сам читатель должен располагать необходимыми для этого знаниями, либо предыдущее изложение должно подводить его к заполнению очередной смысловой скважины. Если эти условия не будут соблюдены, понимания между автором и читателем не возникнет. Понятно, как важно учитывать эту особенность текста при редактировании.

Экспериментальными исследованиями установлено, что связи между далеко отстоящими друг от друга элементами текста трудно фиксировать из-за ограниченного объёма нашей кратковре­менной памяти. Фрагменты текста, между которыми существует связь, должны одновременно храниться в ней.

И ещё одна рекомендация для редактора: если слово нуждается в уточнении, сразу же давать его, предупреждая возможность двоякого толкования.

Средства, которыми осуществляется связь (сцепление) между элементами текста, различны, и лишь в небольшом числе случаев это средства грамматические. В официальных материалах, в научной прозе ведущими являются чётко выраженные логические связи. В художественных и публицистических произведениях связи между элементами текста предопределены его образной системой и зачастую ассоциативны.

В коротком информационном сообщении на странице газеты, где ведущий принцип – максимум информации передать минимумом слов, а каждое предложение может быть рассмотрено как самостоятельное сообщение, связь между предложениями осуществляется самим порядком их следования. Распространённым принципом связи между элементами текста в информационных материалах служат также повторы, которые помогают читателю следить за мыслью. Эти повторы не являются проявлением стилистической избыточности, если повторяются лишь ведущие, несущие основной смысл слова, замена которых синонимами чревата утратой точности выражения мысли, искажением терминологии.

В информационных жанрах редактор стремится к тому, чтобы при заполнении смысловой скважины читатель однозначно с автором толковал смысл текста, не допускал от него отклонений, в жанрах аналитических и художественно-публицистических функция прерывистости текста иная. Именно в момент заполнения смысловой скважины здесь возникает то сотворчество читателя и автора, которое так важно в процессе восприятия литературного произведения. «Если бы я добросовестно выписывал натуралистические портреты моих героев: чемберленов, макдональдов, взяточников и бюрократов, – это было бы нестерпимо скучно, – говорил М. Кольцов. – Так теперь не пишут даже в Кашире и Гомеле. А вот штрихи – один, другой, какая-нибудь тонкая деталь, намёк, – читатель, будьте уверены, всё поймет и додумает сам. Дайте не только себе, но и ему, выросшему, поумневшему читателю, простор фантазии».

При редактировании, стремясь во что бы то ни стало предотвратить неверное толкование текста, его легко засушить, сделать для читателя неинтересным. Однако для редактора реальна и другая опасность — оставить в тексте смысловые разрывы, заполнить которые читатель не может.

Прочтём внимательно отрывок из напечатанного в газете судебного очерка:

В 9 часов 03 минуты этого дня в сберкассу, что находится на Пионерской улице, вошёл молодой человек спортивного вида. Он огляделся. И тут же в кассу вошла женщина с книжкой для оплаты коммунальных услуг. Молодой человек сел за стол и стал заполнять бланк. Женщина попрощалась и вышла из помещения, тут же незнакомец встал, он тяжело ранил кассира Носову. Последняя, падая, сделала несколько шагов к розетке и стала опускаться на пол. Через несколько минут в кассе появился наряд милиции.

Стремление подчеркнуть документальную достоверность рассказа типично для подобных публикаций. Мы обращаем внимание на точное – до минуты – указание времени происшествия, узнаём, где именно находится сберкасса, нам сообщены детали происходившего, и в то же время связь между многими смысловыми звеньями текста мы уловить не в состоянии. Непонятно, какая роль отведена автором женщине с книжкой для оплаты коммунальных услуг. Не проявлены смысловые связи между предложениями: тут же незнакомец встал, он тяжело ранил кассира Носову. Неизвестно, дошла ли кассир до розетки, и что это за розетка. Только последующее позволяет предположить, что ей удалось нажать на кнопку розетки и что это была кнопка вызова милиции. В приведённом тексте отмечены смысловые разрывы, заполнение которых вызывает у читателя трудности. Можно предположить, что они возникли из-за поспешного сокращения текста при вёрстке полосы. С подобными неудачами приходится сталкиваться достаточно часто, но для редактора это не может служить оправданием.

