10 причин, по которым вам стоит пойти в IT, даже если вы — гуманитарий


Оглавление (нажмите, чтобы открыть):

Нашествие гуманитариев: почему они теснят технарей в топ-менеджменте IT-компаний

В 2015 году американский Forbes выпустил статью с провокационным заголовком «Технарям тут не место: как гуманитарии захватывают Кремниевую долину». Специалисты с дипломами психологов, философов, филологов и маркетологов тогда начинали всерьез конкурировать за высокие должности в технологических корпорациях и стартапах с инженерами и математиками. Именно гуманитарии все чаще помогали правильно упаковывать и продавать продукт таких компаний, доносить до пользователей ценность и принципы бизнеса.

За четыре года ценность творческого подхода к управлению алгоритмами только выросла. По прогнозу министерства труда США, к 2022 году около 1 млн американцев начнут заниматься преподавательской деятельностью, еще 1,1 млн займут рабочие места в отделах продаж. И динамику обеспечат не школы с супермаркетами, а технологии: это будут высокооплачиваемые тренеры, бизнес-коучи, авторы мастер-классов и менеджеры по продажам, отмечал американский Forbes.

Специалист-гуманитарий способен разговаривать с разными собеседниками на их «языках» и при этом быть понятным для всех, объясняет тенденцию Маргарита Кошман, партнер в российском офисе Spencer Stuart — агентства, специализирующегося на подборе топ-менеджеров. «Продвинутые коммуникационные навыки и креативность лидеров наряду с умением экспериментировать и управлять через эмпатию становятся ключевыми для успеха компаний», — говорит эксперт.

Много доказательств гипотезы о нашествии в технологический бизнес «нетехнарей» можно найти и на российском рынке. По данным опроса РАНХиГС, среди 2000 руководителей средних и крупных компаний в стране 50% имеют гуманитарное образование. Местный офис Google с 2013 года возглавляет Юлия Соловьева — лингвист по первому образованию. Эта специализация сильно помогла в карьере, рассказывала топ-менеджер журналу Marie Claire в 2015-м: «Если ты говорил по-английски, достаточно легко было расти как внутри компании, так и находить новые места работы». Другие примеры руководителей с «гуманитарными» дипломами — историк Борис Добродеев во главе холдинга Mail.ru Group и выпускник факультета международных отношений МГИМО Максим Гришаков — гендиректор «Яндекс.Маркета».

Среди российских технологических предпринимателей тоже есть гуманитарии. Так, основательницы поглощенных «Яндексом» агрегатора скидок «Едадил» и Q&A-сервиса TheQuestion Наталья Шагарина и Тоня Самсонова — бывшие журналистки. А участница рейтинга Forbes, создательница интернет-магазина Wildberries Татьяна Бакальчук — в прошлом учительница английского языка. Ее компания в 2020 году заняла четвертую строчку в рейтинге самых дорогих компаний Рунета по версии Forbes с оценкой $1,2 млрд.

Неуязвимые профессии

«Через десять лет спрос на специалистов по гуманитарным наукам будет больше, чем на программистов и даже инженеров», — прогнозировал два года назад американский миллиардер Марк Кьюбан. По его мнению, наиболее уязвима финансовая сфера — технических специалистов из нее будет «вымывать» искусственный интеллект, эффективнее анализирующий большие данные. «Быть технологически подкованным уже недостаточно. На самом верху нужны люди, которые хорошо понимают бизнес-процессы», — говорил об этом феномене ИТ-директор консалтинговой компании Deloitte Ларри Куинлан американскому Forbes четыре. Проректор, директор Института бизнеса и делового администрирования РАНХиГС Сергей Мясоедов подтверждает: подготовить людей к эффективному менеджменту и лидерству без привлечения широкого спектра гуманитарных дисциплин невозможно.

Руководитель отдела кадров медицинской компании Rally Health Том Перро два года назад объяснял смену парадигмы в сфере HR тем, что машины вряд ли освоят психологию и научатся понимать искусство в обозримой перспективе. Те навыки, которые в этих процессах развивают люди, останутся их конкурентным преимуществом, заключал специалист. «Формальная логика у всех одинаковая, — рассуждает Сергей Филонович, декан Высшей школы менеджмента НИУ ВШЭ. — Гуманитарное образование способствует формированию интуиции (на основе уникального духовного, эстетического, эмоционального и прочего опыта)». А интуиция, по словам ученого, порождает идеи, которые трудно скопировать — в отличие от идей, рожденных на основе логики, поэтому «человеку бизнеса» необходимо гуманитарное образование.

Одним из первых предпринимателей, заметивших эту взаимосвязь, был Стив Джобс. После выпуска iPad в 2011 году он говорил: «В ДНК Apple заложено, что одной технологии недостаточно. Только технология в союзе с гуманитарными науками дает результат, который заставляет наши сердца петь». Майкл Литт, сооснователь маркетингового стартапа Vidyard, и вовсе признавался, что предпочитает выпускников гуманитарных специальностей так называемым STEM-специалистам (STEM — аббревиатура от Science, Technology, Engineering, Maths — «Наука, Технология, Инженерия и Математика» — прим. Forbes). Так поступает большинство технологических компаний, и тренд вряд ли изменится в ближайшее время, отмечал предприниматель: специалисты, которые одновременно умеют кодить и понимают пользователей, — идеальные кандидаты. Бизнесменам важно и самим постоянно восполнять дефицит гуманитарных знаний и изучать философию и психологию, советовал Литт.

Гуманитарии-самоучки

Этому совету следуют российские предприниматели и топ-менеджеры: чтобы расширить кругозор и развить лидерские качества, в свободное от работы время многие из них восполняют недостаток гуманитарного образования.

Например, Юлия Майорова, директор по работе с малым, средним и корпоративным бизнесом Microsoft в России, посещает высшие продюсерские курсы при ВГИКе. «Эти занятия помогают мне выйти за рамки привычных границ, посмотреть на вещи под новым углом, а некоторые приобретенные навыки даже применить в управленческой деятельности», — делится она. Евгений Ефанов, руководитель практики «финансы и маркетплейсы» компании AIC, участвует в открытом киноклубе на базе антропологического факультета одного из московских вузов. А Валентина Бучнева, глава евразийского подразделения фармкомпании «Босналек», берет индивидуальные уроки по истории моды и искусства у искусствоведа Алены Арефьевой. «Вместе мы ходим на выставки в Москве и Петербурге, обсуждаем живопись», — рассказывает Бучнева. Подобная практика помогает ей не «выгореть» на работе.

Сами компании, понимая ценность гуманитарного знания, организовывают для сотрудников клубы для разговоров об искусстве. Например, подобный опыт есть у целлюлозно-бумажной компании «Илим», которая в прошлом году в закрытом режиме запустила «Гуманитарный клуб» для топ-менеджеров и партнеров. Кинопоказы и лектории регулярно проходят в офисе Rambler&Co, здесь также можно пройти языковые курсы или послушать лекции по культуре. В российском офисе испанской финтех-компании ID Finance сотрудникам после работы читают лекции по искусству, в ИТ-гиганте КРОК проводят встречи с экспертами из разных областей науки, культуры и искусства.

Soft skills для технарей

Когда РАНХиГС запускал совместную со Сбербанком магистратуру «Финтех», председатель правления банка Герман Греф просил набирать на курс абитуриентов с одинаково развитыми техническими и гуманитарными навыками, вспоминает Сергей Мясоедов. По его словам, для востребованных специалистов такой запрос означает растущую важность так называемой «мягкой силы» — soft skills.

Согласно исследованию HeadHunter, на протяжении последних лет важность soft skills в ИТ неуклонно растет. Среди навыков, которые ищут работодатели у представителей технических профессий, самообучаемость, знание иностранных языков, кроссфункциональность, технологическая грамотность, навыки программирования, креативность, предприимчивость, социальный интеллект и умение работать в команде. «Таким образом, в будущем самыми успешными кандидатами станут те, кто в равной степени владеет soft skills и hard skills», — говорит Мария Игнатова, руководитель службы исследований HeadHunter.

Технарям пока не стоит волноваться за свои финансовые позиции: по подсчетам HeadHunter, в 2020 году медианная зарплата в ИТ-отрасли составляла 92 000 рублей, а число вакансий за три года выросло на 9%. Но чем выше поднимается человек по карьерной лестнице, тем большую актуальность приобретают социальные навыки, рассуждает Маргарита Кошман. Именно эти качества работодатели чаще всего ищут в лидерах, добавляет эксперт.

Творческий подход

«Классическое бизнес-образование не способно помочь развить коммуникативные навыки, эмоциональный интеллект, критическое мышления, о которых так много говорят в последнее время», — уверяет Евгения Овасапян, директор проектов Академического офиса бизнес-школы «Сколково». Эти навыки помогают развивать культурные знания и практики, говорит она. Именно поэтому российские бизнес-школы вслед за зарубежными стали включать в свои программы образовательные лекции и курсы по гуманитарным дисциплинам. «Сколково» устраивает для студентов походы в театр, кино и на выставки вместе с экспертами в этих областях, а после — совместные обсуждения. «Мы изучаем навыки коммуникации с Ингеборгой Дапкунайте, язык одежды и основы построения образа с Аленой Долецкой, лидерство — с Мариной Лошак», — перечисляет Овасапян.

Институт бизнеса и делового администрирования РАНХиГС во всех ключевых программах предлагает специальный курс по театральному искусству «Менеджмент и режиссура», который читает преподаватель ГИТИСа Александр Каневский. «Недавно мы провели дискуссионный клуб совместно со струнным квартетом им. Рахманинова во главе с Сергеем Цедриком и олимпийским призером по горным лыжам Светланой Гладышевой, где обсуждали, как лидерство в музыке, спорте и бизнесе связаны между собой», — приводит пример Сергей Мясоедов.

