Цензура в белорусском интернете становится все более жесткой


Оглавление (нажмите, чтобы открыть):

Беларусь – лидер по цензуре интернета, но Лукашенко это не спасет

Цензура в интернете не только является элементом подавления свободы, но и все чаще становится ее атрибутом в странах региона ОБСЕ.

Наихудшим образом ситуация состоит в Беларуси, России, Азербайджане и странах Центральной Азии.

Такое заявление на слушаниях Хельсинкской комиссии 15 июля под названием «Обещания, которые мы держим онлайн: свобода в интернете в регионе ОБСЕ» сделал председатель комиссии конгрессмен Крис Смит . Об этом сообщает «Голос Америки».

По словам Смита, Беларусь закрывает доступ к социальным сетям, включая Twitter и Facebook, тогда как Казахстан пытается создать «национальный Интернет», стремясь поместить все серверы, обслуживающие домейн KZ, на территорию страны.

Ситуация остается сложной и в России. «Мафиози и власти» оказывают давление на журналистов, а способы контроля в Рунете развились «на несколько поколений вперед» по сравнению с другими странами, отметил Смит.

«Все 56 членов ОБСЕ согласились защищать права человека», но зачастую власти сами являются источниками нарушений прав своих граждан, добавил конгрессмен.

Даниэл Баер , помощник заместителя госсекретаря США по вопросам демократии, прав человека и труда, сказал, что интернет-технологии помогают людям выражать свое мнение и организовывать массовые акции. Именно поэтому власти все чаще пытаются закрыть доступ к интернет-ресурсам.

Правительства не должны подавлять право доступа в Интернет, а пытаться ответить на беспокойство своих граждан, которое они выражают благодаря глобальной сети, добавил Баер. «Власти, которые уважают своих граждан, уважают их права, уважают и их право доступа в Интернет», – сказал он.

«Наше стремление предоставить свободу в Интернете – это наша сущность, это то, к чему мы стремимся», – подчеркнул Баер. Интернет сегодня стал неотъемлемой частью повседневной жизни, и члены ОБСЕ должны сделать все, чтобы Сеть была доступна всем, добавил он. Ситуация со свободой в Интернете сложная почти во всех станах бывшего Советского Союза, и Госдепартамент пытается помочь расширить права доступа к Сети во всех этих странах, отметил помощник заместителя госсекретаря США.

Дуня Миятович , представитель ОБСЕ по вопросам свободы СМИ, отметила, что сегодня Интернет предоставляет безграничные возможности для обмена информацией, защиты гражданских прав и коммерции. Однако без доступа к интернет-технологиям и при попытках властей контролировать глобальную сеть эти возможности, предлагаемые Интернетом, теряют свою актуальность.

«Терроризм, педофилия и другие причины» стали главными аргументами властей в пользу контроля Интернета. Но безопасность и свобода свободного выражения мнений – неразрывно связаны между собой. Финляндия и Эстония, которые включили право на доступ к информации в свои конституции, – главные примеры такой динамики между свободой и безопасностью, утверждает Миятович.

Дэвид Крамер , глава правозащитной организации Freedom House, сказал, что, несмотря на подавление свобод в Беларуси, «дни Лукашенко сочтены», и он скоро уйдет с поста президента.

Крамер отметил, что по рейтингу свобод Freedom House наихудшая ситуация с правами человека наблюдается в Беларуси. За ней следуют Россия, Грузия, Азербайджан и Казахстан. Власти пытаются найти все новые способы контролировать глобальную сеть. Например, создаются фиктивные пользователи в Twitter и других сетях, которые продвигают политику властей.

Рафал Рохозински , старший научный сотрудник Университета Торонто, сказал, что сегодня более половины пользователей всемирной паутины по всему миру сталкиваются с различными элементами цензуры. Евразийский регион в этом плане обгоняет другие регионы. Особенно жесткая цензура Интернета имеет место в Казахстане, Узбекистане, России и Беларуси, отметил Рохозински.

«Доступ в Интернет должен стать основным измерением состояния прав человека», и все международные организации должны требовать от своих членов придерживаться этого принципа, подчеркнул он.

Иван Сигал , исполнительный директор международной организации блогеров Global Voices, отметил, что фильтрация, хакерство, пропаганда, запугивание, физические нападения и психологические давление – самые распространенные способы контроля интернет-ресурсов в странах ОБСЕ. По его словам, для борьбы с цензурой в Интернете необходимо продолжать развивать интернет-технологии, делать тарифы на Интернет доступными для развивающихся стран, предоставлять доступ к Сети в школах, библиотеках и других общественных местах.

Беларусь вошла в ТОП-10 стран с самой жесткой цензурой в отношении СМИ

Республика Беларусь вошла в ТОП-10 стран с самой жесткой цензурой по версии международного Комитета по защите журналистов (CPJ).

Об этом сообщается в докладе Комитета.

В докладе отметили, что “репрессивные правительства” используют цифровую цензуру и слежку наряду с более традиционными методами, чтобы заставить замолчать независимые СМИ.

В Комитете отметили, что Всеобщая декларация прав человека в 19 статье предусматривает, что человек имеет право искать и получать информацию и высказывать свое мнение. Указано, что в выделенных десяти странах “попирают международный стандарт, запрещая или жестко ограничивая независимые средства массовой информации и запугивая журналистов, заставляя их замолчать с помощью тюремного заключения, цифровой и физической слежки и других форм преследования”.

На первом месте государство Эритрея. Там журналистам разрешено говорить только то, на что дает “добро” государство. Всех инакомыслящих даже не допускают к рабочему месте. В Комитете отметили, что возможно в Эритрее погибли семеро журналистов, которых ранее арестовали. Но официально подтвердить эту информацию нереально.

На второй позиция Северная Корея. “За оскорбление достоинства страны” в 2020 году в КНДР приговорили к смерти двух журналистов и издателей, которые выдали книги о жизни в стране, а также несколько отрывков в местных СМИ.


Третье место у Туркменистана. 69-летнюю журналистку Солтан Ачилову не один раз пытали, ей угрожали и не выпускают из страны. Она представляет издание “Радио Свобода”.

Саудовская Аравия на четвертом месте. В Комитете напомнили, что в октябре 2020 года здесь был убит и, вероятно, расчленен обозреватель The Washington Post Джамаль Хашогги.

Пятая позиция у Китая. В стране существуют специальные лагеря по перевоспитанию, где широко распространены и применяются слежка и цензура. За ежедневные репортажи журналисты рискуют попасть за решетку. За журналистами, которые путешествуют в пределах страны, ведется особая слежка.

На шестом месте Вьетнам. Самым жестким притеснением свобод здесь называют историю о блогере радио “Свободная Азия” Чыонг Дуй Нхате, который постоянно критически высказывался в адрес Коммунистической партии. Он пропал в Таиланде в январе 2020 года на фоне широко распространенных слухов о его похищении вьетнамскими агентами. Спустя два месяца, в марте, его нашли в тюрьме Т-16 в Ханое, где он содержался без предъявления обвинений.

Седьмая позиция у Ирана. В январе 2020 года иранский суд приговорил Яшара Солтани к 5 годам лишения свободы по обвинению в совершении преступлений против государства. Журналист опубликовал серию статей, в которых раскрывается коррупция в сделках с землей в Тегеране.

На восьмом месяце Экваториальная Гвинея. Власти арестовали в сентябре 2020 года карикатуриста Рамона Нсе Эсоно Эбале, который жил в изгнании, но был арестован, когда вернулся, чтобы продлить паспорт. В итоге, его посадили на полгода якобы за отмывание денег.

Девятая позиция – Беларусь. В Комитете отметили, что Президент Александр Лукашенко – лидер, который дольше всех находящийся у власти в Европе глава государства. В марте 2020 года главный редактор издания Tut.by Марина Золатава была признана виновной в доступе к государственному новостному сайту с чужой регистрационной информацией и оштрафована на 3,6 тысячи долларов.

На последнем месте Куба. Худшим моментом в стране назвали историю журналиста Хесуса Киньонеса. Его не раз избивали, а также запрещали уезжать из страны.

Подписывайтесь на #Буквы в Telegram и Facebook и читайте самые важные и свежие новости первыми!

Новое в блогах

Беларусь попала в десятку стран с самой жесткой цензурой

Международная правозащитная организация «Комитет защиты журналистов» в специальном докладе назвала десять стран с самой жесткой цензурой. Беларусь находится на 9-ом месте списка.

В десятку также попали Эритрея, Северная Корея, Туркменистан, Саудовская Аравия, Китай, Вьетнам, Иран, Экваториальная Гвинея и Куба.

В документе подчеркивается, что белорусские власти «практически полностью контролируют СМИ, несколько независимых журналистов и блогеров подвергаются преследованиям и задержаниям». В докладе говорится о том, что государство систематически оказывает давление на влиятельные СМИ и частных лиц в Беларуси, часто публично, с арестами журналистов и рейдами по редакциям, а также инициирует уголовные расследования в отношении тех, кто освещает события.