3. Закреплённость – важнейшее качество письменной речи – даёт ей известные преимущества перед речью устной. Две формы речи – письменная и устная – располагают разными средствами для того, чтобы облегчить адресату путь к её пониманию. Известно, что никогда не говорят так, как пишут, и почти никогда не напишут так, как говорят. Письменная речь не может передать ни мимику, ни жест автора – то, что Ираклий Андроников, мастер устного рассказа, называл маленьким театром лица и рук исполнителя. Читатель не слышит его интонацию, не фиксирует пауз, не связывает так непосредственно, как при слушании устной речи, высказывание с его психологическим и социальным контекстом. Однако, слушая, мы следим за смыслом по мере произнесения слов, читая, можем воспринять текст или достаточно большой его фрагмент в целом, сразу окинуть его взглядом. Мы можем отложить прочитанное в сторону, подумать и потом вернуться к нему снова. В устной же речи возврат к уже высказанной мысли подразумевает обязательный её повтор. Письменная речь может быть более сложной по структуре, она допускает включение элементов различных знаковых систем (цифр, формул, рисунков, чертежей) и требует от адресата большей, чем речь устная, самостоятельности и аналитичности мышления. Немаловажно и то, что за одно и то же время прочитать можно почти в три раза больше слов, чем внимательно прослушать. Многие графические приёмы письменной речи не имитируют приёмы речи устной и имеют самостоятельное значение. Так, не имеет аналога в устной речи табличная форма организации материала. Прописные и строчные буквы могут указывать в тексте не только на значение грамматических форм, но и на эмоциональную окраску слов. Абзацный отступ не только графически проясняет архитектонику текста, но и сохраняет во многих случаях значение написанного «с красной строки». Публицисты широко пользуются этим свойством абзаца, привле­кая внимание к графической форме текста:

Одно имя хочу написать с красной строки, потому что заслуга человека, носящего это имя, особая:

Герман Андреевич Третьяков, генерал.

Действенным способом акцентировки мысли служит сочетание графических приёмов оформления текста и авторского комментария, например:

Таковы нормальные (подчеркиваю это слово жирной чертой) перспективы развития рабочего движения в Кузбассе.

Тончайшие оттенки смысла способны передать знаки препинания, принятые нашей пунктуацией. Убедительным доказательством этому могут служить дебаты при обсуждении текста законов и документов, имеющих государственное значение. Вспомним эпизод обсуждения проекта Закона о печати. Три варианта записи одного из положений отличались лишь тем, что в первом между предложениями: «Печать и другие средства массовой информации свободны» и «Цензура массовой информации не допускается» – стояло двоеточие, во втором – точка, в третьем – точка с запятой. Двоеточие давало основание сузить понятие «свобода печати», свести его к отсутствию цензуры. Точка позволяла более широко толковать его, разграничивая эти утверждения. Точка с запятой предлагала промежуточный, компромиссный вариант. Из этого обсуждения журналист должен извлечь не только политический, но и профессиональный урок.

Существуют различные способы закрепления текста: рукописный, машинопись, различные виды полиграфического воспроизведения, фиксирование текста на экране дисплея. Редактор должен представлять себе возможности и особенности каждого из этих способов.

Для многих авторов закрепление текста на письме – необходимая часть творческого процесса. «Писать своей рукой, держа ручку в пальцах, – самое непосредственное соотношение наше с листом бумаги»,6 – говорила писательница и очеркистка Мариэтта Шагинян, никогда не пользовавшаяся пишущей машинкой.

Печатный текст теряет индивидуальные черты ручной записи, но ему свойственна большая чёткость и организованность. В газете форма закрепления текста диктуется требованиями удобочи­таемости. Этому подчинены выбор кегля, длина строк, интерлиньяж. Варьируя приёмы закрепления текста и его графического оформления, редактор выявляет для читателя тематическую и жанровую структуру номера, подчёркивает взаимосвязь элементов внутренней формы газетной полосы, помогает ориентироваться, быстро находить нужную публикацию.

При поисках оригинальных графических решений следует помнить, что погоня за внешним эффектом не даёт хороших результатов. Мы часто убеждаемся в этом, читая броско оформленные заголовки. Вот один из них: «Черноморская бесКозырка». Подзаголовок «Торговый флот рискует быть битым в нынешней политической игре» отчасти расшифровывает его, соотнося значение слов козырь и игра. Но искусственность этой «игры словами» очевидна и не находится в прямой связи с содержанием публикации. Графические приёмы закрепления текста должны быть предельно точны и требуют от редактора не только содержательной, но и эстетической оценки.