Поскольку менеджмент во многом связан со знанием особенностей человеческого поведения, вовремя прочитанное стихотворение порождает эффект, во много раз превосходящий результат от чтения учебных текстов и разбора кейсов. Бизнес — прежде всего про масштаб личности, считает Галина Юзефович, литературный критик и профессор гуманитарных практик бизнес-школы «Сколково». «Настоящая эффективность в бизнесе невозможна без масштаба лидера», — заключает она.

Как гуманитарию выжить в современном мире

Краткая мотивирующая инструкция для тех, кто разочаровался в своей профессии и хочет всё изменить.

Гуманитарии — это те, кто дружит со словами, образами и часто совсем не в ладах с материальным миром. Это такие восторженные люди, которые могут цитировать Данте в оригинале, но даже устройство стремянки способно поставить их в тупик. То есть никакой практической пользы их знания будто бы не несут. Именно это и даёт технарям обширное поле для шуток и всяческих подколов. Но если разобраться, гуманитарные навыки не менее важны, чем технические.

Используйте свои сильные стороны

Коммуникабельность


Причём на любом уровне и в любом масштабе. Если вы ищете работу, вам будет проще её найти, потому что вы знаете подход к людям. Даже если вы не в поиске, вам могут предложить перспективное место, потому что вы много общаетесь и знаете, как это делать правильно. Если же вы представляете какую-то компанию, ваше умение наладить контакт с клиентом будет оценено так же высоко, как и разработка качественного продукта.

Гуманитарии знают, как говорить и писать так, чтобы было понятно всем. В постоянно усложняющемся мире это умение выходит на первый план. Объяснять многоуровневые алгоритмы и технические термины доступным языком становится всё труднее, значит, такой навык приобретает значительный вес на рынке труда.

Высокий EQ

EQ — это эмоциональный интеллект, умение распознавать эмоции других людей. В паре с увесистым IQ он наделяет вас суперспособностями. Прокачивать его легче тем, кто знает психологию и может понять мотивацию. Как правило, это люди с гуманитарным складом ума. Им не составляет труда сколотить крепкую команду и поддерживать дружелюбную атмосферу в коллективе.

Конечно, это далеко не все сильные стороны, но даже этого достаточно, чтобы гуманитарий смог выжить в современном мире.

Всегда продолжайте развиваться

Важно при этом развивать все качества в комплексе. Если представители технических профессий могут сконцентрироваться на какой-то одной узкоспециальной области, для гуманитариев это непозволительная роскошь.

Даже самый высокий EQ никому не пригодится, когда ваши коммуникативные навыки на нуле. Лучше всего, если вы будете совмещать свои гуманитарные знания и некоторые технические умения. Например, научитесь программировать хотя бы на самом элементарном уровне или пройдёте курсы веб-дизайна.

Смело осваивайте сферу высоких технологий

Именно в IT-сфере больше всего нужны сочетания гуманитарных и технических навыков. Сложный код должен превратиться в понятный и приятный пользовательский интерфейс, а для этого нужно совместить компьютерные знания с пониманием, чего хочет обычный человек. Первым это осознал Стив Джобс. Успех Apple — яркое тому доказательство.

Сейчас уже и остальные боссы Кремниевой долины осознали значимость проводников между технологиями и людьми. Рекрутеры Facebook разыскивают специалистов нетехнических и технических специальностей в пропорции 3 : 2. В Uber летом 2015 года на одну инженерную вакансию приходилось три гуманитарных.

Предприниматель и миллиардер Марк Кьюбан (Mark Cuban) считает, что через 10 лет спрос на специалистов по гуманитарным наукам будет больше, чем спрос на программистов или даже инженеров.

Он же добавляет, что работу с алгоритмами и данными возьмут на себя машины, поэтому филологи и философы станут гораздо более востребованы. Если вы гуманитарий и по каким-то причинам решили переквалифицироваться, задумайтесь, не пожалеете ли об этом шаге через несколько лет.

«Махнул рукой на саморазвитие и повесил на себя ярлык «гуманитарий». Айтишники о том, есть ли в будущем место для гуманитариев

В то время, когда технологии выходят на первый план, а самыми оплачиваемыми профессиями из месяца в месяц остаются «айтишные» должности, на гуманитариях практически поставили крест. Гуманитариям язвительно прочат свободную кассу в фастфуд-ресторане, да любой школьник знает, что поступать нужно на программиста.

Но все ли так однозначно? Расспросили работников IT-сферы о том, каким им видится будущее гуманитариев.

Евгений, Lead Software Test Automation Engineer

– Я уверен, что в будущем есть место гуманитариям. Даже в IT-сфере они могут успешно работать. За годы работы я узнал много специалистов-гуманитариев, которые очень неплохо справляются. Из гуманитариев получаются просто отличные функциональные тестировщики или бизнес-аналитики. А дальше – все дело вкуса и желания. Если захочется, гуманитарий может даже погружаться глубоко в программирование.

В ИТ всегда сесть спрос на толковых людей. Просто часто сами гуманитарии не хотят изучать что-то принципиально новое. Они заканчивают какие-нибудь невнятные курсы и думают, что их сразу возьмут на работу. А ведь кроме программы курсов нужно знать еще много чего.

По моему опыту, дело не в том, что «не могу», а в том, что « не хочу». Конечно, если человек может часами говорить о Достоевском, но не справляется с элементарным Excel, то в IT путь ему будет закрыт.

Даже если будущее будет высокотехнологичным, гуманитарным профессиям в нем останется место. И именно такие специалисты будут основными пользователями технического прогресса. Иначе для кого же мы трудимся?

Денис, UI/UX-дизайнер

– В моей сфере хватает гуманитариев. Что я о них думаю? Ну, тестируют неплохо. Но настоящие дизайнеры из художников совсем не получаются. А вот выпускник ПТУ, который должен был бы ремонтировать трамваи, бывает, очень даже круто пишет код. Часто получше, чем дипломированные специалисты.

Человек вряд ли рождается технарем или гуманитарием. Да, наверняка есть склонности: быстро считать или писать романы. Но большинство все-таки выбирает профессию по совету бабушки, мамы или еще кого-то. Или смотрит на общие настроения в обществе: все айтишники – и я айтишник. А ведь на самом деле очень многим людям, которые работают в IT, на самом деле в этой сфере не место. Как и многим учителям, например, никогда не стоит учить детей.

И все же – для гуманитариев будущее есть. Самый понятный мне вариант – психологи. Их вряд ли будет способна заменить даже самая толково построенная нейросеть. Человек – сложное существо, машина его не поймет. Кстати, дорога будет открыта и для маркетологов – они тоже умеют играть на человеческих слабостях и прихотях.

Гуманитарии всегда будут нужны в креативных профессиях и индустриях: в литературе, кино, искусстве. Если этим будет заниматься машина или «черствый» технарь, все будет получаться одинаковым и сухим. А людям, так или иначе, нужно разнообразие.


Как по мне, каждый должен заниматься своим делом, к которому лежит душа. Программист пусть пишет код, повар пусть готовит, а историк пусть исследует и пишет книги. В IT сейчас крутится много денег, но конкретно в Беларуси эта сфера сильно переоценена. И те люди, которые лезут в нее исключительно ради заработка, делают только хуже. И гуманитарии тоже лезут: каждая вторая студентка МГЛУ мечтает стать тестировщицей. И это крайне грустно.

Алесь, системный инженер (DevOps)

– Я уверен, что гуманитарии и технари тесно связаны между собой. Одни без других существовать не могут. Это как с детьми: нужны два человека, чтобы получился ребенок. Представьте: технарь изобретает какой-нибудь новый гаджет, но у него не хватает фантазии и навыков, чтобы придумать красивый корпус или связано написать к нему инструкцию. И тут наступает время гуманитариев.

Или, к примеру, то же обучение детей. Без базовых знаний языка, навыков общения и психологии толковый технарь все равно не получится. А если технари утверждают, что гуманитарии не нужны, то они противоречат сами себе. Даже в такой технологичной сфере, как IT, есть айтишники-технари, а есть айтишники-гуманитарии.

Будущее, как мне кажется, за людьми-универсалами. Уже сейчас гуманитариев или технарей в чистом виде практически нет. Я, например, не считаю себя ни гуманитарием, ни технарем в полном смысле. Моя работа связана и с тем, и с другим. Мне нужно обладать набором как технических знаний, так и гуманитарных: языки, психология, основы дизайна.

Да, технологии развиваются, многое переходит на машинный труд. И, вероятно, в некоторых профессиях необходимость отпадет. Но это не значит, что гуманитарии станут не нужны. К примеру, чтобы учителей заменили программы, нужно разрабатывать искусственный интеллект, который вдобавок будет еще и способен самообучаться. До этого мы дойдет еще очень не скоро, точно не в ближайшие 50-100 лет.

Даже в условиях IT, если ты будешь обладать исключительно техническими знаниями, ты, конечно, будешь цениться как специалист. Но на продвижение по карьерной лестнице можно особенно не рассчитывать. Если ты в достаточной мере не знаешь языка, не можешь стройно и корректно излагать свои мысли в письменном и устном виде, то не помогут никакие коррекции и автозамены. Даже если с точки зрения грамматики будет все хорошо, текст может быть бессвязным: «водичка, картошка, кипячение» – вот и разбирайся.

Мастер Йода рекомендует:  Когда понимаешь, что каждый сервер в мире под угрозой

Разговоры о том, что гуманитарии не нужны, а их место только на кассе в «Макдональдсе», актуальны только для постсоветского пространства. Все потому, что у нас сложились такие товарно-экономические отношения. Люди считают: раз дяди из-за бугра могут выложить за технологии в десятки раз больше, чем здесь предлагают за гуманитарные науки, то значит, гуманитарии не нужны. Хотя в Европе и США айтишники часто получают ту же зарплату, что и преподаватели.

