35% всего ПО в мире является нелицензионным


Оглавление (нажмите, чтобы открыть):

Уровень использования нелицензионного ПО в мире вырос

Компания BSA подготовила отчет The Global Software Survey, оценив уровень использования пиратского ПО в мире в 2013 году. В ходе исследования было опрошено 22 тыс. IT-специалистов и 2 тыс. IТ-директоров, и лишь менее половины последних заявили, что тщательно следят за тем, чтобы все ПО было лицензировано, хотя большинство признали риски использования пиратских продуктов. Так, 64% опасаются, что доступ к коммерческим данным получат хакеры, а еще 59% переживают по поводу потерь данных.

В целом 43% ПО, уставленного в мире в 2013 году, не было должным образом лицензировано (два года назад 42%>. Общие убытки от этого составили $62,7 млрд. В мире 35% компаний имеют письменные правила, подтверждающие политику использования только лицензионного ПО. При этом, что интересно, IT-директора чаще отметают наличие таких правил, чем рядовые сот рудники (таких набралось всего 26%). Показатели стран в деле использования нелицензионного ПО сильно разнятся. Так, в США это 18% (самый низкий в мире). На втором месте Япония (19%), далее идут Австралия (21%), Германия и Великобритания (по 24%). 6 странах 8RIC цифры повыше: Бразилия — 50%, Россия — 62%, Индия — 60%, Китай — 74%. Высокие масштабы пиратства в Нигерии и Вьетнаме (по 81%), Индонезии (84%) и Венесуэле (88%). В Грузии и Молдове по 90%, а лидирует (в негативном смысле) Зимбабве (91%). Что касается тенденций, большое влияние оказывают снижение поставок ноутбуков и рост числа облачных сервисов. Тем не менее, указывают авторы исследования, на конец 2013 года в мире использовалось 1,7 млрд ПК, что открывает большие возможности для установки на них ПО в обход лицензий.

Некоторые страны демонстрируют впечатляющие успехи. Так, с 2007 года уровень пиратства в Армении, например, снизился с 93 до 86%, в Азербайджане — с 92 до 85%, в Казахстане — с 79 до 74%, а на Украине и в Гондурасе остался неизменным: соответственно 83 и 74%. В Греции же, напротив, вырос с 58 до 62%, а в Испании — с 43% до 45%. Увеличился уровень пиратства и в Пакистане, Парагвае, Никарагуа, Алжире, Тунисе, Египте.
Между тем, по данным BSA, огромный рывок совершила Россия, снизив уровень пиратства с 2007 года по сегодняшний день с 73 до 62%.

По сравнению с прошлым годом этот показатель вырос на 3,9% в основном за счет рекомендаций приобрести (скачать) и установить нелицензионные программы самостоятельно.
Помимо сбоев в работе компьютера и потери информации, хранящейся на ПК, как для распространителей, так и для пользователей контрафактного ПО возможны серьезные юридические последствия. Объемы предложений контрафактного ПО существенно варьируются в зависимости от региона. Заметное снижение отмечено только в Москве — с 24,8 до 19,5% (в предыдущую волну программы: с 33 до 24,8%), Такие результаты достигнуты благодаря совместным усилиям правоохранительных органов и правообладателей.
Тем не менее уровень пиратства в столице и Московской области по-прежнему высок: 19,5% торговых точек продолжают рекомендовать пиратское ПО, а в 10% магазинов предлагают установить нелицензионные программы прямо на месте.
В разрезе федеральных округов положительную динамику по основному показателю, доле точек, предложивших установку пиратского ПО, продемонстрировал только ЦФО за счет улучшения ситуации в Москве. Остается высоким уровень распространения нелицензионного ПО в Поволжском и Дальневосточном округах. Сравнительно низкий уровень предложения контрафактного ПО в очередной раз отмечен в Северо-Западном федеральном округе. В Центральном регионе в целом, а также суммарно в Южном и Северокавказском округах предложения по установке также ниже среднего по стране, но там высока доля точек, рекомендующих пиратское ПО, чем особенно отличаются некоторые города Северного Кавказа. В городах-миллионниках самый высокий уровень пиратских предложений наблюдается в Волгограде (34,5%), Иркутске (30,2%), Нижнем Новгороде и Челябинске (по 20%), Хабаровске (17,7%), а самый низкий — в Новосибирске (6,5%) и Санкт-Петербурге (7,8%).

Уровень использования нелицензионного ПО в мире подрос

Компания BSA подготовила отчет The Global Software Survey, оценив уровень использования пиратского ПО в мире в 2013 году.

В ходе исследования было опрошено 22 тыс. IT -специалистов и 2 тыс. IT -директоров, и лишь менее половины последних заявили, что тщательно следят за тем, чтобы все ПО было лицензировано, хотя большинство признали риски использования пиратских продуктов. Так, 64% опасаются, что доступ к коммерческим данным получат хакеры, а еще 59% переживают по поводу потерь данных.

В целом 43% ПО, уставленного в мире в 2013 году, не было должным образом лицензировано (два года назад 42%). Общие убытки от этого составили $62,7 млрд.

В мире 35% компаний имеют письменные правила, подтверждающие политику использования только лицензионного ПО. При этом, что интересно, IT -директора чаще отмечают наличие таких правил, чем рядовые сотрудники (таких набралось всего 26%).

Показатели стран в деле использования нелицензионного ПО сильно разнятся. Так, в США это 18% (самый низкий в мире). На втором месте Япония (19%), далее идут Австралия (21%), Германия и Великобритании (по 24%). В странах BRIC цифры повыше: Бразилия – 50%, Россия – 62%, Индия – 60%, Китай – 74%. Высокие масштабы пиратства в Нигерии и Вьетнаме (по 81%), Индонезии (84%) и Венесуэле (88%). В Грузии и Молдове по 90%, а лидирует (в негативном смысле) Зимбабве (91%).

Что касается тенденций, большое влияние оказывает снижение

поставок ноутбуков и рост числа облачных сервисов. Тем не менее, указывают авторы исследования, на конец 2013 года в мире использовалось 1,7 млрд ПК, что открывает большие возможности для установки на них ПО в обход лицензий.

Некоторые страны демонстрируют впечатляющие успехи. Так, с 2007 года уровень пиратства в Армении, например, снизился с 93 до 86%, в Азербайджане – с 92 до 85%, в Казахстане – с 79 до 74%, а на Украине и в Гондурасе остался неизменным: соответственно 83 и 74%. В Греции же, напротив, вырос с 58 до 62%, а в Испании – с 43% до 45%. Увеличился уровень пиратства и в Пакистане, Парагвае, Никарагуа, Алжире, Тунисе, Египте.

Между тем, по данным BSA , огромный рывок совершила Россия, снизив уровень пиратства с 2007 года по сегодняшний день с 73 до 62%.

Основная причина не использовать нелицензионное ПО — угроза информационной безопасности, — исследование BSA

Пользователи ПК называют риски и угрозы безопасности, исходящие от вредоносных программ, основной причиной не использовать нелицензионное ПО. Среди опасений, вызывающих особое беспокойство, — угроза хакерских вторжений и риск утраты данных. Результаты опубликованного сегодня исследования BSA «Глобальное исследование рынка программного обеспечения» (BSA Global Software Survey) показывают снижение уровня программного обеспечения, незаконно установленного на персональных компьютерах в Казахстане. В 2013 году он составил 74% в то время, как в 2011 году, когда подобное исследование проводилось в последний раз, уровень использования нелегального ПО в Казахстане составил 76%. Текущий показатель ставит Казахстан в один ряд с Китаем и Гондурасом, где уровень незаконно установленного ПО также составил 74%.

Эти и другие выводы глобального исследования BSA о легальности используемого ПО подчёркивают необходимость внедрения эффективных методов управления программным обеспечением, что особенно актуально для бизнеса.

«Многие люди не понимают, что именно они устанавливают на своих компьютерах. Эта ситуация должна измениться», говорит Виктория Эспинель (Victoria Espinel), Президент и главный исполнительный директор BSA. «Есть общие принципы, следуя которым менеджеры и администраторы могут обеспечить использование легального, правильно лицензированного ПО».

«Глобальное исследование рынка программного обеспечения» (BSA Global Software Survey) проводится раз в два года компанией IDC по заказу BSA; в этом году были опрошены пользователи ПК на 34 рынках, в том числе около 22 тыс. индивидуальных и корпоративных пользователей ПК и более 2 тыс.ИТ-руководителей.

Среди основных выводов исследования:


· Доля программного обеспечения, установленного в Казахстане без наличия необходимых лицензий, в 2013 году составила 74%, что на 2% ниже показателя 2011 года. Коммерческая стоимость нелицензионного ПО в общей сложности составила $136 млн.

· Основной причиной, из-за которой пользователи компьютеров по всему миру избегают работы с нелицензионным ПО, являются их опасения относительно угроз безопасности, исходящих от вредоносного кода. Среди угроз безопасности, связанных с нелицензионным ПО, 64% пользователей называют в числе основных опасений возможность неавторизованного доступа со стороны хакеров, и 59% — вероятность утраты данных.

· ИТ-руководители во всём мире выражают вполне закономерные опасения, что нелицензионное ПО способно причинить вред, однако меньше половины из них могут с полной уверенностью заявить, что в их компаниях используется должным образом лицензированное ПО.

· Только в 35% компаний в мире действуют служебные инструкции, требующие использования ПО, лицензированного должным образом.

«Использование нелицензионного ПО является проблемой организационно-управленческого уровня, и результаты нашего опроса ясно свидетельствуют о необходимости дополнительной работы в этом направлении, — говорит Виктория Эспинель. — Существует ряд мер, доступных для любой компании, позволяющих обеспечить полное соблюдение лицензионных требований. В том числе это принятие официальных корпоративных правил в отношении использования лицензионного ПО и аккуратное ведение учета. Кроме того, компаниям следует рассмотреть возможность внедрения более гибких и надежных механизмов для управления программными активами, которые бы отвечали требованиям международных стандартов. Подобные SAM-инициативы способны принести ощутимые преимущества за счет создания эффективных механизмов контроля и формирования полного представления об установленном в сети программном обеспечении. Подобные меры помогают компаниям избежать угроз безопасности и операционных рисков и гарантируют, что в компании имеется необходимое количество лицензий, исходя из количества пользователей».