Закрепление текста на письме – сложный процесс. Наверное, каждому знакомо то ощущение немоты перед белым листом бумаги, о котором свидетельствуют многие литераторы. Письменная речь – самая точная и развёрнутая форма речевой деятельности. Современная теория текста исходит из того, что буквальная запись звучащей речи не имеет права именоваться текстом. Текст – сознательно организованный результат речетворчества, речевое произведение.

Создание текста, передающего речь собеседника, – особый вид журналистской литературной работы. Включение конструкций разговорной речи вызвано стремлением подчеркнуть докумен­тальность материала и эмоционально воздействовать на читателя, но этот приём достигнет цели лишь в том случае, если он обусловлен общим замыслом, а сам текст тщательно отделан:

Кто ж вызвал яго в Москву? Суседка встрелась: «Выступал ваш Кузьмич!». А про што не сказала. Может, тайное што? Нас не помяне. Видал ты яго? отец небольшой, а он? семья есть? Хата у них маленькая, ребятишек умного. Они бедного поколения, это Тереховка зажиточная. Я капусту покупала у их. Капуста хорошая, белая. Сто рублей отдала за восимисят кочанов.

Казалось бы, бесхитростный рассказ, на первый взгляд – необработанная запись устной речи. Однако обратим внимание на способы пунктуационно оформить высказывания, подчеркнуть фонетические и лексические особенности речи. Причём автору не изменило при отборе их чувство меры, что очень важно в этом случае. Мы привели лишь один фрагмент публикации, состоящей из подборки таких фрагментов. Каждый из них – этап биографии простой деревенской женщины. Части материала примерно равны по объёму и последовательность их далеко не случайна.

С обработкой записи устной речи сталкивается каждый журналист при подготовке к печати интервью. Понимание отличия письменной речи от речи устной в этом случае необходимо. В частности, следует предостеречь авторов таких публикаций от расхожих рекомендаций максимально использовать приёмы риторики, организующие устную речь, и от попыток механически перенести их в текст.

Именно в устной речи часто рождаются неологизмы, встречаются нетрадиционные грамматические формы, и редактор должен решить, правомерно ли их употребление. Однако самое сложное – воспроизвести при литературной обработке текста интонацию собеседника. Даже точная дословная запись не может передать её оттенков. Важно найти способ воссоздать обстановку, в которой берётся интервью, понять настроение собеседника, выявить черты его личности, передать ритмический рисунок речи.

4. Информативность – важнейшая характеристика текста журналистского произведения. В отличие от общепринятого толкования термина «информация», понимаемого как сообщение сведений, журналистика требует новизны этих сведений. Публикации СМИ предназначены для широкой читательской аудитории и представляют сведения, различные по степени важности и тематике. Это, прежде всего, сообщения об актуальных событиях и проблемах в сфере политики, экономики, культуры, общественной жизни, заслуживающих всеобщего внимания, и наряду с ними – сообщения, представляющие «прозу жизни», неожиданные ситуации, поступки, конфликты, нередко дающие повод для сенсации. Определение информативности журналистского текста основывается на представлении об уровне знаний читателя и учёте фактора времени.

Отрезки текста могут содержать различную по своему прагматическому назначению информацию. Для большинства публикаций СМИ на первом месте стоят отрезки текста, содержащие сообщения о фактах и процессах, происходящих, происходивших, которые будут происходить. Они непосредственно соотносят текст с действительностью. Информация в этих отрезках текста выражается вербально, единицы языка употребляются в их прямом, предметно-логическом значении.

Выявление информации, передающей авторскую точку зрения, выяснение отношений между явлениями, их значения и причин, требует толкования смысловых связей и способов авторской оценки. Эта информация извлекается из всего текста.

Наиболее сложна для восприятия так называемая подтекстовая информация, особое значение приобретающая в текстах художественной литературы. Эта информация вербально не выражена, она сосуществует с сообщениями о фактах и способна порождать дополнительные, зачастую трудно уловимые смыслы. В публикациях СМИ подтекстовая информация находит ограниченное употребление.