У нас любой, кто закончил какую-нибудь «хабзу», кричит, что он крутой технарь, а гуманитариям нужно только сортиры мыть. Эти же «технари» говорят о том, что айтишники ковыряют в носу и деньги лопатой гребут. Отсюда такое радикальное отношение и споры насчет судьбы гуманитариев. Это парадокс России, Беларуси и других постсоветских стран.

Если в мире не будет гуманитарных наук, наша жизнь будет одинокая, жалкая, грязная, жестокая и, наверняка, короткая. Важно понимать, что вклад гуманитарных наук сложнее унифицировать и отследить, нежели технические достижения.

Кирилл, Net-разработчик

– До определенного момента я вообще не думал о разнице между гуманитариями и технарями. Просто склонности у человека есть в ту или иную сторону. Но потом понял, что гуманитариями люди становятся от лени. Когда им лень вникать во что-то посложнее привычного, они опускают руки и говорят: «я гуманитарий, мне не дано».

Я уверен, что любой человек способен освоить любую профессию. Исключение – только физические ограничения. Поэтому, когда люди говорят мне, что они гуманитарии, я закатываю глаза (как Дауни Младший на известном меме). Я просто сразу понимаю, что это ленивый человек, который махнул рукой на саморазвитие и повесил на себя ярлык «гуманитарий».

Если будут сохраняться тенденции последних лет, то «гуманитариям» будет все сложнее находить себе применение. Уже сейчас многие испытывают трудности с поиском работы, а дальше все это будет только усугубляться. Если работник не готов прокачиваться, развиваться и осваивать новое – он никому не нужен. И пока «гуманитарии» будут козырять прочитанными сотнями книжек и не справляться с алгоритмами, основами информатики – грош им цена.

Чем гуманитарии будут заниматься? Может, покажусь грубым, но сфера услуг ждет с распростертыми объятиями. Чтобы быть официантом, сидеть на ресепшен, красить ногти — вовсе не нужно быть технарем или естественником. Вообще особых мозгов не нужно, только навыки.

Гуманитарии могут работать в колл-центрах, и то не технических. Как показывает практика, девочка без технического бекграунда никак не может мне помочь в техподдержке интернет-провайдера. Меня раздражает, что нет готовности и желания осваивать свою профессиональную сферу. Если так, то нечего жалеть этих «гуманитариев», они получают ровно то, чего заслуживают.

Дмитрий, преподаватель Образовательного центра Парка Высоких Технологий

– На мой взгляд, для гуманитариев есть место в высокотехнологичном будущем. Даже сейчас на примере Game Stream можно увидеть тенденцию к увеличению количества сотрудников не технических специальностей. Одна их главных задач – продвигать продукт, созданный компанией. Вторая – создать условия, которые повысят качество и комфорт работы в компании. Тем более, если говорить об идеях, то технари – это не самые творческие в этом плане.

Правда, именно «специалистов» гуманитариев в процентном соотношении от общего количества гуманитариев намного меньше, чем «специалистов» технарей. Это, если говорить о нашей стране. Поэтому до сих пор актуальны предрассудки о том, что гуманитарии никому не нужны. Пока в нашей стране будут ценить «корочку», а не знания, так и будет.

Если гуманитарий не готов учиться хотя бы азам технических навыков, для них, конечно, нет места ни в IT, ни в других сферах. Они могут быть очень эрудированными, но если не могут разобраться с Word или перезагрузкой компьютера – все бесполезно. В то же время, среди моих знакомых есть те, кто часами готов рассуждать о Ницше, но в то же время прекрасный разработчик.

Конечно, многие гуманитарные профессии видоизменятся в будущем, некоторые, возможно, даже исчезнут. Все течет, все меняется, как говорил Гераклит. Но одно точно останется неизменным: человек будет стремится к свершениям: открывать новые планеты, галактики, развивать искусственный интеллект и так далее. Если развитие остановится, это приведет к упадку всего человечества. Поэтому в мире нет места тем, кто не может созидать.

Дарья, HR-специалист

– Важно понимать, кто такой «гуманитарий». Это тот, кто говорит на трех-четырех языках, может сделать лингвистический анализ текста, хорошо знает историю? Или тот, кто не понимает, как решить простое уравнение? Если первый случай, то, безусловно, место для таких работников есть и будет.

Есть ли место гуманитариям именно в IT? Это вопрос желания. Если эта сфера человеку безумно интересна, есть желание в ней развиваться и работать, тогда, конечно. Но если человек просто наслушался историй о том, как ему выплатят золотые горы за сидение на пятой точке – ничего не получится, такие люди «сливаются» очень быстро.

Гуманитарий может работать, где угодно и кем угодно, если захочет и приложит к этому усилия. В IT для гуманитариев есть место среди тестировщиков, менеджеров, «продажников», административных работников, да даже среди программистов. Уже сейчас часто приходят пробоваться люди гуманитарных специальностей. На тестировщиков и вовсе чаще приходят те, кто к техническим наукам отношения имеет мало, — учителя, переводчики, доктора, бывшие студенты гуманитарных вузов.

Тестировщик – это профессия, близкая к учителю: нужно искать ошибки. Только руководствоваться приходится не правилами русского языка, а несколько иными законами. Для менеджеров необходимо знание языка, умение сглаживать конфликты и прогнозировать риски. Чтобы работать менеджером, нужны высокие навыки коммуникации – этого у многих гуманитариев в избытке. На административных должностях и «в продажах» для работы также требуется минимум технических навыков, достаточно желания во всем разобраться.

С программированием тоже уже нет никаких проблем. Сейчас все языки программирования высокого уровня, поддерживают современные парадигмы – грубо говоря, код пишется просто на английском. Все остальное – это компилятор. Машинный код сейчас уже почти никто не пишет, распространены шаблоны проектирования, не нужно самому все придумывать. Даже дизайн создается из готовых базовых элементов. Нужно только уметь связывать компоненты воедино, иметь представление о том, как все это должно работать, чтобы в случае чего исправить ошибку или изменить логику работы под новые требования.


Даниил, математик-программист

– Если следить за тенденциями, то скоро не только гуманитарии, но и технари не будут никому нужны. Все движется к тотальной автоматизации всего и вся. Однако легче всего автоматизировать вещи, которые поддаются определенным строгим правилам. Как правило, это техника.

Сейчас гуманитарные науки очень сложно поддаются технологиям, потому что они – продукт переплетения человеческой фантазии и жизненного опыта, и часто не поддаются конкретным правилам.

Но, увы, и они сдаются под тяжестью прогресса. Нейросети уже могут рисовать картины в определенном стиле, могут сочинять плохую, но уже с определенным мотивом музыку.
Машины умеют определять тональность текста, узнавать, например, агрессию в тексте. Могут сами генерировать тексты. Все зависит от вычислительных мощностей. У компании IBM есть суперкомпьютер Watson, который учится разным гуманитарным вещам, но он очень далек от идеала. В ближайшие 20-30 лет не стоит ждать радикальных перемен.

Но есть теоретики, например, техно-пророк из Google, Рей Курцвел, который говорит, что в 45-ом году будет очень резкий технологический скачок, после которого мозг человека не сможет осознать технологический прогресс, что, в свою очередь, должно привести к довольно быстрому слиянию гуманитарных и технических дисциплин из-за быстрого роста прогресса.

Ничего не изменится в ближайшие годы, а дальше уже будет не так важно – гуманитарий ты или технарь, все равно не угонишься за компьютером.

«Я не верил своему счастью: без диплома, даже не технарь, а гуманитарий, и все получилось — я в IT»

Журналист, PR-менеджер Alef Development

Высшее образование для программиста — это не обязательное условие, а лишь желательное. Чтобы убедиться в этом, почитайте истории девяти ребят, которые построили карьеру в IT без профильного образования, и их напутствия тем, кто себя ищет. Кейсы собрала Дарья Бондаренко из Alef Development.

Петр Кузьмичев, QA Engineer в «Додо Пицце», 11 классов школы

Я дважды пытался получить диплом — сначала в маркетинге, потом в менеджменте — но в университете быстро становилось скучно. Наткнулся на вакансию в службе технической поддержки и получил ее благодаря длинному мотивационному письму. Свободное время тратил на самообразование в IT.

В конце концов руководительница тестирования предложила перейти в их штат. Прислала литературу для изучения — я отчитывался о прочитанном. Между делом поделился с коллегой, что хочу изучать программирование. Он начал объяснять с самых азов.

Если есть знакомый из IT, и он готов вас обучать, давать советы — не проходите мимо, это возможность ускорить обучение.

Те люди, с которыми я учился на первом курсе, окончили университет в 24-25 лет. В этот момент я работал, имел знания и опыт, а они же только начинали выходить на рынок труда.

Не думайте, что можно не иметь диплом и спокойно работать с 10:00 до 19:00. Если ваши коллеги с «вышкой» пойдут после работы в бар, вам стоит отправиться домой и изучить тему, которую они прошли пять лет назад на парах.

Без высшего образования можно достичь тех же успехов и тех же неудач, что и с высшим образованием. В программировании нет момента, когда можно остановиться и сказать «Я молодец, я все знаю». Выберите направление и развивайтесь в нем. На мой взгляд, легче всего попасть во front-end-разработку. Но не подумайте, что легче — значит, легко.

Стас Гольденшлюгер, сооснователь Alef Development, бросил МГТУ им. Н.Э. Баумана на 1 курсе

Программировать я начал в 10 лет. Учился сам, без учебников, интернета у меня на тот момент тоже не было. Пользовался разделом «помощь» программы QBasic. Он был написан на английском языке, который я тогда не знал, — приходилось копировать код и разбираться, как он работает.