Среди других выводов исследования BSA:

· Глобальный уровень ПО, установленного без наличия необходимых лицензий, увеличился с 42% в 2011 году до 43% в 2013. Это обусловлено тем, что в развивающихся странах, на долю которых приходится наибольший уровень нелицензионного ПО, продолжало увеличиваться число используемых ПК.

· Совокупная коммерческая стоимость установленного в мире нелицензионного ПО в 2013 году составила $62,7 млрд.

· Самый высокий уровень использования нелицензионного ПО наблюдается в азиатско-тихоокеанском регионе (62%). По сравнению с данными за 2011 год эта цифра увеличилась на 2 процентных пункта. Коммерческая стоимость установленного нелицензионного ПО достигла $21 млрд.

· Следующее место по количеству установленного нелицензионного ПО занял регион Центральной и Восточной Европы (61%). На третьем месте — страны Латинской Америки (59%) и Ближнего Востока и Африки (тоже 59%).

· В Западной Европе доля нелицензионного ПО снизилась в 2013 году на три процентных пункта до 29%, а коммерческая стоимость нелицензионного ПО составила $12,8 млрд.

· В Европейском Союзе доля нелицензионного ПО в 2013 году снизилась на два процентных пункта и составила 31%, при этом коммерческая стоимость нелицензионного ПО составила $13,5 млрд.

Нелицензионный софт грозит России многомиллиардными потерями

62% всего программного обеспечения, используемого в России, является нелицензионным. К такому выводу пришли авторы исследования, проведенного международной ассоциацией производителей ПО — BSA совместно с известной аналитической компанией IDC.

Как выяснилось, по распространенности пиратского ПО лидируют Урал, Сибирь и Дальний Восток. Чаще всего контрафактные программы устанавливают на компьютеры пользователи Уральского федерального округа. Уровень проникновения нелицензионного софта здесь составляет 68%. Немного уступает Уралу Сибирь с показателем 65%. А в Дальневосточном округе нелегальное происхождение имеет 65% программ.

Самыми благополучными оказались Южный и Северо-Западный федеральные округа. Здесь уровень проникновения нелицензионных программ составляет 57% и 56% соответственно. А в Поволжье и центральной России показатели близки к средним по стране – 62% и 63%.

Уровень распространения нелицензионного ПО в России постепенно снижается. В середине 2000-х годов он превышал 80%, поэтому, на первый взгляд, нынешние 62% могут показаться вполне приемлемыми. Однако, разработчики программного обеспечения не спешат радоваться такой тенденции.

Несмотря на в целом благоприятный тренд проблема не теряет актуальности. А все потому, что существенно возросло число киберугроз, ведь контрафактные программы зачастую делают беззащитными перед вредоносным ПО и хакерами компьютерные системы и домашних пользователей, и крупных организаций, в том числе государственных.

Эксперты IDC попытались оценить потенциальный ущерб от нелицензионного ПО в стоимостном выражении. Аналитики считают, что потери российских компаний в 2014 году из-за инцидентов в сфере информационной безопасности могут достигнуть 20 миллиардов долларов, из которых три четверти придется на прямые убытки, связанные с утечкой информации. Еще 5 миллиардов долларов будет затрачено на устранение последствий нападений киберпреступников. То есть в этой области Россия находится в числе мировых лидеров, уступая только США и Великобритании. В масштабах всей планеты, к слову, в 2014 бизнес потеряет 461 миллиард долларов.

Важно и то, что в последние два года существенно изменилась «специализация» преступников. Если до сих пор в общей картине цифрового криминалитета выделялись мошенники и распространители спама, то теперь значительная доля в общем числе преступлений приходится на кардинг, то есть инциденты, связанные с попытками неправомерного доступа к банковским картам и счетам, как корпораций, так и отдельных пользователей. И в группе риска тут в первую очередь оказываются те, кто отдает предпочтение нелицензионному софту.


Например, при запросе в поисковике “Бесплатная Windows” пользователь в 92 случаях из 100 рискует стать жертвой кибермошенников, скачав вредоносное ПО или пройдя по ссылке на зараженный сайт. При этом самая популярная пиратская сборка операционки содержит 63 уязвимости, в том числе троянские программы, шпионящие за пользователем, и закладки, позволяющие удаленно получить несанкционированный доступ к компьютеру.

Стоит отметить, что степень риска уже достаточно серьезно воспринимается бизнесом. Так, 53% российских ИТ-директоров, опрошенных BSA совместно с IDC, назвали киберугрозы основной причиной отказа от нелицензионного ПО. Характерно, что ровно столько же руководителей уверены, что в их компании используется только лицензионный софт. А вот в остальных случаях (а это 47% опрошенных, что немало) выражались разного рода сомнения в законности и безопасности используемого программного обеспечения.

Дабы избежать проблем с кибербезопасностью и законностью эксперты рекомендуют начать рассматривать программное обеспечение как актив и ввести регулярную практику эффективного управления таким активом. Важно научиться точно учитывать какое ПО есть в организации, насколько оно действительно необходимо для выполненения той или иной работы, и не трататятся ли деньги в пустую, прописать жесткие процедуры установки ПО на рабочие компьютеры, которые бы не позволяли рядовым пользователям пользоваться сторонним и возможно нелицензионным софтом. Кроме того, непременной рекомендацией софтверных компаний является использование антивирусов, файерволов и специального ПО.

Так, некоторое время назад появилась очень интересная разработка отечественной компании — Group-IB — названная Bot-Trek Ecosystem. Это комплексное решение, позволяющее мониторить обстановку и внутри корпоративной информационной системы, и “снаружи”. Новинка способна выявлять в корпоративной инфраструктуре шпионское ПО, банковские трояны, средства незаконного проникновения в компьютеры организации. Умеет Bot-Trek защищаться и от популярных в преступной среде DDOS-атак. Кроме того, ведя мониторинг «внешнего периметра» организации, разработка Group-IB способна предотвратить еще только готовящиеся атаки.

Безопасность информационного пространства предприятия и частного пользователя – это всегда двусторонняя отвественность. Производители программного обеспечения ежедневно работают над тем, чтобы сделать свои решения надежными и безопасными. Важно, чтобы и пользователь не только думал об экономии, которая при ближайшем рассмотрении оказывается мнимой, но и осознанно соблюдал правила элементарной информационной безопасности и добровольно не впускал к себе кибермошенников, используя столь недешевое по факту нелицензионное программное обеспечение.

Основные факты в исследовании BSA: инфографика (нажмите для увеличения):

Нелицензионное ПО — теория и практика

А в чем дело, собственно?

Люди всегда были падки на «халяву». Очень трудно заставить человека выложить свои денежки, если он знает, что можно получить все то же самое, но бесплатно. Конечно, есть этические нормы, законы и правоохранительные органы, которые в той или иной степени регулируют эту страсть. Каждый знает, что красть нечто, принадлежащие другому человеку, плохо, поскольку это нанесет законному владельцу вещи конкретный ущерб. Причиной этого является сформулированный Ломоносовым закон «ничто не появляется ниоткуда, и не исчезает в никуда», известный как закон сохранения массы. И одной из главных заповедей, которую нормальные родители пытаются довести до своих детей во всем мире является: «нельзя брать чужое без спросу». Человек, который не усвоил этой простой истины как следует, не имеет права называться порядочным.

Однако все это касается только материальных ценностей — всего того, что можно пощупать руками. Но человек тем и отличается от животных, что, кроме материальных ценностей, определенный интерес для него представляют и ценности интеллектуальные. Закон сохранения массы на них не распространяется, поэтому их заимствование напрямую не ассоциируется с воровством. Кроме того, в течение всей жизни любой человек заимствует и использует знания и опыт, полученные другими. И очень часто ничего за это не должен никому, или должен далеко не тому, кого можно было бы считать законным владельцем. Воровством это не считается и не является. Вообще: если подходить к этому вопросу буквально, то любое учебное заведение является высокоорганизованным преступным сообществом, которое занимается грабежом в особо крупных размерах, а в особо запущенных случаях (о ужас!) к тому же собирает дополнительную мзду с тех негодяев, которые потребляют краденное. Поэтому проблема воспитания у детей уважения к чужой интеллектуальной собственности занимает родителей меньше всего, тем более что до недавнего времени очень немногим приходилось с ней сталкиваться. Да и то, как правило, все было достаточно просто и очевидно: это были либо случаи плагиата (отвратительность которых ясна сама по себе), либо шпионажа, а это уже особая история. То есть, если они у нас, то на лицо подлые происки убийц и шпионов, а если мы у них, то это уже подвиг разведчика 🙂

Но вот появились компьютеры, и вопрос защиты прав на интеллектуальную собственность из чего-то далекого превратился в насущную проблему, с которой столкнулись миллионы, если не сотни миллионов пользователей. Произошло так потому, что без программного обеспечения (той самой интеллектуальной собственности), самый крутой компьютер является всего-навсего грудой железок. И (с другой стороны) если с одного и того же компакта поставить программу один раз, или сто, то сам компакт от этого своих свойств не изменит и, на первый взгляд, никто от этого не пострадает. Наоборот, всем (а особенно тому, кто воспользовался содержимым этого диска) станет только лучше. Но у разработчиков содержимого этого компакта на этот счет совсем другое мнение. Понять можно всех: и производителей программного обеспечения, которые тратят немалые силы и средства на разработку и отладку своих продуктов, и пользователей, не особо жаждущих платить за компакт-диск себестоимостью 0.6$ (если не меньше) в сотни, или тысячи раз больше. Поэтому в борьбе между жадностью и совестью чаще побеждает жадность (тем более, большинство понимает только умом, но отнюдь не сердцем, что это является банальным воровством). Таким образом, на пути распространения нелицензионного софта стоят только карательные органы.