Также отмечается, что в последние годы правительство заблокировало некоторые независимые новостные сайты, в том числе «Хартию-97». Ограничение деятельности независимых информационных агентств заставляет жителей Беларуси полагаться на соцсети. Авторы документа обратили внимание на одобрение правительством Беларуси в 2020 году законопроекта о «фейковых» новостях и принятие поправок к закону о СМИ, ведущих к ужесточению контроля над новостными сайтами и соцсетями.

Доклад содержит ссылку на отчет о свободе прессы неправительственной организации Freedom House, согласно которому «правительство имеет полномочия осуществлять надзор за интернет-провайдерами, устанавливать стандарты информационной безопасности, проводить цифровое наблюдение за гражданами и управлять доменами верхнего уровня в Беларуси».

М.П. Приятно, что маленькая Беларусь хоть в чем-то мировой лидер.

Обращу внимание, поцы. что в лидерах откровенно страны, называющие себя социалистическими (народными) — Беларусь, Китай, Вьетнам, Куба, Сев. Корея. Как так ?

Белорусские власти усиливают контроль за интернетом

«Немногие осознают, что в настоящее время режим имеет возможность контролировать практически все действия жителей Беларуси в Сети…»

«Власти Беларуси существенно расширили свой контроль над сферой цифровой коммуникации граждан страны. Немногие осознают, что в настоящее время режим имеет возможность контролировать практически все действия жителей Беларуси в интернете», — заявил сотрудник «Индекса цензуры» (Index on Censorship) по Беларуси и региону ОБСЕ Андрей Александров, комментируя обнародованный 4 января аналитический доклад этой организации «Беларусь: Сеть под контролем». Об этом пишет БелаПАН .

В докладе отмечается, что Беларусь является страной с одним из худших рейтингов свободы прессы и свободы высказывания в мире. Новые цифровые технологии, в первую очередь интернет, предоставили новые возможности для свободы слова, но в то же время они снабдили власти и «новыми инструментами для удушения свободных голосов и отслеживания инакомыслящих». Поскольку интернет становится все более важным источником информации, власти Беларуси используют различные способы для контроля над ним, отмечают эксперты. По их словам, «сохранение жесткого контроля над информационным пространством страны остается основой политики существующего режима, направленной на удержание власти».

Доклад анализирует основные вызовы свободе слова в интернете в Беларуси, в частности концентрируясь на методах, которые власти используют для ограничения свободы высказывания онлайн.

Во-первых, отмечают эксперты, существуют законодательные ограничения, такие как уголовная ответственность за оскорбления и клевету, уголовное и административное преследование активистов и журналистов. Во-вторых, свобода слова ограничивается при помощи новых технологий, через онлайн-слежку, блокировку и фильтрацию сайтов, кибератаки на независимые веб-ресурсы и манипуляцию контентом.


Анализ, который провел «Индекс цензуры», показывает, что власти Беларуси планируют еще более ужесточать контроль над доступом граждан страны к цифровому миру.

В докладе отмечается, что новые законодательные акты предоставляют властям широкие полномочия по цензуре онлайн-контента, в частности на основании подозрений в «распространении незаконной информации», и проведению массовой слежки за действиями граждан в интернете.

Правительство инвестирует в создание специального оборудования и программ, которые позволяют отслеживать практически все, что белорусские пользователи делают в интернете. Западные фирмы были замечены в поставках оборудования, которое может использоваться для такой слежки. В Беларуси отмечены аресты модераторов популярных оппозиционных групп и сообществ в социальных сетях. Журналисты и активисты, которые открыто выражают свое мнение, сталкиваются с уголовным преследованием по обвинениям в клевете и оскорблениях высших должностных лиц государства. Против независимых сайтов применяются DDoS-атаки, особенно в дни выборов и других важных политических событий.

Доклад содержит конкретные рекомендации, следование которым, по мнению «Индекса цензуры», позволит правительству Беларуси выполнить взятые на себя международные обязательства в области свободы высказывания и прав человека. Кроме того, даны рекомендации международным организациям и структурам, таким как Европейская комиссия, Европейский парламент, ОБСЕ, Совет Европы, а также национальным правительствам европейских стран, которые имеют контакты с белорусским правительством либо иным образом вовлечены в ситуацию в Беларуси.

«Мы призывает власти Беларуси прекратить попытки тотального контроля над онлайн-активностью граждан страны. Мы также призываем к освобождению всех политических заключенных и обеспечению свободы слова в стране. Европейский союз должен принять меры, препятствующие экспорту оборудования и технологий, которые позволяют вести слежку в интернете, в такие страны, как Беларусь», — отметил руководитель отдела адвокаси «Индекса цензуры» Майкл Харрис.

Index on Censorship — международная организация со штаб-квартирой в Лондоне, целью которой является поддержка свободы выражения. Посредством кампаний и публикаций Index on Censorship бросает вызов всему, что угрожает свободе выражения, и предоставляет слово журналистам, писателям, художникам и активистам, чья свобода слова была нарушена. На протяжении нескольких последних лет Index on Censorship активно занимается ситуацией в Беларуси, уделяя особое внимание свободе выражения в стране.

Цензура в белорусском интернете становится все более жесткой

You are using an outdated browser. Please upgrade your browser to improve your experience.

Наиболее влиятельные интернет-ресурсы в Беларуси могут перевести в разряд СМИ, об этом заявил заместитель министра информации Дмитрий Шедко.

Мининформ предлагает внести соответствующие изменения в закон о СМИ. Чем это может обернуться для белорусского медиабизнеса и не последует ли за этим жесткая цензура интернет-СМИ? TUT.BY поинтересовался мнением экспертов.

Людмила Чекина, генеральный директор УП «Надежные программы», считает, что необходимость обязательной регистрации интернет-ресурсов в качестве СМИ может стать причиной перераспределения читательского интереса в пользу иностранных сайтов.

– К сожалению, это действительно может негативно сказаться на интернет-сфере: иностранные сайты получат преимущество, так как они будут находиться в более выгодном правовом положении. В конечном итоге это может привести и к перетеканию и аудитории, и рекламных бюджетов за пределы страны, что впоследствии может подтолкнуть отечественные сайты к изменению своей юрисдикции.

Сказать, что это позволит осуществлять жесткую цензуру в интернете, нельзя, потому что интернет по своей природе экстерриториален и делегирование домена на иностранную компанию занимает буквально пять минут.

В настоящее время интернет-ресурсы тоже несут ответственность за информацию, которую они распространяют. Распространение информации в интернете так же, как и любым другим способом, находится в сфере общего гражданского, административного и уголовного законодательства. Поэтому любой интернет-сайт может быть привлечен к ответственности за распространение недостоверной информации, порочащей честь и достоинство, деловую репутацию граждан или организаций, за клевету или оскорбления.

Однако для средств массовой информации есть дополнительные рычаги воздействия со стороны государства – это возможность получения предупреждения, приостановления или прекращения выпуска СМИ. К сожалению, нет никакой гарантии, что государственные органы не будут злоупотреблять такими полномочиями, а любое злоупотребление гарантированно подтолкнет к перетеканию интернет-бизнеса за рубеж. Легко лишить радио частоты, легко приостановить выпуск и распространение газеты, но лишить сайт аудитории достаточно сложно.

Андрей Бастунец, заместитель председателя Белорусской ассоциации журналистов, считает, что приравнивание интернет-медиа к печатным СМИ может повлечь за собой как негативные, так и положительные моменты.

– На сегодняшний день, как предполагалось ранее, интернет-СМИ, в случае их регистрации, приравнивались бы к печатным СМИ. А это значит, что их редакции должны быть юридическими лицами, они должны находиться в офисном помещении, главный редактор должен отвечать требованиям, установленным Министерством информации. Также это значит, что все санкции, которые предусмотрены законом о СМИ, а именно – предупреждение, вплоть до прекращения выпуска СМИ.

С другой стороны, журналисты этих изданий смогут подтверждать свой журналистский статус, поскольку сегодня по закону такой возможности у них нет. Во-вторых, они смогут официально аккредитоваться при государственных органах.

. Основанная в 1991 году газета «Салідарнасць» в 2005 году была вынуждена остановить свой выход. «Салідарнасць» оказалась одной из 17 негосударственных изданий, которые только в 2005 году были лишены возможности распространяться через общенациональную государственную систему подписки и розницы.

В феврале 2006 года начал работу интернет-проект газеты. В случае, если Министерство информации внесет правки в закон о СМИ, интернет-издание «Салідарнасць» может попасть в число ресурсов, подлежащих регистрации.

Александр Старикевич, редактор издания «Салідарнасць”, рассказал TUT.BY, в чем он видит причину возможного решения в пользу необходимости регистрации как СМИ интернет-ресурсов.

Мастер Йода рекомендует:  Прокачиваем мозг подборка свежих математических задач

– Я могу сказать, что принял к сведению это заявление. На сегодняшний день что-то говорить сложно, кроме того, что власть ищет рычаги контроля за интернет-медиа. Это не удивительно, если учесть, что независимые общественно-политические ресурсы пользуются гораздо большей популярностью, чем государственные.