Первым коммерческим проектом был сайт по продаже контактных линз. Я все делал сам: рисовал, верстал, программировал. Заплатили $400, на работу ушло несколько месяцев.

Никакого корпоративного пути в моей жизни не было. Сначала работал сисадмином в компании по спутниковым сигнализациям. Жизнь предоставила мне шанс — из компании неожиданно уволились несколько программистов. Я предложил «позатыкать дыры» собой, а обратно перевести в сисадмины меня забыли.

В какой-то момент понял, что в офисе работать не хочу. Начал делать мобильные приложения — сначала для себя, потом для клиентов, а потом это переросло в IT-студию Alef Development. Я ни разу не проходил собеседования, а, будучи работодателем, диплом не спрашивал.

Программирование относится к hard skills: ты либо умеешь программировать, либо нет. Это очень легко проверить. Дайте жонглеру пять мячиков и попросите показать свой навык — сразу станет понятно, жонглер он или нет. Тут то же самое.

Можно учиться самому, не выходя из комнаты, можно найти гуру, можно пройти онлайн-курс или смотреть каналы на YouTube, но самое главное — все равно практика. Программист может ничего не знать, но все уметь. Теорию можно быстро подкачать, практику быстро подкачать не получится.

Научитесь кодить, потом сделайте несколько проектов для себя — пока будете их делать, работа найдет вас сама, потому что вы общаетесь, хвастаетесь прогрессом. Если не найдет — у вас как минимум будет готовое портфолио.

Иван Донин, системный администратор в «Яндекс.Маркете», 11 классов школы

Мой путь начался с работы в местном провайдере. С разрешения руководителя я поставил прокси-сервер в офисе, чтобы сделать быстрый интернет у себя дома. Так появилась идея провести «бесплатный вайфай везде», и я начал работать над ней, получая знания практикой, а потом заполняя пробелы теорией.


Тем, кто только собрался идти в IT, рекомендую книгу «Hello World! Занимательное программирование». Там с азов расписан процесс создания компьютерной игры. Книга легка в чтении, подходит даже для детей и задает конкретную цель — «написать игру».

Если нет цели, то и достичь чего-либо будет трудно. Язык программирования, софт, сфера деятельности, книги, курсы — это все инструменты для достижения цели.

Я чувствую, что мне сильно не хватает фундаментальных знаний. Реабилитируюсь чтением книг и прохожу курсы на Coursera. То есть я согласен, что нужно учиться, но не согласен, что нужно учиться обязательно в вузе. Вышка является некоторым «плюсиком» для общей картины, мол, я получил какую-то базовую подготовку, и есть повод для общения, если работодатель из того же университета.

Дэннис Арчаков, frontend-разработчик в Drimsim, 7 лет получает высшее образование, пока не получил

Программированием я начал увлекаться в шестом классе — создал свой первый сайт в конструкторе uCoz. В седьмом классе мне стало интересно разрабатывать программы на ПК, и мой первый запрос, связанный с этой темой, был достаточно примитивным — «программа для создания программ». За год изучил Delphi и стал фрилансить. Постепенно меня потянуло к веб-разработке, и я начал изучать PHP и JavaScript.

С тех пор, как я перешел на заочное обучение в 2015 году, работал в пяти компаниях. По большей части это были стартапы и веб-студии. Из 100% работодателей, только 30% интересовались, есть ли у меня высшее образование, по-моему, для галочки.

За четыре года можно стать отличным middle-разработчиком с зарплатой от 100 тысяч рублей. Университет вам ничего не гарантирует: ни то, что вы станете специалистом, ни то, что вы найдете работу. От платных курсов и то толку больше, чем от нынешнего образования. Задумайтесь над этим и берегите свое время.

Начинающим я не советую браться сразу за чтение книг по программированию. Вам будет сложно понять, о чем говорят в книге, вы будете считать себя бестолковым и забросите изучение. Начните лучше с каких-нибудь уроков на YouTube, конкретных запросов в Google или же попробуйте разработать несложный тестовый проект.

Иван Цыплухин, сооснователь Krasa.io и Beet Lab Academy, бросил МФТИ на 2 курсе

В школьные годы я собирал компьютеры и изучал HTML. С одноклассниками сделали приложение-калькулятор алкоголя для вечеринок. Не сказать, что мы много на нем заработали, но 50 тысяч установок по РФ на тот момент уже было большой наградой. Это приложение стало началом карьеры для всех, кто участвовал в проекте.

Первой работой была стажировка в рекламном агентстве, а параллельно мне удавалось еще и программировать на фрилансе. Изучал все кусками по форумам и видеоурокам. В какой-то момент стало очевидно, что разработка IT-продуктов увлекает меня больше рекламы и приносит ощутимый доход.

Опыта было недостаточно, поэтому я пошел на курсы по iOS. Затем с одним из бывших однокурсников мы решили открыть студию, наняли сотрудников и начали работать с более крупными компаниями — Ростелеком, Mercedes Russia, WOS.

Стереотип о необходимости диплома существует в голове у многих руководителей, особенно советской закалки. Вопрос в том, хотите ли вы продвигаться в компании с таким руководством или планируете работать с кем-то более прогрессивным.

В России очень сильное tech-community, но по факту все инновации идут с Запада. Coursera и Udemy, пожалуй, лучшие онлайн-курсы, и это самый простой способ начать осваивать любую IT-специальность.

Вам понадобятся десятки часов, чтобы выполнить простейшие задачки: в начале пути пять строчек кода за час — это нормально.

Затем ищите задачки сложнее, идите на фриланс, придумывайте себе их сами. Вопросы можно искать на StackOwerflow и прочих аналогах. Через три-шесть месяцев практики будете готовы для стажировки или трудоустройства.

Всеволод Азовский, веб-разработчик в DataArt, окончил академию им. Тимирязева по специальности «микробиология»

Человека с образованием в толпе сразу видно. Так что лучше «с», чем «без». Я из семьи советских интеллигентов, некоторые даже с наградами в мире научных достижений, поэтому мне без «вышки» было никак – отучился в академии им.Тимирязева на микробиолога.

Уже на третьем курсе стало понятно, что у отечественной науки нет предложений, которые бы меня устроили. Самостоятельно изучил Microsoft Server 2003, потренировался в развертывании одноранговой корпоративной сети на кафедре физики в своей «альма-матер» и успешно прошел собеседование.

Первая же запись в моей трудовой – старший системный администратор. Дальше мой путь в IT выглядел так:

  • администратор веб-сайтов, СЕО-шник, SNM-специалист;
  • верстальщик;
  • программист сайтов-визиток;
  • разработчик веб-приложений;
  • крутой разработчик веб-приложений.

Сейчас я всерьез занимаюсь компьютерной автоматизацией выращивания сельскохозяйственных культур на гидропонике. Очень захватывает, когда из километра программного кода на подоконнике появляется настоящая жизнь.

Технари — люди глубоко предметные. На мой диплом вообще никто никогда не смотрел. Если знаешь, чем отличаются абстрактные классы от интерфейсов, с тобой говорят дальше, пока не выяснят твой потолок.

Знание компьютера само по себе, как и знание любого языка, — не профессия. Компьютер — просто инструмент, его надо к чему-то применять. А вот нужно ли высшее образование там, где вы собираетесь применять компьютер, — уже каждый сам должен разобраться. Наверное, чиповать машины в автосервисе можно и так научиться.

Никита Бабанин, инженер-разработчик в «Логике Бизнеса», высшее медицинское образование по специальности «врач»

Проектом, где я заработал первые деньги как программист, была игра — аналог «Счастливого фермера». Там же я получил и первый опыт работы в команде с другими специалистами: разработчиками, дизайнерами, менеджерами. Я еще учился в медицинском на третьем курсе, писал код после пар. На четвертом ближе познакомился с сайтостроением: html, css, javascript, php.


Для меня это был очень интересный период, потому что при работе с этими технологиями результат виден сразу.

На шестом курсе я решил отчислиться из университета и устроился стажером-программистом. Я не верил своему счастью: без диплома, даже не технарь, а гуманитарий, и все получилось — я в IT.

В компании я занимался поддержкой системы электронного документооборота: доработкой программных модулей, исправлением ошибок. За полтора года вырос до инженера-разработчика и восстановился в медицинском: с утра и до обеда — учеба, с обеда до вечера — работа. Одно другому, как ни странно, не мешало.

Мне интереснее работать в компаниях, где я расту как специалист. Например, когда я впервые начал работать java-разработчиком, часто для решения задач проводил десятки часов в неделю, разбираясь в технологиях, документации, вариантах решения. Спустя год на проекте я стал тим-лидом.

Поначалу коллеги подшучивали — мол, врач и программист. Обращались за советами как что лечить, но уже через пару месяцев приходили за помощью только по техническим вопросам.

Я считаю, что не нужно смущаться отсутствия профильного образования. Можно успешно работать и без него. Но я для себя решил получить профильную «вышку». На мой взгляд, высшее образование дает психологическую устойчивость и помогает систематизировать знания.

Александр Трясцын, руководитель направления в «Тензор», специальность «инженер-конструктор автомобиле- и тракторостроения»

Помню, в 12 лет родители купили мне книгу для изучения языка «Лого», и я по ней учился алгоритмам, писал программы в тетрадку. Поступить в институт на программиста мне не удалось, не хватило трех баллов до проходного, поэтому я подал документы на кафедру автомобиле- и тракторостроения.

После вуза стал искать работу в IT: ездил на собеседования, показывал свои программы, общался с потенциальными коллегами. Мне дали шанс заняться программированием профессионально.