Мастер Йода рекомендует:  Как хорошо вы разбираетесь в программистах узнайте, насколько вы имеете право называть себя

До последнего времени они не сильно утруждали себя этим вопросом, но, похоже, времена меняются. Поэтому, чтобы вас не застали врасплох, я опишу, как происходят подобные рейды, за что ловят, и чем это грозит на примере одной из небольших республик бывшего Советского Союза. Вся информация, которая будет представлена ниже, не является пустыми умозаключениями и плодом абстрактных размышлений, а основана целиком и полностью на реальных фактах и реально происходивших (и происходящих) событиях. Некоторые из дел, с которыми я знаком, уже закончились, по другим продолжается следствие, часть прошла суд первой инстанции и ждет второго. По ряду причин, объяснять которые я не намерен, не будет никаких конкретных дат, названий или фамилий. Безусловно, в деталях ситуация может различаться в зависимости от места действия, но наши и ваши милиционеры (или полицейские) прошли одну и ту же школу, так что не думаю, что отличия будут слишком большими. В общем: кто предупрежден, тот вооружен.

Первое, с чего необходимо начать — определить спектр «опасного» программного обеспечения, за которое можно пострадать. Сделать это несложно: надо просто собрать ценники фирм торгующих программным обеспечением в вашем районе, и сравнить ассортимент предлагаемой ими продукции с тем, что можно встретить на ваших компьютерах. При этом сравнивать лучше не по названию продуктов, а по названию фирм-производителей. Любые совпадения автоматически переводят совпавшие продукты в группу повышенного риска. Происходит это потому, что в любом суде должен быть истец и ответчик, пострадавший и обвиняемый. Нет пострадавшего — нет и обвиняемого. И наличие продуктов какой-либо из фирм в прайс-листе одной из компаний, с высокой долей вероятности означает наличие официального представителя этой фирмы, который сможет выступить в суде в качестве пострадавшей стороны. Однако, если вы не нашли в продаже ничего похожего на используемый программный продукт, не стоит преждевременно радоваться. Во-первых, представитель может быть — просто вы плохо искали. Во-вторых, в особых случаях (например когда сумма ущерба очень велика), в качестве пострадавшего может выступить государство (в виде налоговой полиции), потому как оно не получило налога с продажи, который должно было бы получить, если бы спорная программа была бы приобретена законным путем. Соответственно, чем выше потенциальная стоимость программного обеспечения, тем выше риск, что такое может случиться. Оправдания вроде того, что «я бы купил, да никто не торгует» могут (теоретически) подействовать на судью, но точно не подействуют на налоговиков пришедших с обыском. Разница достаточно очевидна, но, все-таки, она будет более подробно рассмотрена ниже.

Итак, определившись со списком потенциально опасного программного обеспечения, можно распределить его по группам риска. Наиболее опасными с нашей точки зрения являются программные продукты Microsoft. Любые. От операционных систем и офисных продуктов до игрушек, к выпуску которых причастна эта фирма. В последнее время Microsoft проводит весьма агрессивную политику по отношению к нелегальному программному обеспечению. Microsoft пытается наладить контакты с правоохранительными органами по всему миру, Именно представители Microsoft являются инициаторами большинства рейдов против нелегального программного обеспечения, и именно их представители зачастую участвуют в таких рейдах оказывая консультационную поддержку. И, само собой, представители Microsoft вряд ли откажутся от присутствия в суде в качестве пострадавшей стороны. Далее, по степени риска, может следовать кто угодно, и это во многом зависит от того, что за люди являются представителями фирмы, разработавшей продукт. Обычно чем дороже программа и чем крупнее компания, ее выпустившая, тем выше степень риска. И, как я уже говорил, если нет представителя, то в качестве пострадавшего может выступить и государство, и хотя, как правило, этого не происходит (налоговикам и без этого есть чем заняться), сбрасывать со счетов такую возможность ни в коем случае нельзя!

После решения вопроса о том, что из инсталлированного программного обеспечения может представлять наибольшую опасность, надо определиться с тем, насколько законно оно у вас установлено, и что с этим можно сделать (если нужно). Главным, и зачастую единственным документом, определяющим правила пользования тем или иным программным продуктом, является лицензионное соглашение (License Agreement), с которым приходится соглашаться для того, чтобы вообще инсталлировать программу. Из этого следует, что не стоит просто пропускать это соглашение: стоит внимательно прочитать его, а лучше вообще распечатать — иногда из этого источника можно узнать много интересного.

Что именно? Ну, например: можно ли делать копии. Хотя это может показаться странным, но практически всегда можно делать резервные копии, так что никто не имеет права наказывать Вас за найденный, к примеру, компакт с переписанной копией Windows. (естественно, только при условии наличия у вас и лицензионной копии).

Иногда из лицензионного соглашения можно узнать и гораздо более интересные вещи. Особенно это касается программного обеспечения, которое дает использовать себя некоторое время бесплатно (т. е. так называемое shareware). Одной из самых опасных программ, в этом плане, является… WinZip. Его опасность заключается в том, что мало кто обращает внимание на условия, по которым он может его использовать. Просто ставят и пользуются. А, между тем, использовать его можно только в течение 21 дня, после чего надо либо заплатить, либо прекратить использование и удалить программу. Именно удалить: оправдание «она просто стояла, и ей никто не пользовался после 21 дня» не подойдет. Самым неприятным моментом является то, что после истечения 21 дня, WinZip продолжает работать, как ни в чем не бывало, просто при старте в окне, где говорится, что данная копия незарегистрированная, появится предупреждение, что «Evaluation period expired». Но кто из нас обращает внимание на какую-то назойливую табличку, выскакивающую при запуске WinZip? А зря — пострадавшие уже есть…

Несколько в стороне стоят тестовые версии различных программных продуктов (например, рассылаемые в рамках программы MSDN). С одной стороны они бесплатны, но есть ограничения на срок использования. С другой стороны, имеются тестовые версии без ограничений по сроку использования. В лицензионных соглашениях подобных программ иногда указывается, что они могут использоваться, но после выхода официальной версии продукта лицензионное соглашение теряет силу. Понимать это можно двояко. С одной стороны, раз срок действия соглашения закончился, необходимо прекратить использовать эту программу. И в реестре, где находится информация об этом продукте, пишется что-нибудь вроде «Obsolete data — do not use». С другой стороны, в лицензионном соглашении нет прямого запрета на использование программы после окончания срока лицензии, и понимать это можно как: «а кому нужна недоделанная версия, когда есть нормальная», и предупреждение в реестре можно воспринимать как носящее рекомендательный характер. Впрочем, все эти рассуждения могут пригодиться адвокату в зале суда, а в момент проверки легальности программного обеспечения на месте, ни на кого такие аргументы не подействуют, так что решайте сами — стоит ли рисковать.

«У меня все ходы записаны» или «Не подкопаешься!»

Одним из наиболее важных моментов (если не самым важным) является способ определения легальности или нелегальности программного обеспечения. Может быть, на первый взгляд это покажется странным, но наличие документов с серийным номером от производителя программы абсолютно ничего не гарантирует. Верна и обратная аналогия: отсутствие каких-либо документов от производителя, не гарантирует, что пострадаете именно вы. Одним из главных (опять же — если не самым главным) документов, подтверждающим законность приобретения программного обеспечения — является счет-фактура. Более того: если организация является акционерным обществом, то все программное обеспечение должно быть на балансе организации, точно так же как и все остальное имущество (столы, стулья, компьютеры, здания, и т. д.). Если программное обеспечение ввозилось из-за рубежа, то должны также присутствовать таможенные документы, подтверждающие это. Если программное обеспечение приобреталось через интернет, то (опять же) должны быть в наличии документы, подтверждающие перевод денег. В противном случае (если лицензия от производителя есть, а документов, объясняющих откуда это все появилось, нет), программное обеспечение считается ворованным/одолженным/сфальсифицированным/каким-угодно-еще, но только не лицензионным!


И не надо говорить про презумпцию невиновности, о том, что сначала должно быть доказано, что софт нелицензионный, а потом уже считать его таковым. Докажут. Потом. Метод элементарен: поднимается вся бухгалтерия, за произвольный период, и доказывается, что в этот период данное программное обеспечение не покупалось. А если еще учесть то, что абсолютно честных фирм при нашем и, наверное, вашем (а, скорее всего — вообще не при каком) законодательстве практически не бывает, то сам факт тотальной проверки всей деятельности организации способен довести до инфаркта.

Особняком в этом ряду стоят бесплатные бета-версии коммерческих продуктов — как я уже говорил, законность их использования можно доказать в суде (по крайней мере теоретически), но объяснять что-либо в процессе рейда практически бесполезно.

Обычно проверяет правильность использования программного обеспечения специально приглашенный эксперт (этот человек далеко не всегда является сотрудником правоохранительных органов). Чаще всего эта процедура сводится к изучению соответствующих ключей реестра (в операционных системах производства Microsoft это, обычно HKEY_LOCAL_MACHINESoftware, а в случае самих ОС — HKEY_LOCAL_MACHINESoftwareMicrosoftWindows или WindowsNT) и сравнению серийных номеров установленного софта и на сопровождающих программное обеспечение документах. Если оказывается, что сопроводительная документация не в порядке, но вы можете доказать что программное обеспечение покупалось в установленном законом порядке, и платились все налоги, то «стрелки» переводятся на продавца. Если при этом будет доказано, что проблемы с документацией произошли по его вине, никакой ответственности конкретно вы не понесете. Более того: даже если окажется, что сопроводительная документация была утеряна или испорченна уже у вас, но вы сумеете доказать, что установлено именно то, что покупалось, серьезных проблем не возникнет.

И уж совсем особым случаем являются игры. Конечно, должны быть документы на приобретение игр, особенно если с их помощью вы зарабатываете деньги, но, инсталлируя игру, как правило, не приходится соглашаться ни с какими соглашениями. Поэтому, теоретически, вы имеете полное право купить одну копию, отучить ее от компакта тем или иным способом, и установить ее на столько машин, на сколько захотите. Теоретически. На практике, впрочем, мне не известны случаи, что бы цеплялись именно к играм. Исключение составляют игры, к созданию или распространению которых приложила руку Microsoft, но вот они-то как раз при инсталляции не забывают вывести лицензионное соглашение, с которым приходится соглашаться.