Цензура в белорусском интернете усиливается

Согласно докладу международной организации «Индекс цензуры», в Беларуси и всему региону наблюдается ужесточение правил поведения пользователей в сети, включая возможность выражения собственного мнения. Отмечено, что Беларусь занимает одну из худших позиций в мировом рейтинге свободы прессы и высказываний. Новые технологии в стране используются не только для развития, но и для усиления контроля над имеющимся сектором интернет-общения. Эксперты также заявляют, что основной политикой текущего режима по-прежнему остается жесткий контроль, благодаря которому и удерживается власть.


В Беларуси введена уголовная ответственность за клевету и оскорбления, а также ведется административное и уголовное преследование активистов и свободных журналистов. В сети свобода слова ограничивается современными средствами вроде блокировки и фильтрации сайтов, онлайн-слежением за пользователями и кибер-атаками на независимые сайты.

Согласно анализу «Индекса цензуры», власти страны намерены продолжить модерацию интернет-пространста, используя в качестве основы готовящиеся законодательные акты. Среди них можно отметить закон, согласно которому онлайн-контент можно блокировать на основании подозрения в «распространении незаконной информации». Также замечено, что власти Беларуси активно инвестируют в программы, отслеживающие действия пользователя в сети, закупая соответствующее оборудование за рубежом. Многие модераторы оппозиционных групп, в том числе — в соцсетях, были арестованы.

В докладе перечислены рекомендации по исправлению сложившейся ситуации. Также в нём содержится призыв к Евросоюзу о принятии мер по пресечению экспорта технологий и оборудования для слежки за сетью.

Последние новости

Популярное на форуме

  • Предлагаю накрутку поведенческих — рост позиций — вывод в топ 3! (11)
  • Kwork — достойная ли биржа? Личный опыт (3)
  • Аккаунт «Профессионал» Адвего (с 2013) + краткий «Advego user manual» (3)
  • PROFIT-SMM.RU — Бесплатные просмотры(глазик)! Раскрутка в Tg/Vk/Yt/Inst. Опыт и гарантия в работе. (2)
  • SEO аудит сайта (0)
  • Перенос Яндекс Директ в Google Ads (0)
  • Как полностью удалить рекламную компанию Google Ads без возможности восстановления? (2)
  • Кодировка форума в файле init.php (0)

Присоединиться к нам:

Ничего, если наши продолжат такими темпами, как были в 12 году, мы белорусов быстро догоним, к сожалению.

Да, у меня в Белоруссии скоро походу вообще Интернет отрубят. Поеду жить в польшу. =)

Я не люблю такие новости. Хочется просто сказать ‘И что?’. За всеми и сразу постоянно следить нельзя. Надо сначала привлечь внимание, а уж потом ваши действия начнут логироватся.

Вы мне вот, что скажите, желательно пожалуйста Беларус. Чем это отразится на вас? Я просто не понимаю недовольство, ведь всем известно анонимность пораждает безответственность за свои слова, а она — порождает срач.

GreenBanan, я конечно не белорус, но видя, что делается в рашке, все же отвечу.
Верхушка страхуется, делает все, что бы ограничить высказывания недовольных, возможности координации митингов и прочего.
Еще и наказания за это лупит такие, что мама не горюй.
И чем дальше, тем хуже.

swed, спасибо, но на самый ключевой вопрос Чем это отразится на вас? вы не ответили. Чем вам это мешает, как ограничивает?

GreenBanan, =)
Понимаете, У нас по телевизору говорят, что у нас свободная страна. Каждый может выразить свои недовольства и противоречия. Но не тут то было. Каждый, кто это выражает попадает за #. Вы знаете, когда у нас по мобильнику говоришь, к примеру, «государство», включается прослушка телефона.

И эта операция «Цензура. » создается для того, чтобы убрать полностью оппозицию! Но в оппозиции нет ничего плохого. По любому есть кто-то «за», есть кто-то «против».


Отвечая на ваш вопрос о том, как это отразится на нас, хочу сказать, что отразится все может. Перекроют половину сайтов, не дадут нормально общаться. скажешь что-то не то — решетка.

GreenBanan, понимаете, если все будут делать вид, что их хата с краю, на верху так и будут ойухевать до крайности.
Я после новогодних праздников встречался с друзьями\приятелями, побывал в 4 компаниях. Все совершенно разные по своему составу, есть молодые студенты, есть бизнесмены, есть вебмастера и обычные работяги, и даже группа бывших и действующих работников ментовки и прокуратуры. И знаешь, во всех 4 компаниях через некоторое время разговор свелся к тому, что если ПЖиВ с медвепутом во главе продолжит в том же духе, что и 11-12 годы, то дождутся революции в ближайшем обозримом будущем.
А теперь то, как это коснулось лично меня. Опять же, я не про белорусию, про которую новость, но в россии такими темпами лучше не на долго.
Начать с того, что есть знакомые, ходившие независимыми наблюдателями на прошедшие год назад выборы. И очень удивленные, что результаты, под которыми они расписывались (фото итоговых бланков видел своими собственными глазами) и то, что выложено на сайте центризберкома мягко говоря отличаются. И таких историй в инете, если поискать десятки и десятки.
После того, как люди начали возмущаться явно и нагло нарисованными выборами, выходить на улицы, очень быстро приняли закон, увеличивающий штрафы за незаконные митинги в десятки раз. А в организации законных митингов просто отказывают )))
Чуть позже принятый закон о черном списке сайтов, имеет по сути одну основную цель, в случае необходимости быстро закрывать неугодные ресурсы, через которые координируют свои действия опозиционные силы. И сразу после принятия этого закона было хорошо заметно, как тренировались. Полистать тот же хабр за сентябрь, и там видно, как в течении 2-3 дней по запросу прокуратуры в разных регионах страны зыкрывали на время такие сайты как twitter, youtube, vk.
И это только начало. Отлично виден курс на цензурирование интернета, точно так же, как цензурируются все телеканалы и радиостанции страны.
Отсюда вывод — лично я, выйдя на несанкционированный митинг (а они их просто отказываются санкционировать) против всей херни, которую они творят, я очень запросто огребу штраф на десятки тысяч рублей. Про ущемление моих конституционных прав на то, что я могу читать, а что нет, я уже молчу ))

з.ы. искренне надеюсь, что ваша позиция «моя хата с краю» не обернется для вас однажды зусунутой ментами в задницу бутылкой из под шампанского, ради того, что бы получить чистосердечное признание по делу, к которому вы отношения не имеете. Ну либо любому другому подобному приколу, спущенному в итоге по традиции на тормозах.
Всего вам хорошего.

dobrik, совершенно прав про оппозицию, что у нас такой нет в парламенте и скоро не будет даже в интернете
GreenBanan, если Вы приверженец официальной идеологии белоруского государства, то очень странно видеть у Вас на аватаре Пагоню, которой пользуется оппозиция и которую хотят выжить даже из интернета

swed, спасибо — вы молодец. С хорошей гражданской позицией человек, я такое люблю.

Вы ошибаетесь касательно моей позиции, по одной моей аватарке видно, что моя позиция мягко говоря отличается от официальной. Просто, что касается меня, то я не чувствую ужимок. Если я хочу сказать «Жыве Беларусь» — я могу это сделать. Я могу говорить на любом языке, я могу читать и писать что хочу. Я не вижу ущемления лично моих прав. Я могу сказать что я против текущей власти в моей стране и видите гэбня еще не выехала за мной. Просто в моей стране, как и в вашей, львиную долю народа можно считать быдлом без самосознания, о национальной идее, единстве и понятии %country% народа я вообще молчу, когда это все вернется в народ, вы сможете изменить все, что вам угодно. А пока так и есть, вы можете собирать митинги по 20-100000 человек и сразу будет ясно чем это закончится.

roon, вы считаете меня сторонником текущей власти потому, что я против того, что люди почувствуют ответственность за свои слова?

GreenBanan, Да, тут с вами согласен.
Пока будет оставаться куча народа, которому вообще пофиг, что происходит вокруг, пока будут пенсионеры, которые говорят, что путин же святой, он на 150 рублей в прошлом году пенсию поднял, и прочие подобные, говорящие «а кто, если не он», толку от митингов даже на десятки тысяч человек не будет.
Что то произойдет только тогда, когда либо они докрутят гайки до такой степени, что большинство готовы будут восстать, либо накосячат ну уж очень жестко, типо расстрела какой нибудь демонстрации (вспоминая историю).

GreenBanan, Хочется жить свободно, говорить свободно но ни в какие времена ни в какой старне тебе это не позволят.
Но хочется говрить по телефону и быть уверенным что тебя не слушают. Не хочется стоять в часовых пробках и ждать пока . «тату» проедет и т.д.
Понятно что охрана государства и т.д. очень важна, но.
Как это отражается на нас. ну, самый простенький пример. ТНТ отключили за небольшую колкость в адрес правительства. Новости , большинство режутся или выдаются не полными.
это все зайти очень далеко. будем как в корее жить, вот радости.