Первый шаг, который нужно сделать тому, кто хочет в IT, — определить направление, в котором хотелось бы дальше развиваться. Универсальный вариант — написать свой блог и разместить его на хостинге. Звучит просто, но, на самом деле, тут можно попробовать себя в:

  • Backend-разработке — логика на сервере;
  • Database-разработке — управление данными в БД;
  • Frontend-разработке — то, как блог выглядит в браузере;
  • DevOps — доменные имена, настройка DNS, разворот сайта на хостинге у провайдера, настройка HTTP-сервера;
  • SEO — повышение сайта в результатах выборки поисковиками Google и «Яндекс».
Мастер Йода рекомендует:  Аргументы WP_Query дата

Какой-то этап покажется скучным и непонятным, а какой-то зацепит настолько, что захочется погрузиться в эту тему поглубже. Тут желательно найти работу junior-разработчика, чтобы опытные коллеги помогли обойти «грабли», на которые сами уже наступили.

Самая актуальная информация сейчас не в бумажных книгах и даже не в их онлайн-вариантах. Она на IT-конференциях, в твиттере Эдди Османи, в обучающих видео на YouTube. Пока информация дождется перевода, она устареет катастрофически.

Дмитрий Хаустов, делает серверный движок в WebGames, окончил Военный институт радиоэлектроники

Когда мне было 14, двоюродный брат привез на каникулы компьютер ZX Spectrum. Я увлекся играми и простым программированием. Было колоссальным удовольствием наблюдать, как техника делает именно то и так, как я ее запрограммирую. Потом было маниакальное изучение программирования по книгам. В 10 классе, когда информатику только начали преподавать, я знал больше учителя.

После окончания военного вуза трудился в НИИ, параллельно развивая свой сначала SMS-, потом WAP-чат. Вместе с товарищем мы сделали конструктор WAP-сайтов kmx.ru и основали «Ковчег Медиа». Когда компанию закрыли, я ушел в разработку игр, успел поработать в нескольких стартапах, в одном из геймдев-подразделений Mail.Ru Group.

Цвет диплома и медаль пригодились только в НИИ, больше нигде. В IT более ценны предыдущие места работы, а точнее, имеющиеся навыки и знания, которые предварительно проверяют на технической секции собеседования и которые нужно подтвердить во время испытательного срока.

Самоучки идут по граблям и учатся на своих ошибках, медленно, но надежно. В учебном заведении многие грабли можно обойти, учиться на чужих ошибках, получить базовые навыки. Максимальный же эффект будет на интересной работе, где много практики и есть ментор, который подскажет и направит.

10 причин, по которым гуманитарии правят миром

По легенде главный инженер проекта важнее главного архитектора. Это якобы доказывает, что технари важнее гуманитариев. В действительности это далеко не так.

1. В словах «главный инженер» фигурирует не только «инженер», но и «главный». А это значит, что этот человек руководит людьми. Если вы не умеете общаться с людьми и управлять ими, но будете даже очень хорошо выполнять свою сколь угодно технически сложную часть работы, вы останетесь на уровне специалиста. То есть, в лучшем случае, на том же уровне, что и художники, писатели и музыканты. У всех них есть потолок, выше которого без способностей к управлению и общению с людьми не прыгнуть. Увы или к счастью, в нашем мире для хорошего программиста или даже великого математика этот потолок как правило намного ниже. Люди могут платить по 20 тысяч долларов за 10 минут стриптиза или сотни тысяч долларов за концерт знаменитости. Люди могут отдать миллион долларов за картину, написанную художником. Но для программиста или математика, если он брезгует любыми гуманитарными науками, «миллион долларов Перельмана» — просто недостижимая мечта. Надо отметить, что раздача такого ро
да премий — это что-то среднее между благотворительностью и управлением. Те, кто этим занимаются, должны иметь гуманитарные способности.

2. Главный архитектор проекта всё-таки нарисовал чертежи дома, определил, как он будет выглядеть. Даже чтобы построить типовых халупок вам понадобится «гуманитарий» или собственный гуманитарные таланты. Просто результат будет впечатляюще ужасен, если работу выполнит не имеющий нужных навыков человек.

3. Мы живём иллюзией, что цивилизованное общество существует само по себе. Нас не грабят на каждом углу. Работодатель не обманывает совсем уж по-крупному. Люди выходят на работу каждый день и готовят нам еду, поддерживают электричество, чинят канализацию. Вроде бы всё это происходит просто потому, что так принято. В реальности всё это возможно только благодаря системе законов и нормативов. Всем этим, от конституции до устава, занимаются юристы. Юристы — гуманитарии.

4. К счастью, в большинстве стран сейчас мир. Большинство людей не бомбят. Это возможно благодаря работе дипломатов и правительства. Дипломаты, а также каждый член правительства хотя бы отчасти, — гуманитарии. О том, что бывает, когда у власти плохие гуманитарии, можно судить по Украине или некоторым странам Африки.

5. Так уж получилось, что нам нужно общаться с людьми. Пишем ли мы отчёт начальству или приказ подчинённому, смску маме или любовную записку жене, запись должна быть написана внятно. Даже то, насколько хорошо мы вникнем в сопромат, зависит не только от нашей гениальности. Это зависит и от того, насколько внятно автор учебника удосужился изложить материал. Нелогичное и корявое изложение в учебниках — это большая беда ВУЗов. Нелогично и коряво составленные технические задания — это крест на нормальной работе любой айтишной фирмы. Даже для кода, который пишет программист, обычно более важно быть понятным для других программистов, чем гениальным в плане математических решений.


6. Без некоторой гуманитарности гм. нельзя построить личную жизнь. Схема типа «ты-я-секс» проста и логична, даже взаимовыгодна, но в реальной жизни не работает.

7. Если вы решили завести свой бизнес, вы можете просто идеально всё рассчитать. Но если вы не разбираетесь с людях, вас ждут проблемы. Может, секретарша заразит вас герпесом, а разгневанная жена подаст на развод, прихватив не только общих детей, но и все ваши деньги. Может, бухгалтер уедет жить на Мальдивы, оставив вас с женой и детьми, но совсем без денег. Может быть, вас закроют после первой проверки в виду вашей полной несовместимости с законодательством.

Для реализации любого большого проекта важно разбираться в людях и уметь с ними правильно общаться, уметь нормально писать и говорить, уметь читать законы и договоры. Любой успешный бизнесмен — это талантливый гуманитарий.

8. Знаете, чем занимается президент страны? Он договаривается с людьми, общается с людьми, работает с законами и отчётами, произносит речи по телевизору. Это всё шокирующе гуманитарно. Да, можно предположить, что президенты во многих странах — не главные лица. Но те, кто оказывает на них давление, должны заниматься тем же самым, кроме, разве что, речей.

9. Чтобы разработать сколько-нибудь приличный интерфейс, нужно разбудить в себе гуманитария. Иначе, если повезёт, в нём разберётесь только вы. Если не повезёт — никто. Чтобы вашу научную работу оценили, нужно чтобы. вас напечатали в научном журнале. А работа редактора журнала, даже очень заумного, — это по большей части работа гуманитария. Поэтому какое бы открытие вы не совершили, уважение к вам будет зависеть от гуманитариев. Вы, правда, можете своё изобретение запатентовать. Но, думаю, не стоит напоминать, кто разрабатывает законы и занимается патентами.

10. Все построения о технократии и главенстве науки — это область философии, а часто и фантастической литературы. Ваше мировоззрение сформировано некими гуманитариями, которые вам через интересные книжки с картинками, статьи в научно-популярных журналах и передачи по телевизору внушили, что знание матанов делает вас королём мира. Умение лгать — важная гуманитарная способность.

«Не идите в IT» или «На**й — это туда». Эмоции, бомбёж и небольшой чеклист для начинающего IT-шника.

Внимание! ОЧЕНЬ длиннопост.

Прежде, чем перейти к самому посту, скажу сразу — у меня пригорело. Пригорело знатно. А это значит, что и от моего поста у кого-то, скорее всего, пригорит. Так уж устроена система пожаров на Пикабу. Но, чтобы быть более конструктивным, ближе к концу поста прикреплю небольшой чеклист для понимания — стоит ли идти в профессию.

Отчего же пригорело? Топливо и испарения закладывались последние 3 месяца, пока мы с коллегами пытались прособеседовать и нанять еще одного (коллегу, разумеется). И вот сегодня наблюдаю вот такой вот комментарий:
#comment_140020797
Запал подожжен, рвануло знатно. Рвануло не только от того, что написал комментатор, но и от того, как активно его поддерживают остальные. Поскольку пришлось сдержаться (материться вслух в общественном транспорте не принято), взрыв случился в закрытом помещении. А вакуумный взрыв — он страшен по своему поражающему эффекту. Вот и решил хоть немного ослабить давление.

Итак, поначалу кажется, что комментатор прав — контора, в которой вешают ярлык низкого интеллекта, не стоит того, чтобы в неё идти. Правда, давайте оговоримся сразу — такое происходит в 90% процентов случаев, если кандидат показал себя очень плохо — все мы люди, все бываем необъективны, особенно если приходится тратить нервы, силы и рабочее время на не принесшее плодов действие.
Да, ребята, примите как данность — всегда есть шанс, что вас назовут за глаза «долбоёбом». И меня называли. Единственный выход здесь — это просто забыть про сей факт. В крайнем случае — самому в разговоре с друзьями пропесочить рекрутёра, чтобы отлегло.
Ошибка нанимающего здесь в первую очередь в том, что отношение было зафиксировано. Ну и, соответственно, не исправлено позже.
Но не о посте сейчас речь.