Поймали… Ой мамочки, что же теперь будет!

Случилось страшное: вы все-таки попались с нелегальным программным обеспечением в руки доблестных правоохранительных органов. Кстати, есть два вида правонарушений, связанных с нелегальным программным обеспечением — простое использование и распространение. Соответственно, есть два основных метода, которые используют правоохранительные органы для выявления таких случаев — старая добрая облава, к которой можно быть только готовым, и контрольная закупка. Частенько эти методы комбинируются: сначала у вас покупают компьютер, увозят его, а через полчаса тот же человек приезжает с ним обратно, только на этот раз приводит с собой подмогу, и начинается «шмон» по полной программе. У нас умение продавца определить на глаз «плохого» человека, с недавних пор является весьма важным 🙂

Но, так или иначе, вас проверили, и обнаружили программное обеспечение, с подозрением на нелегальное. Причем, как я уже говорил, это может быть как действительно нелегальный софт, так и спорный (например, бесплатная бета). Первое, что делается — изымаются вещественные доказательства, то есть вся компьютерная техника, на которой установлено подозрительное программное обеспечение. На этом этапе от вас ничего не зависит. Можете, разве что, проследить за тем, что бы абсолютно вся изымаемая техника была опечатана и внесена в опись. Не доверяйте в этом вопросе никому: чем тщательнее будет все описано, тем больше шансов, что вы когда-нибудь снова увидите свою технику. И, соответственно наоборот.

Дальнейшее развитие событий зависит от суммы ущерба, который вы нанесли: именно от этого зависит, будет дело административным, или уголовным. Но, в любом случае, придется пройти через следствие.

Рассмотрим случай, когда сумма ущерба не слишком велика. Значит, имеем дело не уголовное, а административное. Как вести себя во время такого следствия дело ваше, но помните, что при попытке упорно доказывать свою абсолютную невиновность по всем пунктам, можно нарваться на тотальную проверку всей деятельности вашей фирмы. Чем это может закончиться, не мне объяснять. Кроме того, подобное упорство гарантированно затянет дело. Все это время вещественные доказательства (изъятая техника) будут находиться где угодно, но не там где им надлежит быть по логике деятельности фирмы. А стареет компьютерная техника очень быстро… Как бы то ни было, не рассчитывайте на то, что следствие будет длиться меньше нескольких месяцев, даже в том случае, если вы будете способствовать его ведению изо всех сил. Наказание во многом зависит от отношения к вам судьи, и от того, насколько целыми остались ваши компьютеры за время следствия.

Кстати, вот еще одна причина, по которой не стоит пытаться затянуть следствие: как показывает печальная практика, за время его ведения компьютеры могут либо элементарно разворовать, либо вы можете получить машины с убитыми хардами (вероятно потому, что при транспортировке или хранении никто не заботится о том, что бы делать это аккуратно).

От тяжести преступления степень ответственности зависит уже в меньшей степени. Конечно, конкретно в вашем районе все может быть несколько по-другому. У нас же все обычно все заканчивается штрафом на сумму от 25 до 500 долларов. Гораздо реже к этому штрафу прибавляется конфискация техники. Стоит отметить, что от суммы штрафа не зависит, конфискуют технику или нет.

Но это был наиболее простой и легкий случай, про который можно сказать: «отделался легким испугом». Если сумма ущерба достаточно велика, то дело из разряда административных переходит в разряд уголовных. Я не могу гарантировать, что в России и других республиках все именно так, но у нас это не означает, что вас немедленно «упакуют» в КПЗ. Что я могу утверждать, с более-менее высокой долей вероятности, так это то, что раньше чем через год изъятые вещдоки (читай — компьютеры) вы не увидите (если вообще увидите хоть когда-то). Способствовать следствию или нет, в этом случае советовать сложно но, как правило, не стоит сильно напрягаться: в результате и посадить могут. На сколько именно — уточните сами (в УК необходимая информация есть). Впрочем, у нас еще ни по одному делу до этого не дошло (пока не дошло).

Кстати, не удивляйтесь очень сильно, если на суде в качестве «экспертов» увидите представителей потерпевшей стороны.

Впрочем, не все так страшно: даже при таком раскладе есть реальные случаи, когда выигрывались суды по обвинениям в использовании нелегального программного обеспечения. Законы об авторских правах несовершенны, вина, если вдуматься, далеко не всегда очевидна, рейды редко проводятся без целой кучи нарушений, так что хороший адвокат может сделать очень многое. Основная проблема в том, что сегодня еще нет адвокатов достаточно опытных в таких делах, поскольку это дело новое. С другой стороны, для судей такие дела тоже в новинку, так что сразу в петлю от безысходности лезть не стоит. Кроме того, многие судьи в таких делах занимают позицию «он сукин сын, но это наш сукин сын», поэтому можно рассчитывать на снисхождение. Хотя, конечно, здесь как повезет, поэтому милостей от природы ждать тоже не следует.

Если дело будет проиграно, то (практически наверняка) будет конфискована изъятая техника, и будет выставлен счет на покрытие ущерба и издержек. Следствие длиться долго, поэтому будет время побеспокоиться о том, что бы имущества, которым придется покрывать этот счет, осталось как можно меньше… Впрочем, вопрос «как поступить в конкретном случае» решать вам.

А у меня брат десантник, меня обижать нельзя!

Не менее интересным, чем все вышеперечисленное, является вопрос: кто именно может пострадать в первую очередь. Наивно думать, что жертвы подобных рейдов всегда выбираются случайным образом. Но, по порядку.

Для начала неплохо бы определиться, а как вообще с активностью правоохранительных органов на этом поприще в вашем районе. По идее, если много кто пострадал, то вы можете знать это и так, но проверить знание отнюдь не мешает. Отличным поставщиком такой информации является… Microsoft (уже неоднократно упомянутый). Заходите на http://oem.microsoft.com/, или http://www.microsoft.com и изучайте сообщения о борьбе с пиратством в регионе. Кстати, иногда можно сделать очень интересные выводы, внимательно изучив географию таких отчетов. Впрочем, даже если вы точно знаете, что в вашей местности таких рейдов доселе не проводилось, это абсолютно ничего не гарантирует: всегда есть кто-то первый. И не всегда это не вы!

К слову, даже наличие добрых знакомых в среде правоохранительных органов не обеспечивает безопасности. Мне известен случай, когда один знакомый участвовал в облаве на другого, и ничего не мог с этим поделать. Милиционеры — они люди подневольные.

Пострадать может кто угодно, но определенные «группы риска» все же есть. Они достаточно очевидны, поэтому вряд ли нуждаются в обширных комментариях. У нас подобные акции широко используются как средство борьбы с конкурентами. Любое подозрение на нелегальное программное обеспечение влечет за собой изъятие подозреваемой техники. Хорошо, если компьютер используется только как печатная машинка. А если на нем ведется вся бухгалтерия предприятия? А если основная деятельность фирмы связанна с компьютерами, и компьютеры используются как средство производства? Конфискация техники может быть катастрофой, которая полностью парализует деятельность предприятия. Мне известны случаи, когда после таких потрясений фирмы просто самоликвидировались. То есть, пока идет следствие, совсем ликвидироваться, конечно же, нельзя, но распродавалось все, что осталось, увольнялись все, кто можно, из персонала оставался только директор, ждущий суда.

Кстати, вместо директора ждущим суда вполне может оказаться человек, отвечающий за компьютеры, поэтому если вы работаете техником или системным администратором, и вас просят или заставляют ставить заведомо «левый» софт, то хорошо подумайте. Может статься так, что, когда запахнет жареным, то начальство просто скажет: «А черт его знает, чего там понаставил этот парень, воспользовавшись тем, что мы ничего в этих компьютерах не понимаем. Вот у нас и в трудовом договоре написано, что за программное обеспечение, установленное на наших компьютерах, всю ответственность несет он, и только он».
Делайте выводы сами.


Поэтому, если вы относитесь к разряду молодых, но быстроразвивающихся фирм, активно отбирающих часть рынка у старых и зажравшихся компаний, работающих слишком долго (и где трудится слишком много народа, принятого не за деловые и личные качества, а по «блату», что мешает этим организациям быстро перестроиться под изменившуюся ситуацию), то есть вероятность, что с вами захотят разделаться именно таким способом.

Другой критерий, по которому на вас могут «наехать», можно назвать «синдромом Rambus». То есть, если у вас дела идут хорошо, но невдалеке есть фирма, у которой все из рук вон плохо, но которая является официальным представителем кого бы то ни было (того же Microsoft), то не сильно удивляйтесь, если они вместо того, чтобы учиться работать по-человечески, решат поправить свои дела за ваш счет.

Мастер Йода рекомендует:  Как сохранить позитивную репутацию аккаунта Google AdSense

Ну и, наконец, можно просто попасть под горячую руку, в рамках очередной акции по искоренению всего и вся в пределах досягаемости. Тут уже ничего предугадать невозможно.

Относительно спокойными могут быть только государственные структуры: не любит государство бить само себя, пока можно врезать кому-нибудь еще. Поэтому сомнительно, что акции борьбы за чистоту софта будут начинать именно с них.

Еще более спокойными могут быть домашние пользователи, у которых компьютеры стоят дома, и используются в личных целях. Дело в том, что никто не может просто так, без всякой причины вломиться к вам домой. А если и заявится, то вы имеете полное право не пускать дальше порога.

Конечно, если они не смогут доказать (потом), что переступили порог вашего дома, преследуя преступника, или для того, чтобы предотвратить преступление.