Соглашусь с tolev, но еще больше напрягает полностью подконтрольная следственная и судебная система, превращенная в каратальную для неугодных, и слепую для хоть как то связанных с властью и государством, либо просто лавешным индивидам.
Взять даже громкие дела за пару последних лет:
— Нашумевшее дело Сергея Магнитского.
— Дочка начальницы облизбиркома, гнавшая как полоумная и убившая пачку народа, вылетев на тротуар получила 4 года колонии-поселения с отсрочкой в 16 что ли лет!
— Пьяный поп за рулем, вылетевший на остановку опять же на огромной скорости.
— Чувак, спешиший за дочкой в садик, и врезавшийся в машину дагестанцев. В итоге он совершил «самоубийство» на месте, нанеся 4 ножевых ранения себе в сердце (что физически не возможно, и это скажет любой медик), а дагестанцы проходят свидетелями )))

Цензура в российском Интернете: мифы и реальность

Проблема «цензуры в российском Интернете» еще довольно молода, но уже успела навязнуть в зубах у многих

Цензура в Российской Федерации запрещена согласно пункту 5 статьи 29 Конституции Российской Федерации, принятой в 1993 году. Статья 29 размещается в главе 2. Глава имеет название «Права и свободы человека и гражданина». Статья гласит:

«1. Каждому гарантируется свобода мысли и слова.

2. Не допускаются пропаганда или агитация, возбуждающие социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду. Запрещается пропаганда социального, расового, национального, религиозного или языкового превосходства.

3. Никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них.

4. Каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом. Перечень сведений, составляющих государственную тайну, определяется федеральным законом.

5. Гарантируется свобода массовой информации. Цензура запрещается.»

Тем не менее, в адрес государства регулярно слышатся обвинения в том, что оно собирается нарушать основной закон (Конституцию) и применять цензуру в отношении СМИ. Обвиняющие считают, что с помощью цензуры государство хочет манипулировать сознанием населения Российской Федерации, заставлять его голосовать за «нужные» политические объединения, а также не допускать распространения информации, государству неугодной. Государство в ответ заявляет, что цензура запрещена, но должна вестись борьба с информацией, противоречащей действующим законодательным нормам.

Особый смысл этот вопрос приобретает, когда речь заходит об Интернете. Интернет, как известно, некоторое время оставался техногенной разновидностью телекоммуникационной индустрии, на которую обращали внимание только «продвинутые» члены общества, пока вдруг не стал оказывать заметное влияние на общественную жизнь, выполняя функцию масштабного СМИ, автором в котором может стать каждый желающий. Здесь и начались разговоры о «цензуре в Интернете», методах ее возможного внедрения и методах противостояния ей.

Китайский путь

В качестве примера эталонного цензурирования Интернета традиционно приводится Китай. Там стоит так называемый «Великий китайский файрвол». Файрвол (firewall — «противопожарная стена») — это специальный сервер или система серверов, которые устанавливаются на интернет-канале между пользователями и поставщиком интернет-соединения и занимаются фильтрацией информации, по каналу передающейся. Файрволы применяются провайдерами для защиты от вирусов и хакеров, но могут быть использованы и для блокирования доступа к определенным сайтам.

Китайское государство, как известно, полагает, что его граждане должны жить в соответствии с нормами, призванными обеспечить успешное построение коммунизма. Эти нормы подразумевают, что к гражданам не должна попадать определенного рода информация, нормам не соответствующая. Если какой-то сайт в Интернете такую информацию содержит — он фильтруется «Великим китайским файрволом», и доступ к нему из Китая становится невозможен. Это относится не только к «антикоммунистическим» сайтам (к таковым относится большинство мировых ресурсов, в том числе народная энциклопедия Wikipedia), но и к порносайтам, а также сайтам, предлагающим азартные игры. Деятельность «цифровых диссидентов» по предоставлению услуг нелегального «нефильтруемого» интернет-доступа строго пресекается — устраиваются полицейские рейды по интернет-кафе. Организаторы незаконных ресурсов внутри Китая преследуются и наказываются — за доносы на организаторов порнографических и игорных ресурсов государство платит гражданам денежные вознаграждения.

Собственно, это и есть настоящая, «эталонная», интернет-цензура. Есть, впрочем, еще Северная Корея, где Интернет для граждан просто недоступен, а власти страны «показывают наружу» только один сайт, рассказывающий об успехах компартии и деятельности вождя нации. У этого сайта, в частности, есть раздел на русском языке.


Российский путь

Китайский путь введения интернет-цензуры в России в настоящее время невозможен по ряду причин — например, из-за той же Конституции. Установить великий файрвол не удастся не только юридически, но и технически, потому что Россия подключена к мировому Интернету множеством независимых каналов. Впрочем, говорят, что цензуру можно осуществлять посредством таинственной системы СОРМ («система оперативно-розыскных мероприятий»), которая была внедрена ФСБ на мощностях российских провайдеров и при необходимости позволяет проверять ту или иную проходящую по интернет-каналам информацию на предмет содержания в ней каких-либо «противоправных» сведений. С помощью СОРМ, как предполагается, правоохранительные органы могут отслеживать переписку террористов и других преступников. Цензурирование сайтов, критикующих действия власти, с помощью СОРМ технически неосуществимо, так как она лишь производит мониторинг.

Государство, в принципе, высказывается примерно в том духе, что оно и не собирается проводить подобное цензурирование. Пресекать противоправные действия — да, а осуществлять цензуру — нет.

Разумеется, общественность, желающая выяснить, насколько государство честно ведет себя с гражданами, хочет понять, что именно понимается под противоправными действиями. Государство отвечает: под ними понимаются действия, нарушающие законодательство, то есть различного рода криминал или та же пропаганда «социальной, расовой, национальной или религиозной ненависти и вражды», а также различные виды терроризма и экстремизма.

Действия по пресечению этих социально опасных явлений следует называть «регулированием», а не «цензурированием». Эти понятия часто путают. Государство, которое в последнее время уделяет особое внимание информационным технологиям, призывает этого не делать. Высшие государственные лица подчеркивают, что ущемлять свободу слова ни в коей мере не собираются, но и на самотек пускать ситуацию не намерены.

Самое высокое государственное лицо — президент РФ — на декабрьской «Большой пресс-конференции» описал положение вещей так:

«В известном фильме, в итальянском, у главных героев есть такая фраза: «Настоящий мужчина всегда должен пытаться, настоящая девушка – всегда сопротивляться». То же самое происходит в сфере свободы средств массовой информации и власти. Власть всегда пытается обеспечить свои интересы, уменьшить количество критики в свой адрес и так далее, а пресса и средства массовой информации всегда отыскивают все, что только можно отыскать, для того чтобы обратить внимание властей и общества на какие-то ошибки действующей власти.

Это, собственно говоря, составляет одну из фундаментальных основ демократического общества. В этом смысле мы не лучше и не хуже других стран. Для нас проблема заключается не в политической составляющей, а в экономической.

Повторю еще раз. На мой взгляд, перед нами стоит необходимость и задача обеспечить экономическую базу независимости средств массовой информации. По этому пути нам нужно двигаться.

Что касается Интернета. Мы знаем, это тоже не только наша проблема. Возьмите проблему педофилии в Интернете в западноевропейских странах, другие криминальные проявления. Но одно дело – криминальные проявления, а другое дело – свобода распространения информации. Мне бы очень не хотелось, чтобы под предлогом борьбы с криминалом мы сделали бы какие-то шаги, которые бы ограничили свободу распространения информации в Интернете. Это самый демократический способ распространения информации. Нравится, не нравится, но ты все равно прочитаешь то, что о тебе люди думают. А если ты умный человек, ты всегда поймешь, насколько то или иное мнение является доминирующим.

Поэтому я бы к возможности ограничения распространения информации в Интернете отнесся бы очень аккуратно», — сказал Владимир Путин.

О фильтрации

Впрочем, объективная реальность состоит в том, что работающих законов, призванных Интернет регулировать, у нас в стране пока нет. Интернет как социальное явление совсем недавно попал в поле зрения законодателей, которые еще только разбираются в происходящем. Тем не менее, многие из тех, кто разбирательство проводит, уже вполне неплохо понимают, чем современный Интернет живет и что чувствует. В частности, некоторые депутаты Государственной Думы не хуже других пользователей Интернета страдают от спама и осознают необходимость борьбы с ним. В декабре группа депутатов от «Единой России» внесла на рассмотрение нижней палаты парламента новую редакцию закона о рекламе, в которой предлагала предусмотреть материальную ответственность в виде штрафа за рассылку спама без согласия получателя (в США по свежепринятому антиспамерскому законодательству спамеров штрафуют на миллионы и даже на миллиарды долларов). Поправка была отправлена на доработку после рассмотрения экспертами.

Мастер Йода рекомендует:  Школа IT-технологий

Государство заявляет, что видит свою функцию в том, чтобы ограждать всех желающих от «негативных явлений» в Интернете. В число таковых, по словам министра информационных технологий и связи Леонида Реймана, входят, в частности, пропаганда насилия, распространение порнографии и вредоносных программ. Ему вторит заместитель руководителя Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям (оно же Роспечать, оно же бывшее Минпечати) Андрей Романченко. Выступая в январе на конференции «Информационная безопасность России в условиях глобального информационного общества», он заявил: «Государственная политика в вопросе контентной фильтрации Интернета заключается в том, чтобы предоставить обществу и личности услугу по защите от вредного и незаконного контента».