И вот, следом автор комментария начинает жаловаться на то, что «нигде не берут, знаний нет, зато есть интерес».
Ба-бах! Во мне взрывается весь накопленный тапас (погуглите, забавный термин из йога-практик, знакомая поделилась). И дальше очень хочется задать вопрос, капсом:

Ребята, вы правда считаете, что вас должны брать только потому, что у вас есть интерес?
Если да, то позвольте снять с вас розовые очки. IT — это ряд ИНЖЕНЕРНЫХ профессий. Это профессии, для которых надо учиться. Учиться много. Копить и осваивать приличный набор теоретических знаний, только для того, чтобы НАЧАТЬ.

С чего вы решили, что именно вы, такие вот красивые, горящие желанием, но не потратившие времени на обучение, должны быть приняты? Почему именно вы, а не я, например — человек, положивший 5 лет на обучение в институте по специальности, подрабатывавший после учебы младшим-младшим помощником админа (в простонародье «поди-подай-иди нахрен-не мешай) — или другой человек, убивавший последний год своё здоровье и свободное вечернее время на изучение языка программирования — почему именно вы должны получать должность, пускай и джуна?
Неужели вы считаете, что, к примеру, лечить людей можно давать любому желающему? Или вы хотели бы, чтобы ваш дом строил окончивший 9 классов и ПТУ по профилю кулинарии «на отвали» товарищ? Ну у него же есть к этому некоторая тяга! Или, может, проводку вы доверите делать менеджеру, на счету которого только с десяток замен батареек в пульте от телевизора — а не опытному электрику, получившему среднее СПЕЦИАЛЬНОЕ образование по профилю?
То-то.

IT долгое время считалось элитарной областью. Долгое время так оно и было. Многие технологии тогда были достаточно громоздки, корявы и требовали серьезного знания мат-части и дисциплины. А некоторые требуют и до сих пор (Cи-шники, мой вам низкий поклон).
Но теперь, когда многое отработано, отшлифовано и выверено, маятник качнулся в другую сторону — люди начали считать, что IT — это очень просто и подходит абсолютно для всех, а главное — приносит много и сразу денег.
И поэтому мы наблюдаем java-автотестеров, не в состоянии прочитать сигнатуру метода, js-ников, гоняющих для массового сайта регулярно пейлоады по 10 мегабайт, когда хватило бы полсотни КБ, Java/C/C#- программистов, пишущих вырвилазный код. «индусов», короче говоря. Ну и прочих хипстеров, каждый из которых считает, что именно он напишет новый, идеальный (в отличие от всех существующих, конечно же) язык программирования или ОС, заработает миллиарды и станет следующим Билом Гейтсом.

Так вот, как и обещал — чеклист, с которым я настоятельно рекомендую свериться, прежде чем идти в IT.

1. Будьте готовы учиться. Постоянно.
IT — это сфера, где Альцгеймер не страшен. Поскольку Ваш мозг будет работать постоянно. И постоянно усваивать новую информацию — будь то информация общего плана, по профессии, или касающаяся конкретно Вашего проекта.
Девелопер? Следи за трендами, изучай технологии, разбирай новые языки и фреймворки, учись пользоваться новыми конструкциями, появившимися в последней версии языка.
Тестировщик? И снова — фреймворки, языки (если автоматизируешь), методики. И еще больше — мат.часть конкретного проекта, его бизнес-суть.
Сис-админ? Вообще не завидую тебе, бедняга. Новый софт и апдейты к существующему выходят каждый день.
Бизнес-аналитик? Страшно представить, что творится в голове у этих людей. Надо ведь совместить технические аспекты, про которые только что рассказали разработчики, с тем, что затребовал заказчик. И каждый день — все новые хотелки.

Автор комментария вроде бы и готов учиться, но уж больно его позиция похожа на «я б в айтишники пошел, пусть меня научат». И тут вытекает следующий пункт.

2. Будьте готовы учиться. Самостоятельно.

IT сейчас — это высоко конкурентная область. Дал себе расслабиться на пару месяцев — и вдруг вот он, новый, свежий, молодой, полный энтузиазма, конкурент. Или даже твой ровестник, который просто не расслабляется.
И поэтому почти никто, кроме хороших друзей, не будет Вас учить чему-либо. Исключение — различного рода платные курсы, но о них позже.

3. Будьте готовы искать информацию. Самостоятельно.
Для того, чтобы учиться, надо задавать вопросы — и искать на них ответы. И, внезапно, очень у многих возникают с этим проблемы. Причем, что интересно, найти ресторан по отзывам, фильм или сериальчик в огромном списке торрент-трекеров — пожалуйста. А вот найти способ описать, к примеру, коллекцию в Java — внезапный ступор.

Искать самому надо как ответы на конкретные вопросы, так и целые курсы по обучению чему-либо. Благо, таковых сегодня много в интернете. Что ведет нас к следующему пункту.

4. Будьте готовы фильтровать информацию.
IT, при всей интеллектуальности профессии, зачастую порождает однобокость мышления при длительной работе с отдельным проектом или аспектом профессии. Поверх этого часто накладывается коммерческий интерес и личностные качества отдельных людей. Всё это приводит к тому, что зачастую подходы и технологии, решающие довольно узкий круг задач, подаются как универсальный ответ на вопрос жизни, вселенной и всего такого. Поэтому задача IT-шника — критически смотреть на всё, попадающее в поле зрения и отделять здравое зерно (если таковое имеется) от надуманной шелухи.

5. Будьте готовы развиваться.
Учиться — это еще полдела. Мало знать. Надо уметь это применять. И надо учиться брать на себя больше.
Вы можете успешно пройти курс на JavaRush или в какой-нибудь еще онлайн-школе за полгода или меньше. И это даст неплохой старт.
Но что дальше? А дальше — постоянное самосовершенствование. Если Вы не готовы расти в своей карьере, если хотите делать работу джуна/мидла лет 20 подряд. что ж, Ваше право. Но задумайтесь, а стоит ли? Получать не шибко большую зарплату в средней руки конторе без перспектив развития и без возможности поменять опостылевшую работу на не менее нудную (потому что там тоже все позанимали люди, которым «и так сойдет»)? Стоит ли оно того? Возможно, в другой профессии Вы найдете себя быстрее, сможете и зарабатывать больше, и любить эту работу больше?
Разумеется, мидлы нужны. Не всем нужно писать ПО для ядерных реакторов. Но чем больше не-амбициозных (в нормальном, а не «менеджерском» смысле этого слова) айтишников — тем хуже будет общее качество выпускаемых продуктов. А зачем плодить, простите, говно?

6. Будьте готовы к рутине.
IT — это не только веселые интеллектуальные задачки. Это еще и тьма рутиной, нудной после определенного уровня знаний, работы, которую, тем не менее надо выполнять. Причем не потому, что её просит сделать начальник. А потому, что эта работа обеспечивает Вам и Вашим коллегам спокойное, безстрессовое будущее без разрывных релизов, работы по ночам и боли в мозгу.

7. Будьте готовы общаться.
Многие считают, что IT-шники — это этакие изолированные затворники, которым не надо общаться с внешним миром никогда, кроме получения зарплаты и приветствия в начале дня.
Ха! Не обольщайтесь. Как и в любой профессии, где работает коллектив, коммуникация — неотъемлемая часть работы. Быть синим чулком не получится. Даже одиночки-фрилансеры, так или иначе, вынуждены общаться с заказчиком. И если Вы хотите пойти в IT в надежде получить возможность «работыть, и шоб меня никто не трогал» — боюсь, это не та профессия, которая Вам нужна.


Что-то много получилось. Давайте по последней и расходимся 🙂

8. Будьте готовы считать себя идиотом.
Внезапно, да. Даже имея богатый опыт работы, крепкие знания в какой-то области и твердую уверенность в своих силах, всегда помните волшебную мантру: » Я — идиот».
Потому что всегда найдется человек, который может знать что-то, чего не знаете вы.
Потому что, будучи уверенным в том, что Вы — первоклассный специалист, достойный исключительно работы в Гугле и Амазоне, Вы рискуете постоянно получать от жизни по морде, врезаясь в одно за другим собеседования, после которых будет приходить отказ.
Скромность и осознание своей некомпетентности — важный залог успеха в IT.

Как-то так. Если вдруг Вы чувствуете, что какой-то из этих пунктов не соответствует Вашему характеру, жизненным убеждениям или просто не очень хорошо работает при попытке освоить одну из IT-профессий — мой Вам совет: посмотрите в другую сторону.
Ведь есть очень много не менее интересных и прибыльных занятий. И Вам будет хорошо, и те, кто собеседуют, будут реже материться про себя, мечтая поскорее свернуть собеседование с очередным «не выгоревшим» кандидатом.

Если же галочка уверенно ставится напротив каждого из пунктов — возможно, еще одним коллегой-конкурентом на этом поприще станет больше.

Как работать в IT, если ты женщина и/или гуманитарий

Привет, я женщина, тип индолог. Я поработала в онлайн-играх, делала сайты и мобильные приложеница, наконец, управляла разработкой сложного софта в e-commerce (здесь пропущены модные слова “маркетплейс” и “b2b-продукты”).

Условия работы в отделе IT из 200 человек, из которых женщин 15, а женщин-гуманитариев 8, хм.. интересные.

Что со мной происходило:

  • тимлид фейспалмил, когда я спрашивала, что такое wsdl (раза 3);
  • мой первый руководитель троллил меня за штаны с завышенной талией (хотя нормальные штаны!);
  • от моих рассказов про солипсизм, отличия modern art и contemporary art или “эскалационное доминирование” пошел хэштег #БольшеБесполезныхЗнаний.
  • программисты решили, что было бы забавно меня откормить, чтобы я превратилась в шар 1,58м х 1,58м, и каждый день покупали мне пончики;
  • бизнес-заказчики потешались, когда мы вместе с самой симпатичной девушкой IT приезжали на пункты самовывоза, искали патчкорды, подключали сервак и настраивали сканеры-терминалы;
  • а еще я вышла замуж за коллегу (само получилось).
Мастер Йода рекомендует:  RSS генератор PHP

Cпустя несколько удавшихся проектов, мне доверяли уже больше, и в итоге мне удалось сделать несколько самых крутых штук из всего, что случилось в IT в компании (ой, кажется, и дискриминации нет никакой, не правда ли?).