Да и вообще — домашних пользователей слишком много, и бегать за каждым из них слишком хлопотно. Кроме того, с этого можно поиметь гораздо больше неприятностей, чем чего-либо другого 😉 Остается только посоветовать, следить за языком при разговорах с налоговыми инспекторами. Дело в том, что после того, как «добрый» инспектор заведет разговор о компьютерах (как он ими интересуется, но ничего в них пока что не понимает), а вы взахлеб начнете рассказывать ему про то, как вы работаете с Photoshop и пытаетесь освоить 3D Studio MAX, или начнете распространяться на тему преимуществ Windows NT Server, стоящей у вас на домашнем компьютере, вполне можно нарваться на вопрос: «А на какие собственно деньги вы это все купили?». Это шутят они так 🙂

Иногда приходится слышать мнение, что есть возможность обезопасить себя от подобных рейдов. Ну, например, пока налоговики будут разбираться на проходной с охраной (или что-нибудь вроде этого), можно успеть отформатировать жесткие диски (format c: /q). Вот уж чего не стоит делать никогда и ни в коем случае, так это считать представителей правоохранительных органов тупее, чем ты сам. Информацию можно восстановить не то что со свежеотформатированного винта, а даже со стукнутого молотком, сгоревшего или пробывшего под водой пару месяцев. Если сомневаетесь, то поинтересуйтесь, хотя бы, здесь. Я не утверждаю, что именно в вашем случае кто-то будет тратить средства на заказ восстановления информации с физически поврежденного диска (хотя, чем черт не шутит — если будет по-настоящему сильно надо…), но уж про существование таких программ как Tiramisu, Easy Recovery или Disk Editor в соответствующих структурах знают не хуже вас. Полную гарантию может дать либо невозможность найти технику при обыске (хмм… нереально), либо полное уничтожение носителя информации (например, пиропатроном)… Конечно же, существуют фирмы, поставляющие специальное оборудование, предназначенное для мгновенного уничтожения данных на различных носителях, но про эффективность подобных устройств я ничего определенного сказать не могу. В принципе, можно использовать специальные утилитки для удаления информации путем перезаписывания всего диска произвольными данными несколько раз, что требует гораздо большего времени, чем то его количество, каким вы будете располагать в случае рейда. Кроме того, планируя такие методы защиты, учтите, что есть статьи об ответственности за умышленное уничтожение улик (по крайней мере, в Российском УК), так что подобные действия сами по себе могут служить причиной серьезных неприятностей.

Безусловно, в рамках одной короткой статьи я не смог осветить все вопросы, которые могут возникнуть при использовании самого различного программного обеспечения, равно как не смог осветить все те уловки, которые могут быть использованы против вас. Человеческая фантазия неистощима: достаточно вспомнить, как в Польше пытались подвести бесплатное программное обеспечение, к полученному в подарок, за что (по их, законам) необходимо платить налог в сумме 30% от стоимости подарка. При этом стоит отметить, что цену определяли весьма оригинально: к примеру, Linux по стоимости приравнивался к WindowsNT Server, а StarOffice — к Microsoft Office 2000. Кроме того, в этой статье никак не освещен вопрос: «а можно ли хоть как-нибудь возместить ущерб, понесенный за время следствия, если в суде будет доказано что обвиняемая фирма ни в чем не виновата». Но этого не сделано только потому, что мне пока не известно ни одного дела так закончившегося. Впрочем, может быть такой пример и появится, и (если читателям данная тема будет интересна) можно будет написать более подробную статью «История одного дела».

Опасность пиратского и преимущества лицензионного ПО

Недостатки пиратского ПО

Проблема пиратства возникла еще тогда, когда программное обеспечение распространялось только на физических носителях. В то время основным негативным эффектом от нелицензионного ПО была потеря доходов компаниями-разработчиками, что негативно сказывалось на развитии их программных продуктов.

В отличие от развитых стран, государства на территории бывшего Советского Союза оказались подвержены пиратству значительно сильнее ввиду слабости дистрибьюторских сетей лицензионного ПО, низкой покупательской способности и неразвитости чувства уважения как к частной собственности вообще, так и интеллектуальной собственности в частности.

C наступлением эры Интернета проблема пиратского ПО только усилилась — и усилилась многократно. Во-первых, упростился доступ к нелицензионным и контрафактным программам – на просторах Сети легко найти и, не выходя из дома, скачать генератор ключей или активатор практически к любой платной программе, а зачастую и сами программы с уже заранее взломанной защитой. Во-вторых, появились совершенно новые виды угроз, связанные с использованием пиратского ПО в сетевой среде. Из четырех типов рисков – юридические, финансовые, технические и репутационные, – связанных с применением нелицензионного ПО для пользователей ПК, постоянно подключенных к глобальной сети, особенно усилились финансовые и технические.

Опасность использования пиратского и контрафактного ПО заключается в потере денег и времени на устранение проблем, а также в риске утраты безопасности компьютера, включая пароли и конфиденциальную информацию, например, cookies, содержащие сведения о посещённых сайтах и предпочтениях пользователя. Заражение вирусами зачастую происходит ещё на этапе поиска взломанных программ, а потеря времени наступает при взломе систем защиты. Зачастую пиратские версии лишены интернет-функциональности, не могут автоматически обновляться, то есть обладают пониженным уровнем защиты, не говоря уже о вредоносном коде, нарочно встроенном пиратами.

Основные угрозы, с которыми могут столкнуться пользователи нелицензионного ПО:

  • заражение вредоносным кодом — от появления нежелательной рекламы на экране до заражения программами, похищающими персональные данные, пароли, информацию о кредитных картах и так далее;
  • снижение защищённости системы — отсутствие автоматических обновлений и технической поддержки от производителя, отключение антивируса и межсетевого экрана;
  • снижение производительности и/или сбои в работе компьютера;
  • использование компьютера как части бот-сети для выполнения совместных действий в интересах злоумышленников, например, рассылка спама, подбор паролей или DDoS-атаки.

В большинстве случаев пиратские и контрафактные программы имеют модифицированный код и, как показывает статистика, на 35% более подвержены сбоям в работе, а также до 5 раз увеличивают риски вовлечения в бот-сети.

Проведённое в прошлом году совместное исследование Microsoft и Group-IB показало, что при загрузке пиратского ПО из Интернета пользователь с вероятностью 92% рискует безопасностью компьютера и личных данных, в том числе реквизитов доступа к системам интернет-банкинга. Ещё один совместный анализ, проведённый в 2011 году по нелицензионным копиям Windows 7, Vista и XP, выявил, что в 6% скачанных пиратских дистрибутивов присутствуют вирусы и трояны, а большинство такого рода ПО может быть использовано для похищения паролей и персональных данных. При этом антивирус не всегда способен обнаружить вредоносное ПО до установки системы.


Например, в самой распространённой пиратской сборке Windows присутствуют 63 уязвимости, многие из которых обусловлены банальным отсутствием обновлений. Также в ней присутствуют и шпионы, вирусы, трояны и бэкдоры. «При использовании пиратского ПО ваш ПК может быть подконтролен злоумышленникам. Например, популярный в СНГ образ пиратской Windows XP содержал в себе программу удалённого управления RAdmin с одинаковым для всех паролём. Это означает, что любой желающий мог удалённо управлять вашим компьютером», — отметил менеджер программы информационной безопасности Microsoft Андрей Бешков.

Индустрия вредоносного кода управляется рыночными механизмами. Разработчики создают инструменты и технологии, чтобы продать их третьим лицам по индивидуальным заказам, а чаще — многотиражными копиями. Существуют даже специализированные магазины инструментов для киберпреступников. Уже появился феномен «Вредоносный код как услуга»: владельцы сайтов предлагают заинтересованным лицам за плату размещать на своём ресурсе опасные для пользователей программы и код. Также в аренду отдаются бот-сети, состоящие из тысяч заражённых компьютеров.

Тот факт, что внедрение вредоносного кода в пиратское программное обеспечение является одним из инструментов высокодоходного криминального бизнеса, подтверждают и результаты последнего исследования российского подразделения IDC, проведённого при поддержке Microsoft в начале текущего года. Оно опирается также на данные штаб-квартиры IDC и Национального университета Сингапура, полученные в результате совместного анализа по 11 странам мира.

По оценкам IDC, от 19 до 55% атак на функции безопасности исходит от преступных организаций, при этом в 75% случаев злоумышленники руководствуются финансовыми мотивами. По данным этого исследования в 2014 году россияне потратят $1,1 млрд. долл. и 80 млн. часов на обнаружение и устранение проблем, которые могут возникнуть в результате использования нелицензионного ПО, а потери российских компаний от использования контрафактного ПО вырастут на 10% и составят $ 20 млрд. При этом не учитываются расходы на решение возможных юридических проблем в виде административных и уголовных наказаний.

Эти данные хорошо коррелируют и с результатами опроса, проведенного недавно на 3DNews, в котором приняло участие порядка 10 тысяч человек. Результаты опроса показали, что среди пользующихся пиратским программным обеспечением выше процент людей, у которых случались проблемы с вирусами, сбои ПО и потери данных по сравнению с остальными принявшими участие в опросе читателями.

Проблема усугубляется тем, что половина российских домашних пользователей не устанавливают обновления для устранения уязвимостей, а в организациях 16% IT-администраторов не используют функцию автоматической установки критически важных обновлений, связанных с безопасностью.

Альтернативы пиратству и выгодные предложения Microsoft

Попробуем разобраться, почему использовать лицензионное или бесплатное ПО более целесообразно, чем пиратское. На передний план, несомненно, выходит этическая сторона вопроса. Стоит отметить, что 43,4% из числа респондентов опроса 3DNews используют только лицензионное или бесплатное программное обеспечение, то есть проявляют ответственность перед законом и разработчиками. Доля таких пользователей в странах СНГ постоянно растёт.

Следует признать, что основное препятствие в виде сложности приобретения программного обеспечения по сути преодолено: хотя отсутствует единый официальный центр покупок, работают многочисленные крупные интернет-магазины и службы, включая официальные магазины разработчиков, позволяющие без лишних сложностей найти и купить лицензию на использование интеллектуальной собственности компании-разработчика.

В целях противодействия пиратству компания Microsoft стремится предложить как можно большему числу пользователей возможность использования лицензионного программного обеспечения. Корпорация предлагает потребителям различные выгодные способы приобретения легального ПО: каждому доступна возможность приобрести компьютер с предустановленной Windows. Microsoft предлагает пользователям и бесплатные антивирусы: «Защитник Windows» для Windows 8.1 и Windows RT 8.1 и Microsoft Security Essentials для более ранних версий.