В тексте информация распределяется неравномерно. Речевые отрезки, насыщенные информацией, чередуются с малоинформативными. Такое построение текста предопределено объёмом нашей оперативной памяти и общим, «пульсирующим» характером работы мозга. По степени насыщенности и мере новизны различают информацию ключевую, уточняющую, дополнительную, повторную и нулевую. Ключевая информация уникальна. Это сообщение новости. Уточняющая информация связана непосредственно с единицами текста, несущими основную информацию. Она не сообщает новости, а лишь уточняет то, что уже сообщено. Это указатели времени и места, подробности, которые конкретизируют новость, подчёркивают её достоверность и точность. В отличие от уточняющей дополнительная информация не связана непосредственно с единицами текста, содержащими ключевую информацию. При введении её возникает новая тема и образуется смысловая скважина, нарушающая связность текста.

Повторная информация не содержит новости, она лишь повторяет уже сообщённые сведения. Как сообщение уже известного, повторная информация избыточна и может служить лишь риторическим целям. Речевые отрезки, лишённые семантической информации (оговорки, «пустые слова», нейтральные речения), иначе говоря, отрезки текста, содержащие нулевую информацию, могут играть лишь конструктивную роль в процессе организации целостного текста и зачастую свидетельствуют о низкой речевой культуре автора. Соотношение речевых отрезков, несущих ключевую информацию, и отрезков, представляющих другие её виды, позволяет вывести коэффициент информативности текста. Оптимальная информационная насыщенность текста – 0,4–0,6. Если этот показатель выше, тексты сложны для восприятия. При меньшем значении коэффициента тексты могут не вызвать интереса у читателя.

Анализ текста делает очевидной разницу в информационной нагруженности его фрагментов.

Рассмотрим текст газетной заметки.

Автомат Калашникова, два самодельных глушителя, три взрывных устройства, снабженные магнитами и пультом дистанционного радиоуправления, были найдены в квартире лаборантки областной станции переливания крови. Таков итог операции, которую провели сотрудники Кемеровского УБОПа, используя оперативную информацию.

Как сообщил «Ъ» начальник УБОПа Владимир Мархинин, операция готовилась и проводилась совместно с коллегами из Красноярского УБОПа. Задержан и хозяин арсенала – друг лаборантки, по национальности ингуш. Он пять лет проживал в Кемерове, занимался коммерцией и был замешан в торговле оружием. Имя задержанного не разглашается, но стало известно, что в тот же день в Красноярске был задержан его брат и там при обыске так же был обнаружен склад оружия и взрывчатки. По словам Владимира Мархинина, речь идёт о пресечении деятельности группы преступников, действовавших в двух сибирских регионах.

Ключевая информация, сообщённая в заметке, фиксирует суть новости, которая не может быть подсказана контекстом (речевые отрезки, выделенные жирным). Новизна уточняющей ин­формации не абсолютна, она актуальна не для каждого читателя (речевые отрезки, подчёркнутые одной чертой). Введение дополнительной информации (текст выделен курсивом) оправдано далеко не всегда. Так, сообщение о том, что квартира принадлежит лаборантке областной станции переливания крови, не находит развития, вызывает появление смысловой скважины и нарушает связность текста. Дополнительная информация о хозяине оружия может послужить основой нового сообщения, но в заметке этого не сделано. Читатель может лишь предположительно судить о значении этих фактов. Повторная информация (таков итог операции. ; по словам Владимира Мархинина, речь идёт о пресечении деятельности группы преступников, действовавших в двух сибирских регионах. ) преследует риторические цели. Она содержится в абзацах, подводящих итог сказанному, и не несёт нового знания.

Введение

Наш язык - отражение нашей жизнедеятельности, тех процессов, которые происходят в нашей стране. История языка напрямую связана с историей народа. Следовательно, перемены, происходящие в экономической, политической и культурной жизни общества, приводят к изменению его языковых особенностей.

В периодической печати отражается современная действительность, а язык газетных текстов выступает как социальная сила, средство формирования взглядов и управления поведением людей. Постоянные изменение в языке привели к тому, что в настоящее время имеет место быть новый тип личности читателя и современный газетный текст. И журналистское произведение должно быть ориентировано на определенный тип читателя, чтобы читатель смог адекватно воспринимать прочитанный им текст.

Таким образом, актуальность работы обусловлена необходимостью систематизации сведений о современном газетном тексте и его анализа с точки зрения лингвистики.

Новизна работы заключается в том, что данные газетные публикации подвергаются лингвистическому анализу впервые.

Цель работы - рассмотреть способы отражения языковой действительности в газетных текстах.

Проанализировать научно-учебную литературу по данной тематике;

Рассмотреть понятия "текст", "журналистский текст" в теории лингвистики и журналистики;

Проанализировать языковые единицы, входящие в состав газетных текстов;

Выяснить специфику функционирования современных газетных текстов на примере федеральных и региональных газет.