«Контентная фильтрация» — это и есть технология, обеспечивающая отсеивание порнографии, вирусов и спама. Одно из основных средств такой фильтрации — те самые файрволы. Фильтрацией занимаются многие коммерческие компании в России и за рубежом — например, часто поисковые системы работают со включенными по умолчанию так называемыми «семейными фильтрами» (при желании их можно отключить). Эти фильтры предотвращают появление в результатах поиска сайтов с элементами порнографии и насилия. Фильтруют контент (англ. content — «содержимое») и работодатели, не желающие, чтобы работники использовали служебный Интернет в неслужебных целях — по этой схеме в российских фирмах с помощью файрволов запрещают, например, службу ICQ, развлекательные и блоггерские сайты. Средства фильтрации включены в браузеры, например в Microsoft Internet Explorer.

Государство, судя по высказываниям представителей управляющего аппарата, в настоящее время пришло к выводу, что интернет-регулирование, которого от него ждут, дожно сводиться к ужесточению наказания за противоправные действия в глобальной сети (сейчас, по словам Реймана, в российской Сети гражданское право практически не действует) и к предоставлению на государственном уровне той самой услуги контентной фильтрации — услуги добровольной и еще пока не разработанной.

Как пояснил Андрей Романченко в январском интервью «Ленте.Ру», речь идет о создании программного средства, с помощью которого российские пользователи на индивидуальном уровне или администраторы локальных сетей могли бы блокировать доступ с подконтрольных им компьютеров к сайтам, на которых содержится информация, вступающая в конфликт с действующим законодательством или противоречащая нормам общественной морали. По словам Романченко, услуга фильтрации нежелательного контента пользуется на Западе популярностью — в частности, среди родителей. Некоторые провайдеры используют наличие у себя подобных средств как маркетинговый инструмент — родители, чьи дети пользуются Интернетом, отдают преимущество тем провайдерам или интернет-кафе, которые предлагают услуги фильтрации.

Ведомство Андрея Романченко обратилось к интернет-сообществу и всем заинтересованным структурам и лицам с предложением поучаствовать в создании аналогичных программных средств для российских условий. Они должны быть регулярно обновляемыми и их работу необходимо координировать по мере изменения информационной обстановки. Чтобы избежать обвинений в адрес государства в попытках насильственного регулирования Интернета, Роспечать выступает за публичное обсуждение данного вопроса и совместный поиск решений. В рамках этого процесса необходимо найти разработчиков, а также спонсоров, так как Роспечать, будучи агентством, а не министерством, не может предложить бюджетное финансирование подобного проекта, отмечает Романченко.

На распутье

Впрочем, пока все эти меры являются не действующими законодательными нормативами, а предложениями различных заинтересованных сторон. Реального регулирования пока нет, хотя о его необходимости в правительстве часто говорят. В последнее время профильные ведомства — Мининформсвязи и Роспечать — проводят коференции с представителями этих сторон и, как заявляется, пытаются определить пути развития на основании изучения общественного мнения.

Так, в декабре Роспечать создала рабочую группу по одной из наиболее актуальных проблем, связанных со свободой слова и Интернетом — проблеме авторского права в применении к популярным в стране электронным библиотекам. Как известно, в таких библиотеках можно бесплатно скачать тексты различных книг (что способствует просвещению населения), но некоторые книги при этом скачиваются незаконно (авторы не давали разрешения на их свободное распространение). Для выработки решения Роспечать привлекла специалистов крупнейших библиотек, юристов, представителей интернет-компаний, создателей онлайновых библиотек (в рабочую группу входит создатель самой популярной русской интернет-библиотеки Lib.Ru Максим Мошков), представителей ЮНЕСКО.

А в минувший четверг государство советовалось по животрепещущему вопросу регулирования Интернета с религиозными объединениями, прежде всего — с Русской православной церковью. Для этого в московском «Президент-отеле» была проведена конференция «Религия и церковь в информационном обществе». Ее организовал фонд «Центр развития информационного общества» («РИО-Центр») при поддержке Мининформсвязи, администрации президента РФ и Федерального Собрания. В мероприятии участвовали руководители органов государственной власти, лидеры традиционных религиозных объединений России, ученые и представители СМИ.

Позицию государства на конференции озвучил Леонид Рейман, который сказал, что при всех преимуществах Интернета у него есть и негативные стороны. Министр снова отметил, что государство обязано заботиться о духовном здоровье граждан, в первую очередь, детей. В свете этого Рейман призвал церковь помочь государству — пропагандировать среди прихожан ту самую добровольную контентную фильтрацию. По словам министра, присутствие религиозных организаций в информационном пространстве в дальнейшем будет иметь очень большое значение. «Религиозные организации могут внести свой вклад в борьбу с распространением противоправной информации», — считает глава Мининформсвязи. «В условиях такой большой и многоконфессиональной страны, как Россия, информационные технологии и связь не на словах, а на деле являются важнейшим фактором объединения людей и стимулирования гражданского общества. Очень важно использовать новые технологии на благо», — цитирует Реймана агентство РИА «Новости».

Однако представлявший РПЦ заместитель председателя отдела внешних связей Московского патриархата протоиерей Всеволод Чаплин с министром не согласился. По его словам, «государство и общество смогут победить царящую в интернете бездуховность только если признают сами что-нибудь кроме экономического процветания и материального благополучия».


«Даже если религиозное мировоззрение не считать единственно верным, а считать одним из многих мировоззрений, то тогда и заботу об экономическом процветании надо признать всего лишь одним из мировоззрений, имеющих право на существование. Дело не в том, чтобы вводить в интернете цензуру, дело в том, чтобы ставить на уровне общенациональных СМИ вопрос о смысле жизни человека. Надо выработать не систему запретов, а положительный идеал, ради которого стоило бы жить и работать, иначе мы погибнем, даже если у нас будет самая сильная в мире власть и самая дорогая в мире нефть», — приводит слова Чаплина в пятничном номере газета «Коммерсант».

В конечном итоге, пока мы регулирования в Интернете не имеем, а имеем множество «круглых столов» и конференций, посвященных этому вопросу. Тем не менее, можно с уверенностью сказать, что китайский вариант в нашей стране невозможен, что уже может кому-то дать достаточно оснований для оптимизма.

yanlaros

БЛОГ НЕ БЛОГЕРА

Мы переехали в Крым

Существует ли цензура в Беларуси ?

В истории каждой страны есть периоды за которые стыдно. Можно попытаться такие моменты забыть и попытаться стереть их из памяти будущих поколений, а можно без утайки рассказать обо всем в надежде, что такие вещи больше никогда не повторятся.

Про Беларусь ходит много нелицеприятных слухов и легенд. Президента страны часто называют «последним диктатором Европы», а саму страну упрекают в отсутствии демократии и повсеместной цензуре во всех сферах жизни.

Я более полутора лет веду этот блог, в котором стараюсь показать истинное положение дел, но и тут часто нарываюсь на «несогласных» которые перевирая факты пытаются убедить моих читателей, что я все вечно вру.

Буквально на днях, у меня происходил ожесточенный спор с одинм из таких «несогласных». Начали мы с внутренней политики Лукашенко, а закончили тем, что якобы государство умышленно утаивает позорные и нелицеприятные моменты своей недавней истории.

И вто вчера, в самом что ненаесть государственном газетном ларьке, я наткнулся вот на такую книгу. Книга называется «Ушедшие в бессмертие». Она написана по итогам изучения архивов, и описывает зверства и беспредел времен «красного террора». Книга очень объемная и подробнейшим образом рассказывает о тех, по чьим судьбам прошлась так называемая «государственная машина» тридцатых годов.

Никто ничего не утаивает, и более того, саму книгу распространяют через государственную сеть «Белсоюзпечать».

Вот вам и диктатура. Вот вам и цензура. Кто еще скажет что в Беларусии она существует.

Цензура в белорусском интернете становится все более жесткой

Так же доступно:

Репрессивные правительства используют сложную цифровую цензуру и слежку наряду с более традиционными методами, чтобы заставить замолчать независимые СМИ. Специальный доклад Комитета по защите журналистов.

Согласно списку, составленному Комитетом по защите журналистов, Эритрея занимает первое место в мире по жесткой цензуре прессы. Список основан на исследовании КЗЖ по использованию тактики, начиная тюремным заключенем и репрессивными законами заканчивая слежкой за журналистами и ограниченем доступа в Интернет и социальные сети.

В соответствии со статьей 19 Всеобщей декларации прав человека, каждый человек имеет право искать и получать информацию и высказывать свое мнение. Эти 10 стран попирают международный стандарт, запрещая или жестко ограничивая независимые средства массовой информации и запугивая журналистов, заставляя их замолчать с помощью тюремного заключения, цифровой и физической слежки и других форм преследования. Самоцензура является широко распространенным явлением.

В трех ведущих странах — Эритрее, Северной Корее и Туркменистане — средства массовой информации служат рупором государства, и любая независимая журналистика ведется из изгнания. Те немногие иностранные журналисты, которые получили разрешение въехать в страну, находятся под пристальным наблюдением.