Кроме того, действуют скидки для студентов, преподавателей и образовательных учреждений. Например, продукты Office 365 и Windows 8.1 продаются для студентов по специальной цене в интернет — магазине Microsoft. А по специальным программам можно бесплатно получить ряд продуктов для профессиональной работы. Для самих учебных заведений действуют программы Academic Open License, Enrollment for Education Solutions, School Agreement и подписка MSDN Academic, по которым студенты могут использовать ПО корпорации на льготных условиях.

Борьба Microsoft против пиратства

За последние годы компания Microsoft добилась больших успехов в снижении уровня пиратства для операционной системы Windows.

Подразделение по борьбе с компьютерными преступлениями — Microsoft Digital Crimes — работает по всему миру, сотрудничая с профильными компаниями и правоохранительными органами, чтобы защитить потребителей и бизнес от всех видов компьютерных преступлений: бот-сетей и зловредного ПО; распространения контрафактного ПО. Его основными задачами являются защита детей в Интернете, а также выявление и возбуждение дел против компьютерных преступников. Каждый, кто может сообщить ценную информацию Microsoft, может принять участие в борьбе против пиратства.

«Для обеспечения безопасности пользователей необходимы активные совместные действия как со стороны государства, его законодательных институтов и правоохранительных органов, так и крупных IT-компаний и профильных ассоциаций, защищающих права на интеллектуальную собственность и права потребителей на приобретение качественного товара, — комментирует текущую ситуацию в сфере кибербезопасности Алексей Черный, менеджер программы BSA | The Software Alliance в России. – Во всем мире крупные игроки рынка обеспокоены этой проблемой и активно ищут пути ее преодоления. Так, компания Мicrosoft приняла решение консолидировать усилия всех заинтересованных сторон и открыла в ноябре прошлого года Международный Центр по борьбе с киберпреступностью. Его создание позволит не только оградить людей во всем мире от серьезных преступных группировок, использующих интернет для реализации экономических преступлений, но и будет способствовать развитию цивилизованного рынка программного обеспечения, основанного на честной конкуренции».

Сам центр открыт в штаб- квартире Майкрософт в Редмонде, а его подразделения будут работать ещё в 12 офисах и региональных лабораториях компании по всему миру: в Пекине, Берлине, Боготе, Брюсселе, Дублине, Эдинборо (США), Гургаоне (Индия), Гонконге, Мюнхене, Сингапуре, Сиднее и Вашингтоне. Центр объединяет команду из ста тщательно отобранных специалистов со всего мира, которые до этого работали федеральными прокурорами, адвокатами, судебными аналитиками, техническими экспертами, банкирами, офицерами полиции. Ключевая задача центра — на глобальном уровне противодействовать распространению вредоносных программ и бот-сетей, нарушению прав интеллектуальной собственности, способствовать защите детей в Интернете. Отделения Центра будут использовать весь спектр средств и инструментов Microsoft. Например, технология SitePrint поможет отследить местонахождение киберперступников, программа PhotoDNA позволит оградить ребёнка от порнографии в Сети. Киберкриминалистика даст возможность отследить глобальные киберпреступления, в число которых входят онлайн-мошенничества и кражи персональных данных, а вычисление киберугроз и уничтожение бот-сетей защитят устройства, работающие в Сети.

На сегодняшней день Microsoft уже помогла прекратить или затруднить работу семи бот-сетей, связанных с преступными организациями, и это только начало.

Исследование BSA: Основная причина не использовать нелицензионное ПО – угроза информационной безопасности

Пользователи ПК называют риски и угрозы безопасности, исходящие от вредоносных программ, основной причиной не использовать нелицензионное ПО. Среди опасений, вызывающих особое беспокойство, – угроза хакерских вторжений и риск утраты данных. Результаты опубликованного сегодня исследования BSA «Глобальное исследование рынка программного обеспечения» (BSA Global Software Survey) показывают снижение уровня программного обеспечения, незаконно установленного на персональных компьютерах в России, на 1 процентный пункт. В 2013 г. он составил 62%, в то время как в 2011 г., когда подобное исследование проводилось последний раз, уровень использования нелегального ПО составлял 63%.

Эти и другие выводы глобального исследования BSA о легальности используемого ПО подчёркивают необходимость внедрения эффективных методов управления программным обеспечением, что особенно актуально для бизнеса.


«Осведомленность пользователей о рисках установки нелицензионного ПО повышается из года в год. Об этом свидетельствует и факт планомерного снижения уровня использования контрафактного ПО. За последние 10 лет он снизился в России на 25 процентных пунктов. Таких значительных показателей удалось добиться благодаря эффективной работе правоохранительных органов и самих правообладателей. Сейчас пришло время приложить усилия к снижению уровня использования нелегального ПО самому бизнесу и пользователям. Планомерная работа и контроль программных активов помогут не только снизить общий уровень нарушений по стране, но и избежать существенных рисков и даже сократить собственные издержки», – говорит менеджер программы BSA в России, Алексей Черный.

«Глобальное исследование рынка программного обеспечения» (BSA Global Software Survey) проводится раз в два года компанией IDC по заказу BSA; в этом году были опрошены пользователи ПК в 34 странах, в том числе около 22 000 индивидуальных и корпоративных пользователей ПК и более 2000 ИТ-руководителей.

Выяснилось, что коммерческая стоимость нелицензионного ПО в общей сложности составила i 87,076 млрд ($2658 млрд).

Основной причиной, из-за которой пользователи компьютеров по всему миру избегают работы с нелицензионным ПО, являются их опасения относительно угроз безопасности, исходящих от вредоносного кода. Среди угроз безопасности, связанных с нелицензионным ПО, 64% пользователей называют в числе основных опасений возможность неавторизованного доступа со стороны хакеров, и 59% — вероятность утраты данных.

ИТ-руководители во всём мире выражают вполне закономерные опасения, что нелицензионное ПО способно причинить вред, однако меньше половины из них могут с полной уверенностью заявить, что в их компаниях используется должным образом лицензированное ПО.

Только в 45% компаний в России действуют служебные инструкции, требующие использования ПО, лицензированного должным образом.

Компании, представляющие ИТ-индустрию и отраслевые группы, проводят целый ряд инициатив, призванных повысить осведомленность коммерческих пользователей о рисках использования нелегального ПО. Одна из таких инициатив — региональная кампания «Лицензионное ПО – просто и безопасно». Проект инициирован совместными усилиями BSA и производителями программного обеспечения, ведущих активную деятельность в стране, и поддерживается региональными органами власти. Еще одно направление деятельности, развиваемое BSA – популяризация внедрения стандартов в области управления программными активами (SAM) с помощью экосистемы Verafirm, представляющей собой инструменты для администрирования ПО, учебно-методические пособия для профессионалов и программу сертификации для организаций, успешно внедривших SAM у себя на предприятии.

«Использование нелицензионного ПО является проблемой организационно-управленческого уровня, и результаты нашего опроса ясно свидетельствуют о необходимости дополнительной работы в этом направлении, – говорит президент и главный исполнительный директор BSA Виктория Эспинель (Victoria Espinel). – Существует ряд мер, доступных для любой компании, позволяющих обеспечить полное соблюдение лицензионных требований. В том числе это принятие официальных корпоративных правил в отношении использования лицензионного ПО и аккуратное ведение учета. Кроме того, компаниям следует рассмотреть возможность внедрения более гибких и надежных механизмов для управления программными активами, которые бы отвечали требованиям международных стандартов. Подобные SAM-инициативы способны принести ощутимые преимущества за счет создания эффективных механизмов контроля и формирования полного представления об установленном в сети программном обеспечении. Подобные меры помогают компаниям избежать угроз безопасности и операционных рисков и гарантируют, что в компании имеется необходимое количество лицензий, исходя из количества пользователей».

Также исследование BSA выявило, что глобальный уровень ПО, установленного без наличия необходимых лицензий, увеличился с 42% в 2011 г. до 43% в 2013. Это обусловлено тем, что в развивающихся странах, на долю которых приходится наибольший уровень нелицензионного ПО, продолжало увеличиваться число используемых ПК.

Совокупная коммерческая стоимость установленного в мире нелицензионного ПО в 2013 г. составила $62,7 млрд. Самый высокий уровень использования нелицензионного ПО наблюдается в азиатско-тихоокеанском регионе (62%). По сравнению с данными за 2011 г. эта цифра увеличилась на 2 процентных пункта. Коммерческая стоимость установленного нелицензионного ПО достигла $21 млрд..

Следующее место по количеству установленного нелицензионного ПО занял регион Центральной и Восточной Европы (61%). На третьем месте – страны Латинской Америки (59%) и Ближнего Востока и Африки (тоже 59%).

В Западной Европе доля нелицензионного ПО снизилась в 2013 г. на 3 процентных пункта до 29%, а коммерческая стоимость нелицензионного ПО составила $12,8 млрд.

В Европейском Союзе доля нелицензионного ПО в 2013 г. снизилась на 2 процентных пункта и составила 31%, при этом коммерческая стоимость нелицензионного ПО составила $13,5 млрд.

В чём опасность нелицензионного ПО и каковы преимущества лицензионного?

Проблема пиратства возникла еще тогда, когда программное обеспечение распространялось только на физических носителях. В то время основным негативным эффектом от нелицензионного ПО была потеря доходов компаниями-разработчиками, что негативно сказывалось на развитии их программных продуктов.

Мастер Йода рекомендует:  Высокий заработок в интернете

В отличие от развитых стран, государства на территории бывшего Советского Союза оказались подвержены пиратству значительно сильнее ввиду слабости дистрибьюторских сетей лицензионного ПО, низкой покупательской способности и неразвитости чувства уважения как к частной собственности вообще, так и интеллектуальной собственности в частности.

C наступлением эры Интернета проблема пиратского ПО только усилилась — и усилилась многократно. Во-первых, упростился доступ к нелицензионным и контрафактным программам – на просторах Сети легко найти и, не выходя из дома, скачать генератор ключей или активатор практически к любой платной программе, а зачастую и сами программы с уже заранее взломанной защитой. Во-вторых, появились совершенно новые виды угроз, связанные с использованием пиратского ПО в сетевой среде. Из четырех типов рисков – юридические, финансовые, технические и репутационные, – связанных с применением нелицензионного ПО для пользователей ПК, постоянно подключенных к глобальной сети, особенно усилились финансовые и технические.