Объект исследования - газетный текст.

Предмет исследования - способы отображения языковой действительности в публикациях федеральных и региональных газет.

Методы исследования - описательный, типологический, сравнительный.

Методологическая база - Основы творческой деятельности журналиста под ред. Корконосенко, Валгина Н.С. Теория текста, Беззубов, А.Н. Стилистические приемы в газетной речи.

Свойства текста

В настоящее время текст как объект изучения привлекает специалистов разных областей знания, в первую очередь - лингвистов, сосредоточивших внимание на функционально-коммуникативных качествах языка, средства выражения которого и составляют текстовую ткань. Хотя в языкознании понятие "текст" до сих пор не получило еще четкого определения. Видимо, свести это понятие только к категориям языкового плана невозможно из-за его многоаспектности. Следовательно, можно допустить и различные определения этого понятия [8, с.8].

Понятие "текст"

Текст определяют как информационное пространство, как речевое произведение, как знаковую последовательность.

В семиотике под текстом понимается осмысленная последовательность любых знаков, любая форма коммуникации, в том числе обряд, танец, ритуал и т.п. В филологии, в частности языкознании, под текстом понимается последовательность вербальных (словесных) знаков [8, с.8].

Российский гуманитарный энциклопедический словарь дает следующее определение понятия:

Текст - (от лат. textus - ткань, сплетение) - в лингвистике понимается как продукт речевой деятельности, относящийся к "речи" в ее противопоставлении "языку". Обладает определенной прагматической установкой, жанровой и стилистической принадлежностью, специфическими внутренними и внешними связями, характеризуется связностью и цельностью. Представляет собой предмет изучения ряда дисциплин, исследующих различные аспекты структуры и функционирования текста [18].

В Большой советской энциклопедии о понятии "текст" говорится следующим образом:

Текст [от лат. textus - ткань, соединение (слов)]:

1. Словесное произведение, напечатанное, написанное или бытующее в устной форме; произведение литературы, фольклора, любое произведение письменности.

2. В языкознании последовательность из нескольких (или многих) предложений, построенных согласно правилам языка. Связность обеспечивается грамматическими средствами (согласование времён или наклонений глагола в смежных предложениях, личные местоимения 3-го лица вместо повторяющихся существительных, расстановка артиклей, которые выделяют существительные, уже известные из предыдущего изложения) и смысловыми соотношениями (в каждом следующем предложении используется смысловая информация предыдущего текста) [17].

Информативность как одно из основных свойств текста. Реализация информативной функции в тексте.

Информативность− способность текста быть носителем законченного сообщения, передавать информацию. Информативность как важнейшее свойство текста характеризует количество содержащейся в нем информации, ее важность и новизну.

Принято выделять несколько видов информации:

1. Фактуальная информация свойственна любому тексту и отражает явления действительности и их взаимосвязи, это осмысленная автором картина мира, реального или воображаемого, переданная средствами языка. Фактуальная информация чаще всего отражается вербально с помощью слов, употребленных в своих прямых словарных значениях. Она составляет предметно-логическую основу текста. В реферировании с фактуальной информацией тесно связано понятие факта.

2. Концептуальная информация отражает авторскую оценку, интерпретацию темы, явления. Она может быть выражена и вербально, т.е. в речевом высказывании, и подразумеваться в контексте. Такая информация извлекается из текста в целом и обусловлена осмыслением отраженных в нем фактов и их отношений. Особая разновидность концептуальной информации — информация о самом авторе, его позиции в описываемой ситуации.

Разделение информации на фактуальную и концептуальную часто довольно условно, поскольку почти любое высказывание так или иначе отражает авторскую позицию. Даже, казалось бы, абсолютно нейтральные наименования и безоценочные высказывания о реалиях действительности способны передавать авторскую оценку ситуации и целеустановку.

3. Подтекстовая информация — прямо не выраженная, скрытая информация, извлекаемая на основе фактуальной благодаря способности текста порождать ассоциативные значения. Например, на основе подтекстовой информации часто возникает ирония и угадываются намеки. Это наиболее сложная разновидность информации, редко встречающаяся в текстах СМИ.