Другие страны в списке используют сочетание жесткой тактики, такой как преследование и произвольное задержание, а также постоянную слежку и целенаправленный взлом, чтобы заставить замолчать независимую прессу. Саудовская Аравия, Китай, Вьетнам и Иран особенно искусны в применении этих двух видов цензуры: тюремного заключения и преследования журналистов и их семей, а также в цифровом мониторинге и цензуре в Интернете и социальных сетях.

Список включает только те страны, где правительство жестко контролирует СМИ. Условия для журналистов и свободы прессы в таких государствах, как Сирия, Йемен и Сомали, также чрезвычайно сложны, но не обязательно связаны исключительно с цензурой правительства. Скорее, такие факторы, как насильственные конфликты, недостаточно развитая инфраструктура и роль негосударственных субъектов, создают условия, опасные для прессы.

1. Эритрея

Руководство: Президент Исайяс Афеверки, пребывающий у власти с 1993 года.

Как осуществляется цензура: правительство закрыло все независимые средства массовой информации в 2001 году. Эритрея является самым злостным тюремщиком журналистов в странах Африки к югу от Сахары. По крайней мере 16 журналистов за решеткой на 1 декабря 2020 года; большинство из них были заключены в тюрьму после репрессий 2001 года, ни один из них не предстал перед судом. Согласно организации по защите свободы выражения мнений Article 19, в законе «О печати» 1996 года содержится требование о том, что средства массовой информации должны пропагандировать «национальные цели». Государство сохраняет юридическую монополию на вещательные средства массовой информации, а журналисты государственных средств массовой информации придерживаются редакционной позиции правительства, опасаясь ответных преследований. По данным Академии Дойчевелле, альтернативные источники информации, такие как интернет или спутниковые трансляции запрещенных радиостанций, ограничены из-за специально созданных помех и плохого качества скорости интернета, контролируемого правительством. По данным Международного союза электросвязи ООН, уровень показателей распространения Интернета крайне низок — чуть более 1% населения имеет доступ к глобальной сети. Пользователи вынуждены посещать интернет-кафе, где за ними легко следить и контролировать. В отчете Сотрудничества по международной политике в области ИКТ для Восточной и Южной Африки, опубликованном в марте 2020 года, говорится, что авторитарное государство настолько «жестоко или властно», что «делает ненужным подстраивать сбои в работе интернета». Однако 15 мая 2020 года Би-Би-Си сообщила о закрытии доступа к социальным сетям в Эритрее перед празднованием Дня независимости страны. По словам The Economist, с открытием границы с Эфиопией в середине 2020 года некоторые иностранные журналисты получили специальную аккредитацию для посещения Эритреи, но доступ строго контролировался.


Худшее: Согласно последним известиям, возможно семь журналистов, находившихся под арестом, погибли. КЗЖ не смог подтвердить данную информацию из-за атмосферы страха и жесткого государственного контроля. Правительство отклонило все просьбы предоставить конкретную информацию о судьбе заключенных журналистов. В июне 2020 года более 100 ведущих африканских журналистов, ученых и правозащитников написали открытое письмо президенту Афеверки с просьбой посетить давно заключенных журналистов и активистов; эта просьба была решительно отклонена и признана министерством информации Эритреи «неуместной».

2. Северная Корея

Руководство: Ким Чен Ын, приступивший к власти после смерти отца Ким Чен Ира в 2011 году.

Как осуществляется цензура: статья 67 Конституции страны призывает к свободе прессы, но почти все содержание северокорейских газет, периодических изданий и вещательных компаний поступает из официального Корейского центрального агентства новостей (КЦАН), которое фокусируется на заявлениях политического руководства и его деятельности. КЦАН, которое крайне ограничено в освещении зарубежных новостей, широко освещало краткий визит президента США Дональда Трампа в Северную Корею в июне 2020 года и расценила его как «удивительное событие», сообщает Би-Би-Си. Агентства Associated Press и Agence France-Presse имеют небольшие бюро, но международным корреспондентам было отказано во въезде, они были задержаны и высланы. Доступ к глобальной сети Интернет ограничен политической элитой, но некоторые школы и государственные учреждения имеют доступ к жестко контролируемой внутренней сети под названием Kwangmyong. Согласно сообщению InterMedia, контрабандные иностранные теле- и радиосигналы и контрабандные иностранные DVD-диски являются основными источниками независимой информации для большинства северокорейцев. С тех пор, как Ким Чен Ын пришел к власти, правительство расширило использование блокировщиков радиосигналов и современного оборудования для обнаружения радиосигналов, чтобы запретить людям делиться информацией, сообщает The Diplomat. По состоянию на март 2020 года, по меньшей мере, четыре миллиона северокорейцев подписались на Koryolink, основную мобильную сеть Северной Кореи, сообщает южнокорейская газета The Hankyoreh со ссылкой на Статистическое управление Кореи; однако подписчики не имеют доступа к содержанию за пределами Северной Кореи.

Худшее: в сентябре 2020 года северокорейский суд заочно приговорил двух южнокорейских журналистов и их издателей к смерти за «оскорбление достоинства страны». Сон Хирим из «Донг-ильбо» и Ян Чжи-хо из «Чосон ильбо» взяли интервью у авторов «Конфиденциальной Северной Кореи», книги 2015 года, рассказывающей об обычной жизни в Северной Корее, и рецензировали книгу для своих газет.

3. Туркменистан

Руководство: Президент Гурбангулы Бердымухамедов, у власти с 2006 года.

Как осуществляется цензура: Бердымухамедов обладает абсолютным контролем над всеми сферами жизни в Туркменистане, включая СМИ, используя их для продвижения своего культа личности. Его режим подавляет независимые голоса, задерживая и сажая в тюрьму журналистов, и, по данным Радио Свободная Европа/Радио Свобода, финансируемого Конгрессом США, заставляя других бежать из страны. Все СМИ принадлежат правительству или находятся под его жестким контролем. Горстка независимых туркменских СМИ, таких как Хроника Туркменистана, работает в изгнании, и любой, кто пытается получить доступ к сайту, может быть допрошен властями, сообщает OpenDemocracy. Корреспонденты туркменской службы Радио Свободная Европа/Радио Свобода работают под псевдонимами и были заключены в тюрьму, подвергались нападениям и им запрещено передвигаться. По данным Международного союза электросвязи ООН, только около 21% населения страны имеет доступ к Интернету. Этот режим блокирует независимые онлайн-публикации и запрещает использование VPN и других инструментов анонимизации, согласно Индексу устойчивости СМИ IREX за 2020 год. Доступ к иностранным СМИ редок; в преддверии Азиатских игр по боевым искусствам и состязаниям в помещениях 2020 года власти отозвали аккредитацию нескольких британских журналистов, сообщает газета The Guardian. Радио Свобода сообщило в феврале 2020 года, что власти «активно интересуются западными технологиями наблюдения».

Худшее: в марте 2020 года журналист-фрилансер Солтан Ачилова (69 лет), которая работает в «Хронике Туркменистана» и ранее вносившая вклад в деятельность туркменской службы Радио Свобода, была лишена возможности вылета на международном рейсе. Ачилова, которая ведет хронику повседневной жизни в Туркменистане, ранее была неоднократно задержана, подвергалась физическому насилию и угрозам из-за своей профессиональной деятельности.

4. Саудовская Аравия

Руководство: король Салман ибн Абдул-Азиз аль Сауд, у власти с 2015 года. Наследный принц Мухаммед ибн Салман, у власти с 2020 года.

Как осуществляется цензура: При Мухаммеде ибн Салмане и без того репрессивная среда Саудовской Аравии для прессы претерпела резкое ухудшение. Законы о борьбе с терроризмом и киберпреступностью и специализированные суды дают властям полную свободу заключать в тюрьму журналистов и блогеров, которые отклоняются от проправительственного повествования; по состоянию на 1 декабря 2020 года 16 журналистов находились за решеткой. В первой половине 2020 года власти Саудовской Аравии задержали не менее девяти журналистов дополнительно. По крайней мере четверо журналистов, задержанных в ходе репрессий ибн Салмана, подверглись насилию и пыткам в саудовских тюрьмах, согласно медицинским оценкам, подготовленным для короля Салмана и просочившимся в газету The Guardian. В соответствии с законодательством, утвержденном в 2011 году, веб-сайты, блоги и все, кто публикует новости или комментарии в Интернете, должны получить лицензию Министерства культуры и информации. Власти расширили контроль над цифровым контентом, где, по данным The Washington Post, повсеместно используется кибер-наблюдение. Согласно сообщениям в New York Times и других источниках, власти используют технологии наблюдения и армии троллей и ботов для подавления освещения и обсуждения деликатных тем, в том числе войны в Йемене, и предположительно для отслеживания саудовских журналистов-диссидентов. Саудовские власти блокируют веб-сайты, которые они считают нежелательными, а также доступ к провайдерам VPN, которые будут обходить блоки, согласно отчету организации Freedom House. Иностранные корреспонденты делают репортажи из Саудовской Аравии, но власти капризны в предоставлении разрешения на въезд, и международные репортеры часто сталкиваются с ограничениями в своем передвижении, согласно Columbia Journalism Review.