Опасность использования пиратского и контрафактного ПО заключается в потере денег и времени на устранение проблем, а также в риске утраты безопасности компьютера, включая пароли и конфиденциальную информацию, например, cookies, содержащие сведения о посещённых сайтах и предпочтениях пользователя. Заражение вирусами зачастую происходит ещё на этапе поиска взломанных программ, а потеря времени наступает при взломе систем защиты. Зачастую пиратские версии лишены интернет-функциональности, не могут автоматически обновляться, то есть обладают пониженным уровнем защиты, не говоря уже о вредоносном коде, нарочно встроенном пиратами.

Основные угрозы, с которыми могут столкнуться пользователи нелицензионного ПО:

  • заражение вредоносным кодом — от появления нежелательной рекламы на экране до заражения программами, похищающими персональные данные, пароли, информацию о кредитных картах и так далее;
  • снижение защищённости системы — отсутствие автоматических обновлений и технической поддержки от производителя, отключение антивируса и межсетевого экрана;
  • снижение производительности и/или сбои в работе компьютера;
  • использование компьютера как части бот-сети для выполнения совместных действий в интересах злоумышленников, например, рассылка спама, подбор паролей или DDoS-атаки.


В большинстве случаев пиратские и контрафактные программы имеют модифицированный код и, как показывает статистика, на 35% более подвержены сбоям в работе, а также до 5 раз увеличивают риски вовлечения в бот-сети.

Проведённое в прошлом году совместное исследование Microsoft и Group-IB показало, что при загрузке пиратского ПО из Интернета пользователь с вероятностью 92% рискует безопасностью компьютера и личных данных, в том числе реквизитов доступа к системам интернет-банкинга. Ещё один совместный анализ, проведённый в 2011 году по нелицензионным копиям Windows 7, Vista и XP, выявил, что в 6% скачанных пиратских дистрибутивов присутствуют вирусы и трояны, а большинство такого рода ПО может быть использовано для похищения паролей и персональных данных. При этом антивирус не всегда способен обнаружить вредоносное ПО до установки системы.

Например, в самой распространённой пиратской сборке Windows присутствуют 63 уязвимости, многие из которых обусловлены банальным отсутствием обновлений. Также в ней присутствуют и шпионы, вирусы, трояны и бэкдоры. «При использовании пиратского ПО ваш ПК может быть подконтролен злоумышленникам. Например, популярный в СНГ образ пиратской Windows XP содержал в себе программу удалённого управления RAdmin с одинаковым для всех паролём. Это означает, что любой желающий мог удалённо управлять вашим компьютером», — отметил менеджер программы информационной безопасности Microsoft Андрей Бешков.

Индустрия вредоносного кода управляется рыночными механизмами. Разработчики создают инструменты и технологии, чтобы продать их третьим лицам по индивидуальным заказам, а чаще — многотиражными копиями. Существуют даже специализированные магазины инструментов для киберпреступников. Уже появился феномен «Вредоносный код как услуга»: владельцы сайтов предлагают заинтересованным лицам за плату размещать на своём ресурсе опасные для пользователей программы и код. Также в аренду отдаются бот-сети, состоящие из тысяч заражённых компьютеров.

Тот факт, что внедрение вредоносного кода в пиратское программное обеспечение является одним из инструментов высокодоходного криминального бизнеса, подтверждают и результаты последнего исследования российского подразделения IDC, проведённого при поддержке Microsoft в начале текущего года. Оно опирается также на данные штаб-квартиры IDC и Национального университета Сингапура, полученные в результате совместного анализа по 11 странам мира.

По оценкам IDC, от 19 до 55% атак на функции безопасности исходит от преступных организаций, при этом в 75% случаев злоумышленники руководствуются финансовыми мотивами. По данным этого исследования в 2014 году россияне потратят $1,1 млрд. долл. и 80 млн. часов на обнаружение и устранение проблем, которые могут возникнуть в результате использования нелицензионного ПО, а потери российских компаний от использования контрафактного ПО вырастут на 10% и составят $ 20 млрд. При этом не учитываются расходы на решение возможных юридических проблем в виде административных и уголовных наказаний.

Эти данные хорошо коррелируют и с результатами опроса, проведенного недавно на 3DNews, в котором приняло участие порядка 10 тысяч человек. Результаты опроса показали, что среди пользующихся пиратским программным обеспечением выше процент людей, у которых случались проблемы с вирусами, сбои ПО и потери данных по сравнению с остальными принявшими участие в опросе читателями.

Проблема усугубляется тем, что половина российских домашних пользователей не устанавливают обновления для устранения уязвимостей, а в организациях 16% IT-администраторов не используют функцию автоматической установки критически важных обновлений, связанных с безопасностью.

Альтернативы пиратству и выгодные предложения Microsoft

Попробуем разобраться, почему использовать лицензионное или бесплатное ПО более целесообразно, чем пиратское. На передний план, несомненно, выходит этическая сторона вопроса. Стоит отметить, что 43,4% из числа респондентов опроса 3DNews используют только лицензионное или бесплатное программное обеспечение, то есть проявляют ответственность перед законом и разработчиками. Доля таких пользователей в странах СНГ постоянно растёт.

Следует признать, что основное препятствие в виде сложности приобретения программного обеспечения по сути преодолено: хотя отсутствует единый официальный центр покупок, работают многочисленные крупные интернет-магазины и службы, включая официальные магазины разработчиков, позволяющие без лишних сложностей найти и купить лицензию на использование интеллектуальной собственности компании-разработчика.

В целях противодействия пиратству компания Microsoft стремится предложить как можно большему числу пользователей возможность использования лицензионного программного обеспечения. Корпорация предлагает потребителям различные выгодные способы приобретения легального ПО: каждому доступна возможность приобрести компьютер с предустановленной Windows. Microsoft предлагает пользователям и бесплатные антивирусы: «Защитник Windows» для Windows 8.1 и Windows RT 8.1 и Microsoft Security Essentials для более ранних версий.

Кроме того, действуют скидки для студентов, преподавателей и образовательных учреждений. Например, продукты Office 365 и Windows 8.1 продаются для студентов по специальной цене в интернет — магазине Microsoft. А по специальным программам можно бесплатно получить ряд продуктов для профессиональной работы. Для самих учебных заведений действуют программы Academic Open License, Enrollment for Education Solutions, School Agreement и подписка MSDN Academic, по которым студенты могут использовать ПО корпорации на льготных условиях.

Борьба Microsoft против пиратства

За последние годы компания Microsoft добилась больших успехов в снижении уровня пиратства для операционной системы Windows.

Подразделение по борьбе с компьютерными преступлениями — Microsoft Digital Crimes — работает по всему миру, сотрудничая с профильными компаниями и правоохранительными органами, чтобы защитить потребителей и бизнес от всех видов компьютерных преступлений: бот-сетей и зловредного ПО; распространения контрафактного ПО. Его основными задачами являются защита детей в Интернете, а также выявление и возбуждение дел против компьютерных преступников. Каждый, кто может сообщить ценную информацию Microsoft, может принять участие в борьбе против пиратства.

«Для обеспечения безопасности пользователей необходимы активные совместные действия как со стороны государства, его законодательных институтов и правоохранительных органов, так и крупных IT-компаний и профильных ассоциаций, защищающих права на интеллектуальную собственность и права потребителей на приобретение качественного товара, — комментирует текущую ситуацию в сфере кибербезопасности Алексей Черный, менеджер программы BSA | The Software Alliance в России. – Во всем мире крупные игроки рынка обеспокоены этой проблемой и активно ищут пути ее преодоления. Так, компания Мicrosoft приняла решение консолидировать усилия всех заинтересованных сторон и открыла в ноябре прошлого года Международный Центр по борьбе с киберпреступностью. Его создание позволит не только оградить людей во всем мире от серьезных преступных группировок, использующих интернет для реализации экономических преступлений, но и будет способствовать развитию цивилизованного рынка программного обеспечения, основанного на честной конкуренции».

Сам центр открыт в штаб- квартире Майкрософт в Редмонде, а его подразделения будут работать ещё в 12 офисах и региональных лабораториях компании по всему миру: в Пекине, Берлине, Боготе, Брюсселе, Дублине, Эдинборо (США), Гургаоне (Индия), Гонконге, Мюнхене, Сингапуре, Сиднее и Вашингтоне. Центр объединяет команду из ста тщательно отобранных специалистов со всего мира, которые до этого работали федеральными прокурорами, адвокатами, судебными аналитиками, техническими экспертами, банкирами, офицерами полиции. Ключевая задача центра — на глобальном уровне противодействовать распространению вредоносных программ и бот-сетей, нарушению прав интеллектуальной собственности, способствовать защите детей в Интернете.

Отделения Центра будут использовать весь спектр средств и инструментов Microsoft. Например, технология SitePrint поможет отследить местонахождение киберперступников, программа PhotoDNA позволит оградить ребёнка от порнографии в Сети. Киберкриминалистика даст возможность отследить глобальные киберпреступления, в число которых входят онлайн-мошенничества и кражи персональных данных, а вычисление киберугроз и уничтожение бот-сетей защитят устройства, работающие в Сети.

На сегодняшней день Microsoft уже помогла прекратить или затруднить работу семи бот-сетей, связанных с преступными организациями, и это только начало.


С хакерами заодно: использование нелицензионного ПО ведет к потере данных

Потери российских компаний от использования нелицензионного ПО в 2014 году вырастут на 10% до 20 млрд долларов. Из них 5 млрд будут потрачены на устранение последствий технических рисков: обнаружение проблем и восстановление данных, и 15 млрд компании потеряют в результате утечки данных. Такой прогноз дают аналитики компании IDC по результатам локального исследования.

Данные аналогичного международного опроса, проведенного американской штаб-квартирой IDC совместно с Национальным университетом Сингапура, демонстрируют, что в мировом масштабе ущерб для бизнеса составит 500 млрд долларов.