Зачем идти в IT гуманитариям? То, что приносило удовольствие мне, — это возможность постоянно решать сложные задачи и придумывать красивые решения (креативить без умения петь и рисовать). Такой Сканави для тех, кто уже закончил школу, или “Что? Где? Когда”, где ответ на вопрос лаконичен и идеально красив.

Как же сделать так, чтобы шутеечки, приколы и подкаты не помешали вашей будущей (несомненно блестящей) карьере проджекта, продакта, аналитика, тех.писа или куда еще берут гуманитариев? Ниже семь правил имени меня:

1) Нельзя тупить. Не прокатывает, если вы ничего не поняли и решили промолчать. То, что вы затупили, все равно заметят. (К мужчинам тоже относится).

2) Если не удалось погуглить, лучше спросить. То, что вы пытаетесь разобраться, делает вас хотя бы неравнодушными. (Разработчик, у которого я три раза спрашивала про wsdl, сейчас даже верит в мою адекватность).

3) Фантазируйте. На основе разговоров, объяснений и споров у вас сложится пусть и гуманитарное, но верное представление о тех или иных вещах. (В моей вселенной я представляю RabbitMQ как коробку, в которую ссыпают всякого кучами, а она из себя выпускает равномерно разделенные потоки информации. Чтобы понять, как сообщения ждут в очереди, такого представления достаточно).

4) Не стесняйтесь. Окружающие знают, что вы женщина и гуманитарий. Если хоть раз из 10 попыток скажете осмысленное, это уже ачивмент. А потом само получится.

5) Ешьте пончики, пока дают. Повышенное внимание только на пользу и усиливает ваши позиции.

6) Найдите, где от вас есть толк, и делайте это качественно. Например, если вы менеджер проектов, то кроме постановки тяжелых айтишных задач, вы можете наладить процессы в команде. Если вы менеджер продукта, то кроме придумывания того, что невозможно реализовать, изучите опции. В конце концов, за что-то вас взяли на работу.

7) Выглядите хорошо. Если вы женщина, но плохо выглядите, да еще и гуманитарий, то в чем смысл-то?

10 причин, по которым вам стоит пойти в IT, даже если вы — гуманитарий

«Верю в жизнь после смерти, крем после бритья и работу после гумфака» — не многие гуманитарии считают этот анекдот смешным. Трудоустройство для представителей гуманитарных специальностей — очень актуальная тема, поэтому мы решили составить список причин, по которым работа в IT — отличный выбор для выпускников гуманитарных специальностей.

1. IT — это всегда актуально

На самом деле этот пункт актуален не только для гуманитария, но и для любого человека, работающего в IT. В любом случае, если вы выберете эту сферу, то можете быть уверены, что без работы не останетесь!

2. Свобода выбора

Как бы парадоксально это ни прозвучало, но гуманитарий, пришедший в IT, может работать кем угодно. В отличие от тех же технарей. Подумайте, кем может работать выпускник факультета информационных технологий, пришедший в IT? Вероятнее всего, программистом. С чуть меньшей вероятностью — тестировщиком или менеджером проектов. Кем станет выпускник художественной академии? Опять же, с большой вероятностью — дизайнером. В этом плане у гуманитария нет никаких рамок. Менеджеры проектов, HR, PR и аккаунт-менеджеры, технические писатели, аналитики, преподаватели, контент-менеджеры, тестировщики и даже программисты — на всех перечисленных должностях есть хотя бы один гуманитарий, а то и несколько!

3. Возможность применить свои знания на практике


Распространено мнение, что знания, полученные на гуманитарных специальностях, практически не имеют реальной практической ценности. Это имеет под собой реальные основания, но не надо отчаиваться. Сфера IT удивительно многогранна, и при желании практическое применение можно найти чему угодно. Вы историк? Вас с руками оторвут в любой GameDev студии, производящей игры с исторической составляющей. Психология будет очень полезна HR, менеджеру проектов, проектировщику интерфейсов, начальнику отдела или тимлиду. Юристы также очень востребованы в IT-сфере. Что же касается филологов и переводчиков, то умение работать с текстами и знание иностранных языков — крайне востребованный скилл! Мы ещё расскажем об этом подробнее.

4. Это не так страшно, как кажется

Многие считают, что любая работа в области IT требует недюжинных технических познаний и соответствующего образования. Как показывает практика, это не совсем так. Разумеется, программисту или системному администратору такие знания просто необходимы, но вот в других специальностях они являются скорее плюсом, нежели обязательным требованием. Менеджеру проектов, например, намного важнее коммуникабельность и умение договариваться, тестировщику — внимательность и дотошность, техническому писателю — умение добывать информацию и доходчиво излагать свои мысли.

5. Каждый день — что-то новое

А вот этот пункт довольно очевиден. Переход в новую сферу всегда сопряжён с большим количеством новой информации, и если раньше вы имели дело с Пушкиным и Достоевским, то внезапный переход на приложения и фичи может ввести в когнитивный диссонанс. Поначалу у вас голова будет идти кругом от обилия непонятных терминов, а из беседы коллег на кухне вы будете понимать каждое третье слово, напрочь упуская суть диалога. Хорошая новость в том, что это проходит довольно быстро: через неделю вы уже начинаете понимать, что происходит, а через пару месяцев чувствуете себя как рыба в воде. Проверено: каждый гуманитарий, пришедший в IT, со временем начинает понимать, что такое API, как работают багтрекеры и чем фреймворк отличается от среды разработки.

6. Работа с текстом

Какой гуманитарий не любит повозиться с текстом, выбирая формулировки, оттачивая фразы и доводя результат до немыслимого совершенства… Хорошие новости: в IT у вас точно будет возможность этим заняться! Дело в том, что не все технари любят работать с большими текстами, так что если найдётся кто-то, готовый взять эту работу на себя, ему эту задачу радостно и отдадут, да ещё и плюшек сверху добавят. Тексты могут быть любыми: от интерфейсов, инструкций и спецификаций до писем заказчикам и этого поста в блог.

7. Создание продуктов для людей

Наверное, каждому человеку важно знать, что его работа важна и приносит практическую пользу. В IT вы сможете не только участвовать в создании продуктов, которыми будут пользоваться тысячи (а может, и миллионы) людей, но и сделать эти продукты ближе и понятнее обычным пользователям. Программисты (как и любые технические специалисты) отлично разбираются в том, как всё устроено, и иногда за счёт этого могут упускать из виду то, как их продукты и интерфейсы воспринимает обычный человек. Именно так и появляются мудрёные формы ввода, меню, в которых невозможно что-то найти, и совершенно дикие сообщения об ошибках вроде «Пользователь с таким значением поля «Имя пользователя» уже аутентифицирован в системе» или даже «Error: Operation successful». Причём сам программист на полном серьёзе может не понимать, что в этом такого, или считать, что это и есть «интуитивно понятный» интерфейс, т.к. он понятен ему самому. В таких случаях менеджеры проектов (а иногда и сами программисты) нередко привлекают гуманитариев, чтобы они поработали с приложением и обнаружили моменты, которые могут вызвать затруднения или непонимание у технически неподкованного человека.

8. Возможность использовать иностранные языки

Работа в IT без знания иностранных языков практически невозможна. Даже в компаниях, работающих на российский рынок, английский язык будет большим плюсом, т.к. бOльшая часть интересных статей и инструкций по использованию новых технологий и библиотек выходит на английском. Если же компания ориентирована на западный рынок, как, например, Noveo, то английский становится обязательным требованием, а любые другие иностранные языки — большим плюсом. В работе они используются по-разному: это может быть устное или письменное общение с заказчиком, подготовка маркетинговых материалов (презентации, описания проектов), написание технической документации и многое другое.

9. Респект и уважуха

Ещё один пункт, который не станет очевидным, пока не устроитесь в IT-компанию. В сети можно найти множество анекдотов о том, что технари недолюбливают гуманитариев. Но в жизни дела обстоят прямо противоположным образом: во всём, что касается грамотности, правильности произношения, иностранных языков и тому подобных вопросов, мнение гуманитария очень ценится и становится решающим. На некоторых из наших проектов доходило до того, что в багтрекере добавлялся специальный статус «Обсудить с филологами», что очень льстило самолюбию этих самых филологов.

10. Плюшки и внимание

Не секрет, что большинство гуманитариев — очаровательные девушки, в то время как большая часть программистов — по-прежнему парни. В связи с этим любая девушка-гуманитарий, пришедшая работать в IT, с уверенностью может рассчитывать на хорошую компанию, внимание, комплименты и небольшие приятности в виде конфет и шоколадок на столе.

«В ИТ нечего ловить без английского и мозгов, а не гуманитариям»: доказывает айтишник-музыкант

В деловом сообществе, среди родителей абитуриентов, преподавателей и «не айтишников» продолжает обсуждаться тема: если развитие высокотехнологичных компаний поддерживается со стороны государства и бизнеса, то какое будущее ждет тогда специалистов без технических знаний, «гуманитариев»? На фоне принятого недавно Декрета о развитии цифровой экономики споры обострились.

Любопытный пост на эту тему опубликовал Сергей Лавриненко, один из создателей криптовалюты Талер. Его мнение: гуманитариев не хватает в ИТ точно так же, как и программистов. И успешная работа в сфере hi-tech зависит не столько от специальности в дипломе. Публикуем пост в нашей редактуре, а также комментарий автора.