Мастер Йода рекомендует:  Операционные системы — всё по этой теме для программистов

Худшее: В октябре 2020 года агенты Саудовской Аравии, в том числе связанные с ибн Салманом, жестоко убили обозревателя «The Washington Post» и критика правительства Джамаля Хашогги в консульстве Саудовской Аравии в Стамбуле (Турция), заманив его туда под предлогом получить документы. В отчете ООН за июнь 2020 года убийство назвали «преднамеренной казнью», за которое «несет ответственность» правительство Саудовской Аравии, и призвали к расследованию роли ибн Салмана в этом инциденте.

5. Китай

Руководство: Президент Си Цзиньпин, у власти с 2013 года.

Как осуществляется цензура: в Китае существует самый обширный и совершенный в мире аппарат цензуры. В течение почти двух десятилетий страна была в числе самых злостных тюремщиков в мире; по состоянию на 1 декабря 2020 года не менее 47 журналистов находились за решеткой. И частные, и государственные новостные издания находятся под наблюдением властей, а работа тех, которые не следуют указаниям Коммунистической партии Китая, приостановлена или иным образом наказана, сообщается в новостях. С 2020 года ни один вебсайт или социальные сети не могут освещать новости в интернете без разрешения Администрации по киберпространству Китая. «Великая китайская стена» блокирует пользователей интернета от иностранных поисковых систем, новостных сайтов и социальных сетей. Министерство промышленности и информационных технологий в марте 2020 года объявило о новых правилах, запрещающих несанкционированные VPN, на которые пользователи Интернета полагаются, чтобы обойти «стену». Власти осуществляют мониторинг внутренних социальных сетей, используя программы наблюдения и обученных специалистов по цензуре. Запрещены иностранные социальные сети, такие как Twitter, Facebook и YouTube; они доступны через VPN, но попытки цензуры распространились на то, чтобы постучать в двери и заставить людей удалить свои твиты, сообщает Washington Post. Иностранные журналисты, работающие в Китае, сталкиваются с цифровым наблюдением и слежкой, с задержкой или отказом в выдаче виз. В августе 2020 года Ассоциация журналистов Гонконга заявила, что свобода прессы на территории ухудшилась в соответствии с политикой «единой страны», когда средства массовой информации все больше и больше применяют самоцензуру и оказываются без защиты законов, гарантирующих свободу информации.

Худшее: В северо-западном регионе Синьцзян, где власти содержат до трех миллионов уйгуров и тюрков-мусульман в так называемых лагерях перевоспитания, широко распространены слежка и цензура. Журналисты в регионе рискуют оказаться в заключении за ежедневные репортажи по таким обвинениям, как «двуликий» партийный чиновник. Клуб иностранных корреспондентов Китая в январе 2020 года сообщил, что многие журналисты, которые путешествуют в данном регионе, находятся под слежкой.

6. Вьетнам

Руководство: Президент и Генеральный секретарь Коммунистической партии Нгуен Фу Чонг, находящийся у власти с 2020 года.

Как осуществляется цензура: Правительство, возглавляемое Коммунистической партией, владеет и контролирует все печатные и вещательные СМИ во Вьетнаме. Плот репрессивных законов и указов резко ограничивает любую критику в СМИ в отношении однопартийного правительства, его политики и его деятельности. Закон о печати 2020 года гласит, что пресса должна быть голосом партии, партийных организаций и государственных органов. Цензура осуществляется посредством правительственных распоряжений редакторам газет, радио и телевидения, в которых указывается, какие темы следует освещать, а какие — опускать. Во Вьетнаме не существует независимых негосударственных новостных интернет-агентств, за исключением отделов новостей Redemptorist News, находящихся в ведомстве кактолической церкви, а также иностранных бюро, чьи репортеры находятся под тщательным наблюдением и ограничены в передвижении. Иностранные журналисты, путешествующие по медийным визам, обязаны нанять правительственного наблюдателя, который следит за ними. Новый закон о кибербезопасности вступил в силу 1 января 2020 года, предоставляя властям широкие полномочия по цензуре онлайн-контента, включая положения, которые требуют от технологических компаний раскрытия пользовательских данных и уничтожения контента, который власти считают нежелательным, согласно агентству Reuters. Закон основан на yказе 72 от 2013 года, который предоставил государству широкие полномочия по цензуре блогов и социальных сетей; Интернет-провайдеры, распространяющие запрещенный контент, могут быть оштрафованы или закрыты, согласно данным Electronic Frontier Foundation. Цензурированные темы включают права человека и деятельность политических диссидентов. По данным Financial Times, цензура применяется посредством фильтрации и слежки, в том числе с помощью военного подразделения по кибервойне, насчитывающего 10 000 человек, известного как «Force 47», которому поручено бороться с «неправильными взглядами». Независимые журналисты и блогеры, которые критически освещают деликатные вопросы, сталкиваются с преследованием или задержанием по обвинению в совершении преступлений против государства; по состоянию на 1 декабря 2020 года за решеткой находилось не менее 11 журналистов.

Худшее: блогер Радио «Свободная Азия» Чыонг Дуй Нхат, известный своими критическими разоблачениями в отношении Коммунистической партии, пропал в Таиланде в январе 2020 года на фоне широко распространенных слухов о его похищении вьетнамскими агентами. По сообщениям СМИ, он объявился в марте в тюрьме Т-16 в Ханое, где он содержался без предъявления обвинений.

7. Иран

Руководство: Высший руководитель аятолла Али Хаменеи, у власти с 1989 года. Президент Хасан Рухани, с 2013 года.

Как осуществляется цензура: правительство Ирана сажает в тюрьму журналистов, блокирует вебсайты и поддерживает атмосферу страха с помощью преследований и слежки, в том числе за семьями журналистов. Отечественные СМИ должны придерживаться жестких государственных рамок. Все журналисты, работающие в Иране, должны получить официальную аккредитацию; эти разрешения регулярно приостанавливаются или отменяются. Иностранные бюро разрешены, но работают под пристальным контролем; у корреспондентов из международных новостных отделений разрешения на работу были приостановлены временно, а в некоторых случаях отменены полностью. Власти арестовывают и назначают суровые тюремные сроки журналистам, освещающим темы, которые считаются чувствительными, включая местную коррупцию и протесты. Правительство подавляет онлайн-мнения, шпионя за местными и международными журналистами, подавляя спутниковые телевизионные трансляции и блокируя миллионы вебсайтов и ключевых социальных сетей, по данным Центра по правам человека в Иране и Радио Farda, финансируемого Конгрессом США. По данным Newsweek, когда в конце 2020 года и в начале 2020 года были проведены общенациональные антиправительственные акции протеста, власти подавили и закрыли доступ к Интернету и мобильным сетям. Радио Farda сообщило, что они запретили средства обхода цензуры и использовали хакерские и троллинговые кампании, предназначенные для местных и международных журналистов. Национальный совет по киберпространству запретил доступ к Twitter, Facebook и YouTube, а также приложения для обмена сообщениями Telegram и WhatsApp — но они доступны через VPN, согласно Bloomberg.


Худшее: в январе 2020 года иранский суд приговорил Яшара Солтани к пяти годам лишения свободы по обвинению в совершении преступлений против государства после того, как он опубликовал серию статей, в которых раскрывается предполагаемая коррупция в сделках с землей в Тегеране. Солтани работал в Memari News, ныне несуществующем независимом вебсайте, посвященном исключительно архитектуре и урбанистике.

8. Экваториальная Гвинея

Руководство: Президент Теодоро Обианг Нгема Мбасого, у власти с 1979 года; дольше всех находящийся у власти в Африке главa государства.

Как осуществлется цензура: правительство жестко контролирует, как и что журналисты освещают в Экваториальной Гвинее. Все вещательные СМИ принадлежат правительству, за исключением RTV-Asonga, сети, принадлежащей сыну президента Теодоро Нгема Обиангу, который также является вице-президентом страны. Местным и международным СМИ запрещено освещать определенные темы, которые считаются угрожающими имиджу страны или людей, близких к президенту. Несмотря на то, что частные газеты существуют, журналисты работают под угрозой судебного преследования за освещение новостей или тем, которые считается критическим по отношению к президенту, его семье или правительству в целом, и, таким образом, часто подвержены самоцензуре, согласно сообщению Civicus за июнь 2020 года. Вебсайты зарубежных новостных агентств и политической оппозиции регулярно блокируются, согласно представленному отчету гражданского сообщества в октябре 2020 года в Универсальный периодический обзор ООН. В соответствии с Законом о печати, прессе и аудиовизуальных средствах 1997 года, журналистская деятельность ограничивается, в том числе разрешая официальную предварительную цензуру, а дифаммация и клевета остаются уголовными преступлениями в соответствии с уголовным кодексом, как говорится в отчете Civicus и «Свобода прессы», принадлежащем Freedom House. В ноябре 2020 года доступ в Интернет был закрыт в день голосования на парламентских и муниципальных выборах, а Facebook был заблокирован примерно за три недели до голосования, согласно сообщениям в новостях и группе гражданского общества EG Justice.