4. Косвенная, т.е. сведения, передача которых не составляет цель сообщения, но они извлекаются попутно с основными из его содержания. Так, прочитав вывеску «Свисс-банк», вы не только будете знать, куда пришли (что является целью сообщения), но и, скорее всего, сделаете вывод о неблагозвучности названия (это и есть косвенная информация, содержащаяся в названии учреждения).

По степени важности для темы и месту в смысловой и синтаксической структуре выделяется информация:

· ключевая — важнейшие уникальные сведения по теме, которые не могут быть подсказаны контекстом,

· дополнительная, уточняющая − та, что развивает и конкретизирует ключевую и обусловливается ею,

· повторная — любое второе и последующие упоминания ранее названных реалий.

· фрагменты текста, не несущие информации вообще.

В любом тексте информация разных типов чередуется.

3. Что такое когезия, связь между предложениями и отдельными частями текста? Какими средствами осуществляется когезия? Приведите примеры.

Когезия (связность текста) свойство элементов текста, характеризующее их связь с другими элементами текста.

И.Р. Гальперин выделял три вида когезии: контактную, дистантную и ассоциативную. Контактная связь выражается повторами, заменами, употреблением синонимов, антонимов, однокоренных слов в одном абзаце, предложении, дистантная же — через несколько предложений (абзацев). Ассоциативная когезия не всегда улавливается. Однако она часто определяет связи между описываемыми явлениями, очень важные для декодирования. Ассоциации в тексте не возникают спонтанно. Они являются результатом художественно-творческого процесса, «в котором отдаленные, не связанные логическими скрепами представления, приобретают вполне понятные связи между описываемыми явлениями».

Когерентность понимается как цельность текста, заключающаяся в логико-семантической, грамматической (прежде всего синтаксической) и стилистической соотнесенности и взаимозависимости составляющих его предложений. Когерентность текста есть результат взаимодействия логико-семантического, синтаксического и стилистического видов когезии.

4. Объясните, что такое континиум, темпоральность (временная и пространственная связи внутри текста). Приведите примеры.

Осн. категории и свойства текста. Типы текстов

Текст – очень сложный объект исслед-я. Это языковое выражение замысла его создателя. Это проявление законов реальности. Осн. средство вербальной коммуникации. Текст – идеальная высшая коммуникативная ед-ца, характ-ся смыс-ловой замкнутостью и законченностью. Текст – это произ-ведение речетворческого процесса, обладающее завершён-ностью, оформленное в виде письм-го док-а, произведение, сост. из названия и ряда особых единиц, объединённых разными типами лексической, грам-кой, логической, стилист. связи, имеющее опред. целенапраленность и прагматическую установку. Среда, в кот. функц-ет текст – это культура и социум. О тексте нельзя говорить, не назвав его категорий. Условно выделяются содержательные, формальные и функциональные категории. Но осн. категории – это целостность (план содержания) и связность (план выражения), дополняющие др. друга.

Цельность текста ориентирована на содержание, смысл, обусловлена законами восприятия текста, стремлением читателя соединить все компоненты текст в целое. Ц. текста обеспечивается конкретной ситуацией его восприятия. Это говорит о ситуативной цельности текста. Однако текст не всегда целен, непрерывен. И читатель осмысляет (обрабатывает) текст не всегда нераздельно. Ц. текста обеспечивается категориями информативности, интегративности, завершённости, хронотипа (текстового времени и пространства), категориями образа автора и персонажа, модальности, эмотивности и экспрессивности.

Связность наоборот обусловлена линейностью компонентов текста. Эта категория выражается в складности слов, предложений, текстовых фрагментом. Интенсивность связности может быть различной. Автор текста может намеренно разбивать смысл на компоненты (чтобы упростить понимание). Ц. текста предполагает его завершённость. З. текста связана с его материальной оболочкой. Однако для целостности текста важнее его смысловая З.

Свойства текстов:

Абсолютная антропоцентричность. Текст создаётся чел-ом, предметом его изображения чаще всего явл. чел., и создаётся текст для людей.

Социологичность озн., что текст связан с опр. временем, соц. устройством общества, и сам выполн. соц. функции. В нём объединяются живые соц. силы, на содержание накладывает отпечаток соц. обстановка.

Диалогичность текста связана с его открытостью, бесконечностью, многослойностью. Не допускает однозначной его интерпретации. В диалогах проявл-ся реакция на др. тексты.

Единство внеш. и внутр. формы текста– 1 из осн. свойств. Внеш. форма – все языковые средства текста, реализующие замысел автора, то, что представлено восприятию, открыто, понятно. То, что понимается, подразумевается, форм-ся в интеллекте явл внутр. формой.