— «В ИТ-рядах гуманитарию ловить нечего» — эта мысль в очередной раз сильно резанула. Она озвучена в качестве примера распространенного мнения в одном из недавних материалов на тему развития в Беларуси ИТ-бизнеса.

Сколько бы тема ИT, Декрета о развитии цифровой экономики, льгот для высокотехнологичных бизнесов льгот и т.п. ни мусолилась в СМИ, сам бизнес, связанный с софтом — это по прежнему черный ящик даже для обывателей, стоящих у истоков локальных информационных трендов.

Нам, айтишникам, надо быть более открытыми и показывать «неайтишным» соотечественникам, как у нас все устроено. Развенчивать миф о невообразимой сложности попадания в отрасль и невероятных технических способностях, требуемых для этого.

Итак, невероятный факт: гуманитариев в «айтишке» не хватает так же, как и технарей.

Во-первых, продавцы. Какой бы продукт или услуга ни делалась — это все бессмысленно без продаж. Нормальные продавцы из технарей — это единицы на грани статистической погрешности. Во всех остальных случаях это гуманитарии. Если вы думаете, что разница между девочкой в фирменной майке в салоне мобильной связи и айтишным сейлом гигантская, то концептуально это не так. И там, и там нужен примерно один и тот же набор скиллов. Разве что в продажах в сфере ИТ надо работать с большим количеством документов и там меньше общения лицом к лицу. Но документы тоже пишут не технари, а гуманитарии.

Во-вторых, маркетинг и все с ним связанное. Список можно продолжать бесконечно:

  • SММ, PR
  • Бизнес-ивенты
  • Создание промо-видео, фото и т. д


Здесь тоже технарям особо нечего ловить. Сюда же запишем HR — ни одного рекрутера или эйчара, бывшего технарем, я лично не знаю и вообще не знаю, существуют ли такие в природе.

В-третьих — любые внутрикомандные позиции, связанные с коммуникациями:

  • Аккаунт-менеджмент
  • Проектный менеджмент
  • Бизнес-анализ

У человека, который пишет код, как правило, не очень хорошо с коммуникациями. Поэтому всегда нужен посредник между ним и бизнесом. Чаще это либо коммуникабельные ребята из технарей, либо те же гуманитарии.

Короче говоря, гуманитарию есть чего ловить в ИТ-рядах. Без мозгов (и без английского) вот сложно. Жаль, что у нас часто используется слово «гуманитарий» в значении «специалист без мозгов». Лично я его не принимаю — но все же такой стереотип есть. В таком случае, конечно, делать в отрасли нечего.

Фото со страницы Сергея Лавриненко на Facebook

В продолжение: что нужно знать гуманитарию для работы в ИТ, комментарий Сергея Лавриненко

Сергей в прошлом — проектный менеджер, который занимался разработкой приложения Gismart. Он пришел в ИТ, закончив курсы тестировщиков. По образованию экономист (учился на приборостроительном факультете технического университета). После вуза получил образование переводчика. Всерьез увлекается музыкой — более 8 лет играет в ансамбле Exegutor.

Мы попросили Сергея прокомментировать, что надо знать «гуманитарию», чтобы работать в ИТ.

Фото с сайта adukar.ru

— Основная проблема для попадания людей без опыта в отрасль — это не недостаток каких-то особенных знаний, а непонимание отраслевого контекста. А его можно изучить, лишь находясь внутри отрасли. Например, кандидат на позицию рекрутера может иметь все необходимые soft skills и желание, но он должен получить хотя бы базовые знания технологий, языков, особенностей бизнес-процесса. Это море новой информации для человека со стороны, и у многих от ее обилия опускаются руки. Но принципиально в ней ничего сложного нет. Узнать эту информацию можно, читая специализированные ресурсы, посещая курсы, митапы и конференции. Рано или поздно необходимая база будет заложена.

Конечно, людей без опыта берут менее охотно, и чем меньше работодатель будет тратить времени и сил на обучение сотрудника, тем желаннее этот сотрудник для него. Но все понимают, что идеальных кандидатов нет и готовить людей все равно надо. Из очереди желающих (а на такие позиции обычно стоят очереди) работодатель выберет того, кто наиболее быстро способен «врубиться» в контекст.

После нескольких месяцев стажировки или работы человек со стороны обычно приобретает необходимое понимание контекста. Отсюда совет — цепляться за любую возможность получить практический опыт на раннем этапе, пусть даже бесплатно. Поработайте рядом с опытными людьми, чтобы перенять лексику, трудовую этику, знания процессов и представления о технологиях, пусть даже не всех.

10 причин, по которым гуманитарии правят миром

По легенде главный инженер проекта важнее главного архитектора. Это якобы доказывает, что технари важнее гуманитариев. В действительности это далеко не так.

1. В словах «главный инженер» фигурирует не только «инженер», но и «главный». А это значит, что этот человек руководит людьми. Если вы не умеете общаться с людьми и управлять ими, но будете даже очень хорошо выполнять свою сколь угодно технически сложную часть работы, вы останетесь на уровне специалиста. То есть, в лучшем случае, на том же уровне, что и художники, писатели и музыканты. У всех них есть потолок, выше которого без способностей к управлению и общению с людьми не прыгнуть. Увы или к счастью, в нашем мире для хорошего программиста или даже великого математика этот потолок как правило намного ниже. Люди могут платить по 20 тысяч долларов за 10 минут стриптиза или сотни тысяч долларов за концерт знаменитости. Люди могут отдать миллион долларов за картину, написанную художником. Но для программиста или математика, если он брезгует любыми гуманитарными науками, «миллион долларов Перельмана» — просто недостижимая мечта. Надо отметить, что раздача такого ро
да премий — это что-то среднее между благотворительностью и управлением. Те, кто этим занимаются, должны иметь гуманитарные способности.

2. Главный архитектор проекта всё-таки нарисовал чертежи дома, определил, как он будет выглядеть. Даже чтобы построить типовых халупок вам понадобится «гуманитарий» или собственный гуманитарные таланты. Просто результат будет впечатляюще ужасен, если работу выполнит не имеющий нужных навыков человек.

3. Мы живём иллюзией, что цивилизованное общество существует само по себе. Нас не грабят на каждом углу. Работодатель не обманывает совсем уж по-крупному. Люди выходят на работу каждый день и готовят нам еду, поддерживают электричество, чинят канализацию. Вроде бы всё это происходит просто потому, что так принято. В реальности всё это возможно только благодаря системе законов и нормативов. Всем этим, от конституции до устава, занимаются юристы. Юристы — гуманитарии.

4. К счастью, в большинстве стран сейчас мир. Большинство людей не бомбят. Это возможно благодаря работе дипломатов и правительства. Дипломаты, а также каждый член правительства хотя бы отчасти, — гуманитарии. О том, что бывает, когда у власти плохие гуманитарии, можно судить по Украине или некоторым странам Африки.

5. Так уж получилось, что нам нужно общаться с людьми. Пишем ли мы отчёт начальству или приказ подчинённому, смску маме или любовную записку жене, запись должна быть написана внятно. Даже то, насколько хорошо мы вникнем в сопромат, зависит не только от нашей гениальности. Это зависит и от того, насколько внятно автор учебника удосужился изложить материал. Нелогичное и корявое изложение в учебниках — это большая беда ВУЗов. Нелогично и коряво составленные технические задания — это крест на нормальной работе любой айтишной фирмы. Даже для кода, который пишет программист, обычно более важно быть понятным для других программистов, чем гениальным в плане математических решений.

6. Без некоторой гуманитарности гм. нельзя построить личную жизнь. Схема типа «ты-я-секс» проста и логична, даже взаимовыгодна, но в реальной жизни не работает.

7. Если вы решили завести свой бизнес, вы можете просто идеально всё рассчитать. Но если вы не разбираетесь с людях, вас ждут проблемы. Может, секретарша заразит вас герпесом, а разгневанная жена подаст на развод, прихватив не только общих детей, но и все ваши деньги. Может, бухгалтер уедет жить на Мальдивы, оставив вас с женой и детьми, но совсем без денег. Может быть, вас закроют после первой проверки в виду вашей полной несовместимости с законодательством.

Для реализации любого большого проекта важно разбираться в людях и уметь с ними правильно общаться, уметь нормально писать и говорить, уметь читать законы и договоры. Любой успешный бизнесмен — это талантливый гуманитарий.

8. Знаете, чем занимается президент страны? Он договаривается с людьми, общается с людьми, работает с законами и отчётами, произносит речи по телевизору. Это всё шокирующе гуманитарно. Да, можно предположить, что президенты во многих странах — не главные лица. Но те, кто оказывает на них давление, должны заниматься тем же самым, кроме, разве что, речей.

9. Чтобы разработать сколько-нибудь приличный интерфейс, нужно разбудить в себе гуманитария. Иначе, если повезёт, в нём разберётесь только вы. Если не повезёт — никто. Чтобы вашу научную работу оценили, нужно чтобы. вас напечатали в научном журнале. А работа редактора журнала, даже очень заумного, — это по большей части работа гуманитария. Поэтому какое бы открытие вы не совершили, уважение к вам будет зависеть от гуманитариев. Вы, правда, можете своё изобретение запатентовать. Но, думаю, не стоит напоминать, кто разрабатывает законы и занимается патентами.

10. Все построения о технократии и главенстве науки — это область философии, а часто и фантастической литературы. Ваше мировоззрение сформировано некими гуманитариями, которые вам через интересные книжки с картинками, статьи в научно-популярных журналах и передачи по телевизору внушили, что знание матанов делает вас королём мира. Умение лгать — важная гуманитарная способность.

Добавить комментарий