Худшее: в сентябре 2020 года карикатурист Рамон Нсе Эсоно Эбале, который жил в изгнании, был арестован властями Экваториальной Гвинеи, когда находился в стране, чтобы продлить свой паспорт; его допрашивали о его рисунках и блоге, где содержались критические комментарии к президенту, и он был заключен в тюрьму на шесть месяцев по ложному обвинению в отмывании денег и подделке. После его освобождения в марте 2020 года власти отказывались продлить его паспорт в течение нескольких месяцев, не позволяя ему вернуться домой к своей жене и ребенку в Сальвадоре.

9. Беларусь

Руководство: Президент Александр Лукашенко, у власти с 1994 года; дольше всех находящийся у власти в Европе глава государства.

Как осуществляется цензура: власти в Беларуси практически полностью контролируют СМИ; несколько независимых журналистов и блогеров подвергаются преследованиям и задержаниям. Государство систематически оказывает давление на влиятельные средства массовой информации и частных лиц, часто публично, арестовывая журналистов, совершая рейды на редакции и инициируя уголовные расследования тех, кто освещает события. В последние годы правительство заблокировало независимые новостные сайты, в том числе Хартию 97, основанную журналистом Натальей Радиной, которая сейчас находится в изгнании. Поскольку правительство ограничивает независимые информационные агентства, все больше белорусов полагаются на социальные сети. В рамках недавних законодательных мер по ужесточению контроля над цифровыми СМИ правительство в 2020 году одобрило законопроект о «фейковых новостях» и приняло поправки к Закону о СМИ, которые ужесточили контроль над новостными сайтами и социальными сетями. Согласно отчету «Свобода прессы» неправительственной организации Freedom House, правительство имеет полномочия осуществлять надзор за интернет-провайдерами (ISP), устанавливать стандарты информационной безопасности, проводить цифровое наблюдение за гражданами и управлять доменами верхнего уровня в Беларуси.

Худшее: В марте 2020 года главный редактор независимого новостного издания Tut.by Марина Золатава была признана виновной в доступе к государственному новостному сайту с чужой регистрационной информацией и оштрафована на 7650 белорусских рублей (3600 долларов США).

10. Куба

Руководство: президент Мигель Диас-Канель, сменивший Рауля Кастро в 2020 году.

Как осуществляется цензура: Несмотря на некоторые улучшения в последние годы, включая расширение мобильного интернета и Wi-Fi, Куба по-прежнему имеет наиболее ограниченный климат для прессы в Северной и Южной Америке. Печатные и вещательные СМИ полностью контролируются однопартийным коммунистическим правительством и по закону должны «соответствовать целям социалистического общества». Упущенной возможностью улучшить ситуацию стал референдум по конституционным изменениям, одобренный в феврале 2020 года, в котором не было упомянуто ослабление ограничений СМИ. Куба предоставила домашний доступ к Интернету в 2020 году и планы мобильной передачи данных в 2020 году, но услуги для большинства кубинцев непомерно дороги: 4 гигабайта данных стоят около 30 долларов США, что эквивалентно среднемесячной зарплате в стране в 2020 году. Несмотря на то, что интернет открыл пространство для критики, государственному провайдеру услуг ETECSA приказано блокировать нежелательный контент и ограничивать доступ к некоторым критическим блогам и новостным платформам, согласно отчету Открытой обсерватории сетевого вмешательства, которая собирает данные о взломах сети. Некоторые независимые журналисты и блогеры используют веб-сайты, серверы которых размещены за рубежом. Правительство ограничивает деятельность журналистов-критиков путем преследований, физического и онлайн-наблюдения, краткосрочных задержаний, домашних рейдов и конфискации оборудования. Освещение стихийных бедствий является одной из опасных тем: власти задержали нескольких журналистов, которые освещали последствия ураганов в октябре 2020 года и сентябре 2020 года. Согласно отчету «Свобода прессы» организации Freedom House, визы для иностранных журналистов предоставляются избирательно.

Мужчина сидит перед плакатом покойного президента Кубы Фиделя Кастро в штаб-квартире Государственного телевидения и радио Кубы в Гаване (Куба), 14 марта 2020 года. На Кубе самый ограниченный климат для прессы среди стран Северной и Южной Америки. (Фотография Ассошиэйтед Пресс / Десмонд Бойлан)

Методология: Список 10 стран с самой жесткой цензурой оценивает прямую и косвенную государственную цензуру, основанную на исследованиях КЗЖ, а также опыт сотрудников организации. Страны оцениваются на основе ряда критериев, в том числе:

  • Отсутствие и / или ограничения частных или независимых СМИ
  • Законы об уголовно преследуемой диффамации; уголовные ограничения за распространение ложных новостей
  • Блокировка сайтов
  • Глушение зарубежных вещаний
  • Блокировка иностранных корреспондентов
  • Слежка за журналистами со стороны властей
  • Ограничения на передвижение журналистов
  • Требования получения лицензии для ведения журналистики
  • Ограничения на электронную запись и распространение
  • Целевые хакерские или троллинговые кампании

Топ фото: Сотрудники службы безопасности пытаются помешать журналистам фотографировать и снимать видео у входа в отель «Melia» в Ханое (Вьетнам) перед саммитом КНДР-США 25 февраля 2020 года. (Рейтер / Анн Уанг)

Цензура в белорусском интернете становится все более жесткой

You are using an outdated browser. Please upgrade your browser to improve your experience.

Наиболее влиятельные интернет-ресурсы в Беларуси могут перевести в разряд СМИ, об этом заявил заместитель министра информации Дмитрий Шедко.

Мининформ предлагает внести соответствующие изменения в закон о СМИ. Чем это может обернуться для белорусского медиабизнеса и не последует ли за этим жесткая цензура интернет-СМИ? TUT.BY поинтересовался мнением экспертов.

Людмила Чекина, генеральный директор УП «Надежные программы», считает, что необходимость обязательной регистрации интернет-ресурсов в качестве СМИ может стать причиной перераспределения читательского интереса в пользу иностранных сайтов.

– К сожалению, это действительно может негативно сказаться на интернет-сфере: иностранные сайты получат преимущество, так как они будут находиться в более выгодном правовом положении. В конечном итоге это может привести и к перетеканию и аудитории, и рекламных бюджетов за пределы страны, что впоследствии может подтолкнуть отечественные сайты к изменению своей юрисдикции.

Сказать, что это позволит осуществлять жесткую цензуру в интернете, нельзя, потому что интернет по своей природе экстерриториален и делегирование домена на иностранную компанию занимает буквально пять минут.

В настоящее время интернет-ресурсы тоже несут ответственность за информацию, которую они распространяют. Распространение информации в интернете так же, как и любым другим способом, находится в сфере общего гражданского, административного и уголовного законодательства. Поэтому любой интернет-сайт может быть привлечен к ответственности за распространение недостоверной информации, порочащей честь и достоинство, деловую репутацию граждан или организаций, за клевету или оскорбления.

Однако для средств массовой информации есть дополнительные рычаги воздействия со стороны государства – это возможность получения предупреждения, приостановления или прекращения выпуска СМИ. К сожалению, нет никакой гарантии, что государственные органы не будут злоупотреблять такими полномочиями, а любое злоупотребление гарантированно подтолкнет к перетеканию интернет-бизнеса за рубеж. Легко лишить радио частоты, легко приостановить выпуск и распространение газеты, но лишить сайт аудитории достаточно сложно.

Андрей Бастунец, заместитель председателя Белорусской ассоциации журналистов, считает, что приравнивание интернет-медиа к печатным СМИ может повлечь за собой как негативные, так и положительные моменты.

– На сегодняшний день, как предполагалось ранее, интернет-СМИ, в случае их регистрации, приравнивались бы к печатным СМИ. А это значит, что их редакции должны быть юридическими лицами, они должны находиться в офисном помещении, главный редактор должен отвечать требованиям, установленным Министерством информации. Также это значит, что все санкции, которые предусмотрены законом о СМИ, а именно – предупреждение, вплоть до прекращения выпуска СМИ.

С другой стороны, журналисты этих изданий смогут подтверждать свой журналистский статус, поскольку сегодня по закону такой возможности у них нет. Во-вторых, они смогут официально аккредитоваться при государственных органах.

. Основанная в 1991 году газета «Салідарнасць» в 2005 году была вынуждена остановить свой выход. «Салідарнасць» оказалась одной из 17 негосударственных изданий, которые только в 2005 году были лишены возможности распространяться через общенациональную государственную систему подписки и розницы.

В феврале 2006 года начал работу интернет-проект газеты. В случае, если Министерство информации внесет правки в закон о СМИ, интернет-издание «Салідарнасць» может попасть в число ресурсов, подлежащих регистрации.

Александр Старикевич, редактор издания «Салідарнасць”, рассказал TUT.BY, в чем он видит причину возможного решения в пользу необходимости регистрации как СМИ интернет-ресурсов.

– Я могу сказать, что принял к сведению это заявление. На сегодняшний день что-то говорить сложно, кроме того, что власть ищет рычаги контроля за интернет-медиа. Это не удивительно, если учесть, что независимые общественно-политические ресурсы пользуются гораздо большей популярностью, чем государственные.

Добавить комментарий