Развёрнутость – отношения главного предмета с др. предметами в тексте. Логичность (послед-ть) – связана с продолжением содержания; это схема расположения элементов содержания.

Статичность и динамичность – зависят от аспекта его рассмотрения, т.к. текст всегда нах-ся и в статическом состоянии (продукт речемыслит. деят-ти), и в динамическом (текст в процессе его создания, восприятия).

Напряжённость. Худ. текст должен заинтересовать читателя с первых строк.

Эстетичность – способность вызывать эстетич. эффект от прочитанного.

Образность – способность вызывать систему предствлений.

Интерпретируемость. Худ. текст допускает множ-во его пониманий.

Типология текстов строится на разных основаниях, учитывая разные параметры его организации.

Параметр структуры. По структуре тексты делятся на простые (лозунги, заголовки, вывески, рекламные тексты), сложные (пьесы, романы, повести, поэмы; научные произв.) и комплексные (вставки одного текста в др.).

Функционально-стилевой параметр. Здесь учитываются цели и сферы общения. Так, выделяются офиц.-дел. тексты, научные, публицистические, разговорные, художественные.

Параметр подготовленности. По этому параметру тексты делятся на спонтанные (разговорная речь), ситуативные и подготовленные (тексты всех функционально-стилист. разновидностей).

П. Цельности/связности. Подразд. на нормативные тексты (цельные и связные), дефектные: деграмматикализованные несвязые (Ночь, улица, фонарь…), деграм. связные (Ребят два – мальчик, девочка…), распад текста (речь больных, иностранцев).

П. алгоритмизации: фиксированные (документы), полуфиксированные (живое человеч. общение) и нефиксированные (худ. тексты).

П. степени экспликации замысла: жёсткие (тексты гос. договоров, указов, заголовки…), мягкие тексты (худ. тексты).

Функционально-прагматический П.: предписание (офиц.-дел. текст, правила, акты, договоры, уставы, инструкции), описание (дескриптивный текст, описывающий ситуацию в мире), оценка (такие тексты форм-ют систему ценностей, отражают эмоции, дают свою оценку событиям).

8. Экстралингв. параметры текста. Текст и культура. ?

Любой текст явл. объектом матер. культуры, и связан с его создателем, со временем и местом его написания, с конкр. ситуацией, послужившее основой дан. текста. Это его экстралингв. параметры, кот. необх. учитывать в лингв. анализе текста. Одним из таких параметров явл. обусловленность содержания текста действит-тью (реальностью), текст отражает время написания, нац.-культ. представления автора, особен. его психологии, религ. и философс. представления. Этот параметр опр-ет такие существ. св-ва текста, как его денотативность, референтность, ситуативность. Литер-ное произв. распространяется за пределы текста и восприн-ся на фоне реальности и в связи с ней.

С этим параметром связаны понятия вертикальный контекст и фоновые знания, важные для целостного понимания текста. ВК – это весь соц-ный уклад, все понятия, представления, воззрения соц. слоя, кот. нужно знать читателям разных эпох стран для самого полного понимания текста и замысла автора. ФЗ – внетекстовое понятие, обозн-щее «совокупность сведений, коими располагает каждый (и тот, кто создаёт текст, и тот, для кого он создаётся). Синонимом ФЗ явл. пресуппозиция – условия, при кот. достигается адекватное понимание смысла предложения.

При изучении худ. текста важным явл. также учёт его текстовых свойств, кот. отн-ся к категории интертекстуальности, языковой текстовой личности, прецедентных текстов. Эти категории отражают динамичность текста, его взаимосвязь с др. текстами (временнАя связь и связь в общем социокульт. пространстве). Ещё 1 существ. параметр любого текста – его принадл-ть к опр. стилю и жанровая оформленность.Жанр - истор-ки сложившийся тип литер-го произв-ва, имеет набор существ. признаков, эстетич. качеств. Жанров сущ. огромное кол-во, и все они разнородны. К речевым Ж. отн-ся и короткие реплики бытового диалога, и бытовой рассказ, и письмо, и коротка воен. команда…

Рассмотрение текста с учётом его экстралингв. параметров обязательно должно передавать его структурно-смысловой анализ как эстетической целостности, характ-щейся и такими св-вами, как денотативность, ситуативность, референтность, интертекстуальность.

Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Добавить комментарий