«Руководители российских компаний серьезно недооценивают последствия использования нелицензионного ПО. В стремлении оптимизировать прямые затраты предприятия они не уделяют должного внимания анализу юридических, финансовых, технических и репутационных рисков и издержек, которые могут возникнуть, — отметил директор по консалтингу IDC в России Тимур Фарукшин. — Опыт компаний, уже столкнувшихся с последствиями использования пиратского ПО, говорит о том, что совокупный ущерб может многократно превосходить запланированную экономию».

Как отметил руководитель отдела по продвижению лицензионного ПО компании Microsoft Дмитрий Береснев, использование нелицензионного ПО не только является нарушением закона, но и сдерживает развитие IT-отрасли: «Средний сайт, распространяющий пиратское ПО, тратит на свое продвижение до 30 тыс. рублей ежемесячно. В 96% случаев код пиратского программного продукта изменен. Такой софт изначально может содержать до 63 образцов вредоносного ПО: ботнетов, троянов и т.п. Сотни пиратских сайтов могут позволить себе тратить много денег на продвижение, потому что они посредством распространения софта занимаются воровством пользовательских данных, продажей доступа к этим данным для других злоумышленников. Связь между продажей пиратского ПО и киберпреступностью для пользователей неочевидна. Но каждый, устанавливающий на свой компьютер нелицензионное ПО, подвергает себя риску».

У 80% опрошенных руководителей компаний опасения вызывают именно юридические риски, связанные с использованием пиратского ПО. И их опасения обоснованны, ведь в случае обнаружения пиратского софта компании придется выплачивать штрафы, а также компенсацию правообладателям в двойном размере от стоимости лицензионного аналога используемого пиратского ПО.

Нелицензионное ПО в компаниях появляется по вине самих сотрудников. В России примерно 30% сотрудников предприятий устанавливают постороннее ПО. И только 14% ежедневно проводят аудит с целью оперативного выявления подобных случаев.

Еще одной причиной появления вредоносного ПО на офисных ПК является недостаточно ответственный подход к выбору поставщиков оборудования. Так, 52% российских предприятий приобретают компьютеры через каналы, не гарантирующие легальность установленного ПО: рынки и магазины. По данным IDC, доля зараженных компьютеров в таких каналах составляет 56% в России и 61% в мире.

Последствия использования нелицензионного ПО

В настоящее время практически любое программное обеспечение, вне зависимости от производителя и основных целей предназначения, имеет своего рода «брата-близнеца». Иными словами, все уже давно привыкли, что любая программа, приложение или даже операционная система выходит в свет в двух экземплярах: лицензионном — благодаря компании разработавшей и выпустившей ее, и в нелицензионном (или пиратском) варианте — благодаря «предприимчивым» дельцам, которые занимаются незаконным копированием, взломом защиты и тиражированием этой самой программы. Такое развитие событий, действительно стало нормой в наши дни — желая сэкономить деньги, многие пытаются найти более бюджетные варианты того или иного ПО, или же вовсе скачивают его из Интернета не платя при этом ни копейки.

И что немаловажно, процесс получения какой-либо пиратской программы является абсолютно добровольным — человек, зная о том, что нелицензионная версия скорее всего отличается не самым лучшим качеством или обладает ограниченными возможностями, сознательно идет на этот шаг и все равно устанавливает пиратскую версию с целью последующего использования.

Многим может показаться, что такой подход, получивший значительное развитие в последние годы, успешно продолжит свое существование и в дальнейшем. Однако данные последнего исследования компании Microsoft говорят о том, что ситуация не настолько безнадежна. К примеру, именно Россия занимает первое место в мире по числу пользователей, которые предпочли бы иметь законные программы на своих ПК — 76%. При этом 78% от общего числа россиян осознают риски, которым они подвергаются при использовании нелицензионного ПО. Однако вопрос осознания рисков, представленный в этой статистике, носит скорее общий характер. Для полного прояснения последствий, которые грозят при использовании пиратских копий программ, а также для того, чтобы существенно повысить процент тех самых «осознающих» граждан, следует ответить на вопрос: «А что мне за это будет?» максимально подробно, по пунктам.

Ответить по закону

Особое внимание стоит уделить субъектам правонарушения — для физических и юридических лиц степень ответственности различна и как правило, к организациям, использующим пиратское ПО, санкции гораздо строже. Однако это вовсе не означает, что конкретный человек (физическое лицо) в результате может беспрепятственно пользоваться контрафактом. Любого, кто использует не лицензионное ПО, ожидает:

Согласно статье 7.12 Кодекса РФ об административных правонарушениях вне закона в нашей стране являются: экземпляры произведений или фонограмм в соответствии с законодательством РФ об авторском праве и смежных правах, или если на экземплярах произведений или фонограмм указана ложная информация об их изготовителях и о местах производства, а также об обладателях авторских и смежных прав.

С 1 июля 2002 года за ввоз, продажу, сдачу в прокат или иное незаконное использование этих экземпляров предусмотрена следующая ответственность:

  • для граждан (физических лиц) — штраф в размере от пятнадцати до двадцати минимальных размеров оплаты труда,
  • для должностных лиц — от тридцати до сорока минимальных размеров оплаты труда,
  • для юридических лиц — от трехсот до четырехсот минимальных размеров оплаты труда.

Помимо штрафа, у всех трех категорий правонарушителей будут изъяты не только контрафактные копии ПО, но еще и любое оборудование, при помощи которого это ПО можно использовать.

В отношении гражданско-правовой ответственности особо стоит подчеркнуть тот факт, что для ее наступления достаточно доказанности факта нарушения, даже если при этом не имеется доказательств персональной вины физического или должностного лица. Иными словами, правообладатель, имеющий основания полагать, что нарушаются его авторские права, может обратиться в арбитражный суд до подачи иска с заявлением об обеспечении доказательств. Судом такое заявление рассматривается в течение суток с момента подачи, по прошествии которых может быть вынесено определение об обеспечении доказательств (фиксируемых в ходе проверки, например, правомерности использования программного обеспечения). В итоге правонарушитель лишается возможности уничтожить доказательства своей незаконной деятельности, а у правообладателя появляется возможность обеспечить надлежащую защиту своих законных прав и интересов путем предъявления иска в арбитражный суд.


Далее правообладатель на основании ст. 1301 Гражданского кодекса РФ может потребовать взыскать с нарушителя компенсацию в размере от 10 000 до 5 000 000 рублей или в двукратном размере стоимости программ, исходя из цены, которая обычно взимается при законном ипользовании.

Наступает в случае нанесения правообладателю вреда в крупном или особо крупном размере. Размер же этого самого вреда определяется ст. 146 Уголовного кодекса РФ:

  • крупным является вред в размере, превышающем 50 000 рублей. Наказанием за него могут быть либо штраф до 200 000 рублей или в размере зарплаты осужденного за период до 18 месяцев, либо обязательные работы на срок от 180 до 240 часов, либо лишение свободы на срок до двух лет.
  • особо крупным размером вреда признается факт, если стоимость экземпляров программ превышает 250 000 рублей. В этом случае осужденный может лишиться свободы на срок до 6 лет со штрафом до 500 000 рублей. Следует подчеркнуть, что нарушение авторских прав в особо крупном размере квалифицируется как тяжкое преступление. Соответственно, все правовые и процессуальные аспекты расследования и вынесения наказания определяются, как для тяжкого преступления.

В качестве проверяющих органов, которые могут организовать проверку и выявление правонарушения относительно использования контрафактной продукции, могут выступать:

  • Криминальная милиция (подразделения по борьбе с налоговыми и экономическими преступлениями, специальных технических мероприятий)
  • Милиция общественной безопасности (подразделения по борьбе с правонарушениями в сфере потребительского рынка и административного законодательства)
  • Антимонопольные органы
  • Таможенные органы
  • Государственные инспекции и надзоры (например, торговая инспекция, Госсвязьнадзор)
  • Общества защиты прав потребителей
  • Сами правообладатели (в порядке обеспечения доказательств)

Подытоживая правовые аспекты использования не лицензионного ПО, особо стоит отметить тех лиц, которые могут привлечены к ответственности:

  • к уголовной:
    • непосредственный нарушитель
    • должностное лицо (руководитель)
  • к административной:
    • непосредственный нарушитель
    • должностное лицо
    • юридическое лицо
  • к гражданско-правовой:
    • непосредственный нарушитель (через суд общей юрисдикции)
    • юридическое лицо (через арбитражный суд)

Скрытая угроза

Однако это, разумеется, еще не все. В немалой степени в наши дни становится актуальным вопрос личной информационной безопасности пользователя, который решился на использование пиратской продукции. Вопрос этот вполне очевиден: отсутствие лицензии на то или иное ПО исключает возможность получения своевременных системных обновлений, которые выпускаются разработчиком для усовершенствования программы или для исправления ошибок и уязвимостей. Тем самым, пользователь, использующий пиратские программные продукты, сам может стать объектом хакерской атаки или взлома. Все тот же концерн Microsoft не так давно выявил вполне четкие угрозы, которым подвергаются такие категории пользователей. Основные риски при использовании нелицензионного ПО таковы:

  • частичная или полная потеря важной информации или иных данных из-за некорректной работы системы;
  • использование чужого ПК в качестве шлюза для рассылки нелицензионного контента и хакерских атак;
  • компьютер жертвы может быть удаленно использован для распространения нелегального контента или спама;
  • кража идентификационных данных пользователя в социальных сетях или иных ресурсах, где пользователь производил регистрацию, и последующее совершение незаконных операций от лица жертвы;
  • похищение конфиденциальных данных и их публикация на общедоступных ресурсах;
  • доступ к логину и паролям систем интернет-банкинга и к данным банковских карт пользователей.

Разумеется, вопрос — использовать нелицензионное ПО или нет, остается на усмотрении каждого конкретного пользователя или организации. Однако стоит отметить тот факт, что широкое распространение пиратской продукции неизбежно расширяет и ряд мер, которые из года в год принимаются государством для защиты правообладателей. Только за последние несколько лет шансы понести наказание за использование и реализацию контрафакта возросли многократно, и можно с уверенностью утверждать, что в дальнейшем этот процесс будет уверенно развиваться.

Добавить комментарий